Article

Почему мы бомбим ИГИЛ?

241 views

Почему мы бомбим ИГИЛ? Да потому что должны. Более того, именно это вызывает у меня некую гордость за эту страну, что доселе случалось лишь единожды, в середине марта 2014 года (да, вопреки всплеску нуара в моей статье, я рад присоединению Крыма). Так почему нет радости, почему есть подвешенное в воздухе «зачем»? Всё просто – это конфликт давно забытого типа. Подобных конфликтов мы не знали более ста лет, да и то их либо вычеркнули, либо изваляли в грязи, чтобы дать почву для создания гладкой и терпимой истории, что ж, не будем вспоминать об этом.

Сейчас вопрос в другом, и вопрос этот многослойный и древний – вопрос влияния. Этот вопрос решали британцы, кстати, довольно успешно, до конца Второй Мировой войны, но после регион стал площадкой для идеологической Холодной войны. СССР вложил в Сирию огромные деньги, дабы ему с лихвой вернулось исламским социализмом в регионе. Но, как мы знаем, британцы с американцами были более проницательными и поставили на лучшую лошадь, так что самым богатым государством региона стал Израиль. Теперь же стандартный вопрос влияния Холодной войны «мы или они» выглядит по-иному. Вопрос не в том, чьё посольство будет бойкотироваться в Дамаске или Тегеран, вопрос в том, как будет выглядеть половина Азии через три-четыре года.

По сути ведь война идёт не за то, чтобы Асад стал править Сирией (хотя, РФ бомбит ради этого), а для того, чтобы Ближний Восток оставался стабильным, относительно Европы. С данного момента есть два пути. Первый – полномасштабное вмешательство в войну всей Европы от Лиссабона до Владивостока и уничтожение радикального исламизма, а заодно и передел Ближнего Востока, а далее всё как обычно – хороших менеджеров во власть, «беженцев» по домам и стройте своё будущее сами, но только не против нашей воли. Но есть второй вариант – оставить всё как есть. Вариант хорош для тех, кто верит в то, что правительствам нужно делать что-то ещё, либо для пацифистов, что смешно. Для ВС РФ пока нет иных мест для применения, это не ЕС, где нужно следить за миллионами сирийцев (которых, правда, и принимать было не нужно…). Но нынешний момент важен. Исламское государство стабилизируется, налаживает подпольные контакты и имеет влияние. Фактически, при падении Ирака и Сирии (какие бы они ни были), на пути у исламистов встанет один Израиль, который окажется зажат между радикалами из ИГИЛ и радикалами из Северной Африки. Но если падёт и Израиль… Большинство мусульман окажутся привязанными к ИГ, а остальные латентные ваххабиты вроде саудитов, катарцев и прочих пакистанцев склонятся к кому? Именно этого и боится мир. Мир боится того, чем был ислам, когда он громил Святую Землю и Византию. И, как показывает практика последних лет, ислам всё так же просто может поднять зелёное знамя, только на этот раз не над Константинополем, а дальше.

И вот вы представьте на секунду этот, второй, худший вариант. Представьте единое мусульманское государство и поймите, сколько агентов влияния у него появится сразу же не только в ЕС, но и в РФ! Представьте себе орду, которую побороли наши предки, только теперь более многочисленную. И нет, я не говорю о том, что они на нас нападут, я говорю о том, что они представят из себя крупнейший центр силы в Евразии, который, в отличии от КНР, имеет своих агентов влияния повсюду и распространяется не рождением, а выбором. Органы влияния этого государства, впервые в человеческой истории, уже есть и будьте уверенны, они быстро расставят акценты в новом мире, чем уже усиленно занимаются.

ИГИЛ же сейчас привлекателен, особенно в Европе и не только в мусульманской среде. Это вторжение чуждой, некогда пресмыкающейся, цивилизации, которое мы уже пропустили. Нет, я не против ислама, просто у них есть общее сознание, где бы они ни были, а у нас, европейцев, его нет, уже нет. Поэтому люди его замещают, кто сознанием потребления, а кто-то…едет в ИГИЛ. Потому что ИГИЛ – не только арена борьбы цивилизаций, но и территория без закона, где власть может получить каждый. Это Вольная Территория, которая так же существует под чёрным флагом. Действительно, туда рвутся те, кто может видеть себя в том мире, за который они борются и это ужасно. Пока мир несётся в бездну со скоростью, идущего под откос поезда, что делают его пассажиры? Они отрицают проблемы, они боятся признать, что они были неправы.  А что же мы?

А мы бомбим ИГИЛ, ровняем с землёй, ибо должны. Да, сейчас ради того, чтобы вернуть Асада, но и так сойдёт, пока. Главное не то, чтобы выбрать из присутствующих на Ближнем Востоке игроков «своих», таковых нужно выбрать из тех, что выживут на обломках древних городов, нужно дать им окрепнуть, чтобы не просто ликвидировать исламскую угрозу, но и править половиной Азии.

Некоторые вдаются в подробности, говорят мне что-то про шиитов, сунитов…да мне нет до этого дела! Восставшие сипаи не делили белых на англичан, шотландцев и ирландцев, резали всех, османы в Европе тоже резали всех европейцев, не разделяя их на католиков и православных, так что мне тоже не принципиально, да и по трупу не видно какую книгу человек читал / не читал при жизни. Вся суть борьбы с ИГИЛ в том, чтобы диктовать свою волю группе ухоженных и образованных арабов-интеллигентов в европейских костюмах, вместо того, чтобы мириться с волей бородатых камикадзе. С ними нужно бороться, и да, их нужно убивать. Это противоречит чьим-то гуманистическим соображениям? А орды бородатых убийц им не противоречат? Это уже не вопрос простого влияния – это вопрос свободы для всей Европы.

Так зачем же самолёты летают над Ближним Востоком и бомбят городки в пустыне? Они строят мир, они борются за великое будущее, знают они это или нет.

Текст: Василий Муравьев

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail