Article

Врубель

506 views

Личность Михаила Александровича Врубеля — одно из самых загадочных явлений XIX века. Вечно живя в своём собственном мире, недоступном для восприятия кем-либо ещё, он сумел воспроизвести его в образах, создав при этом не только свой собственный узнаваемый стиль, но и внеся огромный вклад в развитие символизма.

Личностью был он наиинтереснейшей. Денег не было никогда, вечно брал в долг, вечно был должен всем, будь то друг, ростовщик, дворник или прачка. Попросил как-то у Коровина 25 рублей, купил мыло и духи и обливался ими из таза. Потом попросил на похороны отца — отец на следующий день приехал живым и полным сил. Ел в ресторане, потом отрабатывал или акварель закладывал. На собственную свадьбу пешком пришёл — денег на извозчика не было. С удовольствием носил какой-нибудь разноцветный костюм собственного пошива и удивлялся вниманию к своей персоне. Испачкал раз нос в краске и тут же выдал гениальную мысль: «Люди сейчас ещё не понимают, но скоро все мужчины будут красить, как я, свои носы в разные цвета, в зависимости от характера и темперамента. Одному подойдёт жёлтый, другому — синий или красный, третьему — лиловый. Мне, например, идёт этот зеленый. Это будет очень красиво!».

Но, несмотря на все его чудачества, никто не отрицал таланта и образованности Врубеля.

«Я не видал более образованного человека. Врубель был славянин чистой воды. <…> На вид иностранец, но душой славянин, сын несправедливо и больно угнетённой страны, с пеленой высокого культа, щегольским изяществом драгоценного легкомыслия, высоких порывов, влюблённых чувств, музыки, искусств, с праздником и задором в душе», — вспоминал о нём Коровин.

Родился Врубель в Омске в семье военного юриста. В раннем детстве был на удивление спокойным и кротким ребёнком. Часто самым серьёзным образом был погружён в рассматривание иллюстраций к сочинениям Шекспира или, слушая музыку, бывал буквально прикован к роялю, за что в кругу семьи его в шутку звали молчуном и философом. Живопись, музыка и театр с ранних лет стали стихией Врубеля. Книги привлекали в основном героического толка, сестра вспоминает, как они служили материалом для домашних инсценировок. Отец будущего художника старался по мере своих возможностей потакать интересам сына. Как-то в Саратов была привезена копия с фрески Микеланджело «Страшный суд». Отец повёл его посмотреть, а по возвращении домой Миша Врубель воспроизвёл её наизусть со всеми подробностями.

Годы в гимназии отвлекают Врубеля от живописи, там он был полон жадной любознательности, занимался античностью и средневековьем, зачитывался Вальтером Скотом, усиленно учил языки.
По настоянию отца поступил на юридический факультет. Учился неохотно, но с интересом посещал Эрмитаж, различные выставки, наслаждался итальянской оперой, общался с учениками Академии художеств. С трудом окончив университет, с ещё большим трудом отбыв воинскую повинность, пробует служить согласно специальности, опять же, по настоянию отца, Врубель только прочнее убедился в единственном пути для себя — пути художника. В возрасте 24 лет поступает в Академию художеств.
Тут начинается совершенно новый период в жизни художника. В Академии Врубель заводит с дружбу Серовым. Проникается убеждением о том, что искусство требует самоотверженности и труда, поэтому учится хорошо и упорно, быстро завоёвывает расположение лучшего из профессоров Академии — П. Чистякова, отказывается от развлечений.

Вполне ожидаемым было то, что преподавание, которое велось в Академии, скоро наскучило Врубелю. Сыгравший большую роль в творчестве Врубеля Репин посоветовал начать какую-нибудь работу помимо Академии. Врубель начинает заниматься «Гамлетом и Офелией». Ещё в юности, во время учёбы на юридическом факультете художник обращался к сюжетам мировой литературы — «Анне Карениной», «Демону», «Герою нашего времени», «Фаусту». Его привлекали сложные характеры, вечные вопросы и поиск ответов на них. Неудивительно, что Офелия — воплощение женственности, сломленное жестокой действительностью — овладела вниманием художника.

Закончив Академию, Врубель путешествует долгие шесть лет и приходит к выводу, что крылья художника «это — родная почва», что за границей можно лишь учиться, а творить надо на родине, иначе не выходит.
Искусство для Врубеля было воздухом, но не источником богатства. Как уже упоминалось выше, денег у него не было почти никогда. Среди тех, у кого он постоянно занимал, был ростовщик, которому он закладывал свои рисунки. Врубелю понравилась его дочь, и он, нарядив в пёстрые ткани, написал её на фоне красивого ковра. Такова краткая предыстория «Девочки на фоне персидского ковра». Ковёр на фоне — целый экзотический мир, а девочка, бледная, с уставшими большими глазами, мягкими тёмными волосами и с розой в опущенных руках, — его центр. Она — «Княжна Мери», как называл её Врубель — душа этого мира. Без неё ковёр, безусловно, красив, но является декорацией, пустой и бессмысленной.
Бесконечно требовательный к себе, Врубель много лет работал над «Демоном». Самое великое из того, что может сделать гений, никогда не делается сразу, великое нужно выстрадать. Окружённый скалами, Демон кажется слитым с ними в единое целое или же вырастающим из них. Сцепив руки, он сидит печальными глазами, а во взгляде его тоска. Скалы, цветы, тело и лицо Демона выполнены «врубелевским» приёмом: с эффектом кристаллических граней, выполненных мастихином, благодаря чему части картины кажутся мозаичными, при этом форма не распадается на части, а является единым целым.

На фоне горного хребта огромный демон как бы летит на смотрящего сквозь полотно — таков неоконченный «Летящий Демон» 1899 года. Он ещё величественен, но неведомая сила опустошила его сердце. Вероятно, Врубель не закончил полотно, так как посчитал композицию слишком прямолинейной, лишённой силы образа.

В последнем варианте, в «Демоне Поверженном», написанном в 1901-1902 гг., отчаяние, обречённость, терзающая Демона, доведены до своего крайнего предела. Он упал и разбился о скалы, правое крыло вонзилось в лёд, тело его обезображено, лицо больше не выражает той томности и загадочности, а источает лишь злобу, обиду, непокорённую гордыню.

В «Поверженном Демоне» Врубель хотел выразить сильное и возвышенное в человеке. Он никогда не гонялся за содержанием, так как был уверен, что форма — это всё. Здесь прямая связь с эстетикой символизма. Одной из главных целей искусства Врубель видел в «пересоздании» жизни: «из искусства рождается новая жизнь и спасение человечества». Так называемый «сказочно-поэтический» цикл приходится на конец XIX века и является одним из самых значимых в творчестве художника. Пытаясь побороть пессимизм и выйти из мира «Демонов», Врубель обращается к русским народным сказкам и эпосу и работает над «Паном», «Царевной-Лебедь», «Богатырём», «Сиренью».

Произведения на темы фольклора были ценны для художника. Как-то для большой выставки в Нижнем Новгороде в 1896 году Врубелю были заказаны два больших панно «Микула Селянинович» и «Принцесса Грёза». Когда эскизы были сделаны, Витте показал их Государю, тот долго смотрел и одобрил. Но к глубочайшему сожалению огромные панно в 20 метров длиной были забракованы профессорами Академии художеств. Работы сняли с выставки, вышел скандал, началась настоящая травля на Врубеля, художника обвиняли в декадентстве, что очень сильно его ранило. Он сопротивлялся как мог, ссылаясь на свои произведения национально-народной тематики. Коровин вспоминает, что когда Врубель умер, то гроб его из церкви и на кладбище несли те, кто распорядился убрать его панно с выставки.

Вскоре Врубель сблизился с Римским-Корсаковым, позже художник признавался, что благодаря влиянию композитора решил посвятить творчество своё исключительно русскому фольклору. Такие работы с национальными мотивами как «Царевна-Лебедь», «Морская царевна», «Прощание Волховы с морским царём» различались уровнем мастерства. Общеевропейскую известность получил «Пан»: потрясающее слияние греческого бога с чисто русским контекстом.

Органично в цикл работ народного эпоса вписываются «К ночи» (1900) и «Сирень» (1900-1901). Это пейзажи, однако Врубель настолько наполняет их символическим содержанием, что они несут в себе тайный смысл природы, выражают едва уловимое.

Сирень была особо полюбившимся мотивом у художника. Он стремился передать сказочную душу сирени, мистицизм аромата, благоухание её в ночи. К природе у художника вообще было особое отношение. Он считал природу носительницей души, «которая тебе одному откроется и расскажет тебе твою». Это значит, что не мы растолковываем природу, а она нас. Таким образом он наделял природу душой и особой силой, без которой человеку не прожить. Когда Врубель был болен, в Академии художеств была открыта выставка Дягилева. На открытии также присутствовал Государь. Коровин вспоминает: «Увидав картину Врубеля “Сирень”, государь сказал:

— Как это красиво. Мне нравится.
Великий князь Владимир Александрович, стоявший рядом, горячо протестуя, возражал:
— Что это такое? Это же декаденство…
— Нет, мне нравится, говорил государь. — Кто автор этой картины?
— Врубель, — ответили государю.
— Врубель?.. Врубель?.. — государь задумался, вспоминая.
И обернувшись к свите и увидав графа Толстого, вице-президента Академии художеств, сказал:
— Граф Иван Иванович, ведь это тот, которого казнили в Нижнем?..».

1903-1910 гг. считаются периодом угасания художника. Врубель болел душевной болезнью, мотался из клиники в клинику, пережил смерть сына, вскоре начал терять зрение, пока не ослеп. Умер 1 (14) апреля 1910 года. Единственную речь произнёс Александр Блок, назвав художника «вестником иных миров». А. Блок над могилой Врубеля сказал: «Он оставил нам своих Демонов, как заклинателей против лилового зла, против ночи. Перед тем, что Врубель и ему подобные приоткрывают человечеству раз в столетие, я умею лишь трепетать. Тех миров, которые видели они, мы не видим».

Текст: Дарья Тенешева

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail