Article

Меч национальной демократии

482 views

Сухие строки Википедии гласят: национал-демократия — политическое течение, совмещающее национализм с либерально-демократической идеологией. Демократические принципы государственного устройства совмещаются с национализмом в политике и общественной жизни. Большое развитие национал-демократия получила в Европе в конце XX века на волне евроскептицизма и антимигрантских настроений.

Большинство считает национальную демократию достаточно беззубым учением. Да, это, конечно, не НС, не национал-имперская идея, не монархизм. И в наших широтах, не в последнюю очередь благодаря «лихим девяностым», за демократией закрепилась репутация весьма паскудного общественного строя. И по делу, и без дела стало модно винить «дерьмократов» в развале и разрухе. Однако, винить уместнее гайдаровских птенцов, которые по комсомольскому скудоумию перепутали демократию с возможностью безнаказанно грабить. Русская же национал-демократия еще не пережила момент своего расцвета. И уже поэтому она достойна самого внимательного рассмотрения.

Формулу национальной демократии можно выразить так: «Нация. Свобода. Прогресс». В отличие от привычных для постсоветского пространства школ национализма, НД возводит идею не к вертикали власти, а к горизонтальным связям в обществе. Основой НД является апелляции к временам демократии Древней Руси, Псковской и Новгородской республик, казачьих регионов времен Российской империи, Белой Гвардии и Зеленого движения (опционально — к РОА и РОНА). НД проводит политику последовательного антикоммунизма. Важное место занимает белое европейское самосознание — то есть, осознание русских как европейской нации, достойной своего места в Европе.

Большинство национальных активистов обходят НД идеологию стороной. Действительно, скучно: выборы, формирование политической нации, народовластие, опора на мелкую и среднюю буржуазию.

 

1

Довольно популярная в этих ваших интернетах картинка. Конечно, красиво и поражает воображение

2

И достаточно популярная карта

 

Переворот 1917 г. привёл к колоссальному отставанию во всех сферах. Начнём с демографии. Перепись населения 1897 г. показала, что в России живёт более 125 млн человек. Анализируя её результаты, Менделеев пришёл к выводу, что в 2000 г. в России будут жить 593 млн! Прогнозы военного министерства были скромнее: более 400 млн, но и они не идут ни в какое сравнение с нынешними данными — 143 млн.

Экономика страны с конца XIX в. по темпам роста была мировым лидером. В России строили самолёты, линейные корабли, автомобили, не говоря про Транссиб, который, правда, и сегодня, как сто лет назад, на большей части остаётся однопуткой. Многое из этого было утеряно после 1917 г.

По уровню ВВП СССР только к 1929 г. вышел на показатели 1915-1916 гг. Всеобщее бесплатное начальное обучение было введено в империи в 1908 г., а в СССР — в 1931-м! В начале прошлого века наша доля в мировом агроэкспорте — 40%. Теперь же половину необходимого продовольствия мы закупаем. Не будь октябрьского переворота, Россия не вышла бы из Первой мировой войны через позорный Брестский мир, а оказалась бы в числе стран-победительниц. Соответственно, мы бы получили от Германии свою долю репараций, а не платили бы ей контрибуции. Россия не потеряла бы территории, как случилось на самом деле, а, наоборот, приобрела их. В ходе войны, особенно успешной для нас на южном направлении, русское правительство уже достигло соглашения с союзниками о переходе под наш контроль проливов Босфор и Дарданеллы. Россия была близка к исполнению вековой мечты: отвоевать у турок православный центр — Константинополь! Не было бы долгой и кровопролитной Гражданской войны, ужасного голодомора, никому не нужной коллективизации и депортации малых народов. Однако, это не все потери.

Революция 1917 года уничтожила с таким трудом созданные русские демократические институты. Земства, Государственная Дума — уничтожены. Учредительное Собрание разогнано. Но главная потеря — это уничтожение русской субьектности. Политика без малого ста лет: «русских бить, грабить, гнать из власти».

Правда жизни такова: Империи больше нет. Более того — у нас нет даже своего государства. Совсем. Каким же образом нам может помочь национал-демократия? Ответ — самым что ни на есть прямым. Обратимся к европейскому опыту, и посмотрим, как дело обстоит у «бездуховного Запада».

 

3

Это портрет Августа Генриха Гофмана фон Фаллерслебена. Для широкой массы обывателей этот человек неизвестен, но в истории Германии он навсегда остался как автор немецкого национального гимна «Германия превыше всего!». Именно этот гимн сыграл важную роль в объединение Германии в формате Второго Райха. Гофман фон Фаллерслебен выстрадал свой гимн «по полной»: за публикацию стихотворного варианта он попал в список неблагонадежных поэтов, и был выгнан из университета, издавал сборники с гимном за свой счет (не получая ни пфеннинга гонорара), и умер на весьма скромной должности библиотекаря. Но главное не это. Гофман по своим убеждениям был не националистом, а национальным либералом, причем, весьма активным. Его «местом боя» был рабочий стол, за которым он написал «Песню немцев». И именно его труд помог немцам именно осознать себя немцами, а не подданными кучки княжеств и «вольных городов», которые грызут друг другу глотки.

 

4

Джордж Вашингтон, отец-основатель САСШ. Родился в семье землевладельца средней руки, получил домашнее образование, участвовал в землемерческих экспедициях, воевал против индейцев и французов. Именно благодаря Вашингтону Сыны Свободы, бывшие, по сути, кучками недовольных городских рэбелов, нападавших на разрозненные патрули британских войск, получили свои боевые части (Континентальную армию). Именно Вашингтон плюнул (официально, да), на все попытки восставших провести переговоры с Британией, форсировал военные действия и вложил свой труд в создание конституции САСШ. И САСШ выстояли, прогнали британских оккупантов со своей земли, отстояв свободу. Но, что важно, Вашингтон не был тираном. Он вел за собой людей, он создал демократическую конституцию, он был представителем той самой «мелкой и средней буржуазии», от которой так корежит марксистов.

 

5

6

Юзеф Пилсудский и Роман Дмовский, отцы новой польской государственности. Такие разные, соперничавшие порой друг с другом, эти люди возродили Польшу из пепла. Но если Дмовский был национал-демократом, поддерживал Российскую империю в войне против Германии, и всячески противостоял «красному шквалу» первой революции, то Пилсудский наоборот, пользовался помощью японцев и немцев. Победил, как ни странно, Дмовский. Вторая Речь Посполитая стала именно польским государством, а не «Междуморьем», как хотел Пилсудский.

 

7

Сын моряка Джузеппе Гарибальди прожил довольно-таки непростую жизнь. Был моряком, бродягой, участвовал в войнах, сотрясавших Южную Америку, пиратствовал. Но именно благодаря его действиям в годы Рисорджименто Италия стала на путь единого государства, и единой нации.

Так вот, все более-менее успешные национальные движения начинались именно с демократических элементов. Свободные от классовых предрассудков люди начинали работу, доказывая докерам, рабочим, малым и средним буржуа, торговцам и мещанам, что они — единая нация. А вон тот корабль на рейде — это оккупанты. Но увы и ах, в наших условиях национальная демократия мутировала, и  вместо вполне мощного движения превратилась в черти-что.

 

8910

Флаги НДА (Широпаев), НДП (Крылов), «Нации Свободы»

 

Условно, можно разделить школу русской национальной демократии на два крыла: умеренное и радикальное.

Умеренные НД, условные «крыловцы», выступают на позиции превращения РФ в «русское национальное государство» (РНГ) мирным демократическим путем, с последовательным присоединением к этому образованию земель с русским населением.

Радикальные НД (широпаевцы) стоят на позиции переучереждения РФ в РФДР, в составе которой собираются создать семь русских республик. Особняком стоит действовавшая на рубеже десятилетий «Нация Свободы», являвшая собой левую национал-демократическую партию (состояла в коалиции «Другая Россия»). «Нация Свободы» громко выстрелила несколькими акциями против совместной с Китаем концессии по добыче природных ископаемых, за реформу полиции и отставку Нургалиева. Но, увы, с 2013 года о деятельности партии ничего не слышно.

Собственно, национал-демократия стала, как и остальные течения русского национализма, «срезом» проблем современной политики. Если НДП Крылова, которая реально занята важными проектами («Гражданский патруль», помощь восставшим Донбасса), просто не регистрируют, то НДА ушла в т. н. «заукраинство». По сути, Широпаев попал в «ловушку советского барака» — если посмотреть на его программу, то увидим простую вещь: русских в СНГ нет, а если есть, то они должны учить тамошние мовы. Украина, Белоруссия и Прибалтика — братские республики, и всё тут. Таким образом, Широпаев хочет не демонтировать старые бараки, а просто отделить себе семь «шконок», по сути, бросив на произвол русских в СНГ. Более того — «широпаевщина» выкрещивает из лона русской нации и малороссов, и белорусов, и карпатских русин, и казачество Семиречья, и русских Южной Сибири. А из этого вырастает крах «русского европеизма». Любая европейская нация и любое европейское государство – прежде всего единое. Единая Германия, единая Италия, и дальше по списку. Трудно, скажем, представить, чтобы немцы требовали себе Пруссию и Баварию, а все остальное собирались отдать итальянцам, австрийцам, чехам и полякам.

Однако русская национал-демократия может выйти из кризиса. Более того — есть все предпосылки для выхода «из гетто», только для этого необходимо избавиться от ряда проблем.

Во-первых, необходимо отказаться от «патриотизма советских бараков». То есть признать, все эти «украины» — глупая и несмешная шутка. Русские есть и в Прибалтике, и в Южной Сибири, и они нуждаются в защите, поскольку одним выдают корочки «неграждан», других выдавливают гласно и негласно.

Во-вторых, разумно апеллировать к европейской культуре и белому европейскому самосознанию. Широпаев и тут здорово ошибся, проиграв Крылову с разгромным счетом: придумывая «залесья» и прочую фантастику, он просто игнорирует трехсотлетнюю Российскую империю, которая находилась в европейской культурной и политической парадигме. Таким образом, ни о каком европейском самосознание в прочтении НДА речи идти не может. А ведь только здравое и именно европейское самосознание является осознанием себя как европейского народа с богатой и единой историей. От Гардарики до 1917 года. И именно единого европейского народа, разделенного по злой воле.

В-третьих, необходима оппозиция советскому периоду. Во время Гражданской войны было два альтернативных красному безумию проекта: европейская Белая Гвардия и почвенно-крестьянское Зеленое Движение. Оба проекты были одинаково страшны для большевиков, и жесточайше уничтожались красными бандитами: оставшихся белых бойцов и офицеров перебили в Крыму, антоновцев перетравили газами. Поэтому и те, и другие достойны места в национал-демократическом дискурсе современности (как реальная альтернатива и реальные бойцы, противостоявшие безумию). Достаточно почитать воззвания Деникина и Колчака, чтобы понять — их Русское Государство строилось бы на принципах европейского выбора и демократических принципов. Многочисленные «зеленые» республики строились на принципе военной почвеннической демократии (Советы без коммунистов, требования Учредительного собрания).

Поэтому национал-демократическое движение должно основываться на следующих основных постулатах.

1) Национально-исторический легитимизм. Воспроизводство от тысячелетней русской истории, со ссылками на европейский характер русской нации в пику «азиатчине». Соответственно — легитимизм от Российской импении, претензии на русские земли в Европе и Азии. За нас говорит история и культура, признанные, что характерно, в самой Европе. И европейскую сущность нашей нации нельзя отрицать, а к людям, которые будут говорить что-то об «особом пути» и «евразийской необходимости» следует относиться исключительно как к нелепым шутникам.

2) Нация. Почва. Свобода. Апелляция к среднему классу, сознательным зиждителям и интеллигенции, к традиции низовой демократии, свободному волеизъявлению, последовательный антикоммунизм с демонтажем советских институтов, то есть создание русского права, возрождение русской национальной культуры и образования. Свобода частной собственности, рынка, торговли (например, основное требование «зеленых»: «свободно торговать хлебушком»). Однако национал-капитализм должен использоваться довольно осторожно (в Российской империи, например, в последние десятилетия не было капитализма в классическом понимании, а экономика сочетала в себе как элементы кооперативного, так и свободного или смешанного предпринимательства). Важный элемент – русское единство. Осознание русскими не только великороссов, но и малороссов (не смотря на сложившуюся на Украине ситуацию), и карпатороссов.

3) Русский европеизм. Прежде всего, это именно понимания себя как европейцев, и ориентация на Европу. Осторожно укреплять сотрудничество с ЕС. При этом, естественно, надо по возможности избегать контакта с НАТО и проамериканскими структурами. Сотрудничать в первую очередь, с восточноевропейскими странами, как наиболее здравыми в национальном плане. Разумеется, в перспективе — участие в реформированном Европейском Содружестве. Желательно, в первой десятке, как минимум сойдет и лидерство в Восточной и Северной Европе.

4) Прогресс. «Суть времени» — это высокие технологии. IT-сфера, роботехника, альтернативные источники энергии, авиакосмическая отрасль. Без этого трудно будет представить полноценное Русское Государство. Национал-прогрессизм должен стать главной идеей.

Разумеется, на момент написания этой статьи все вышеуказанное — это фантастика. Сама идея русского европеизма здорово подпорчена Евромайданом, да и слова о «возрождении СССР» вызывают в среднем больше интереса у обывателей. Но… Идея «советизма» спустя двадцать пять лет после крушения красного проекта держится лишь на одном — отсутствии альтернативы. Полного отсутствия. Конечно, есть ресурсы, которые посвящены России до 1917 года. Есть (как уже было упомянуто выше) целых два крыла национальной демократии. Есть некое количество людей, которые называют себя демократами. Но в сумме это не дает нам целой альтернативы.

Беда в том, что так называемые «демократы» многонационального разлива никогда не станут русскими. Более того — они будут нашими последовательными врагами всегда и во всем, причем даже при появлении чего-то русского многонациональные «демократы» будут кричать сильнее коммунистов и совпатриотов.

Некий А. Навальный, которого в сладком 2012 году прочили чуть ли не в единственные европейские политики на постсоветском пространстве, оказался… азиатом. То есть да, сам по себе Алексей — человек в костюме, с западным образованием (о, эта сладкая мечта советских либералов — гранты и Йель!), говорил правильные вещи. Но по факту оказалось, что кумир белоленточных хомячков — человек, откровенно говоря, пустой, и более того — сам по уши замазан в той самой коррупции, с которой так пафосно и смело боролся. «Дурилка картонная» стала симптомом гниения всей «российской» оппозиции как таковой. Символичная реакция Навального на Крым и донбасское восстание показала: мы говорим с азиатом, слегка загримированным под русского человека. Его последователи — те еще краше, чуть ли не становятся на четвереньки, а их лексикон повторяет лексикон украинцев: «Абырвалг! Еще парочку!».

У каждого нормального человека возникает логичный вопрос: как можно быть национальным демократом, и, в то же время, не замараться о всякого рода «оранжоидов» в худшем смысле этого слова? Да элементарно. В новых условиях у нас есть три условных трибуны, с которых мы можем отстаивать интересы русской нации:

1) Национальная. То есть, все наболевшее — от вопросов нелегальной иммиграции до Луганска и Одессы. Требования визового режима со Средней Азией и Закавказьем, требования русской автономии в Семиречье и в Южной Сибири, требования самоопределения для Русской Балтии, признания Большой Новороссии и присоединения Приднестровья. Особым пунктом — права Карпатской Руси. Ключевая задача — построение европейского Русского Государства.

2) Социально-экономическая. Тут все: и задержки зарплат и пенсий, и кредиты с громадными ставками, и ЖКХ с его горячо любимыми тарифами, и вопросы «бесплатного» образования, и борьба с коррупцией, и многое, многое остальное.
То есть, работы валом, и вышеуказанные проблемы надо решать.

3) Демократическая. Требования народовластия, демократических институтов, требования русской субъектности.

Только с этих позиций возможно добиться чего-то внятного, разумного и понятного.
Безусловно, что и понимание Русского Государства в таком ключе меняется: идет речь о Русской Республике, с весьма жестокой централизацией (восстановление губернской системы вместо национальных автономий и республик).

По сути, мы должны стать тем, чем не успела стать Российская империя: государством, вокруг которого и с учетом которого должна строиться Европа. Русское возвращение в Европу — это та идея, которая должна сплотить наше движение. Причем возвращение именно как полноправного члена Европейского Содружества XXI века.

Крах доктрины евразийства уже очевиден. Государства Средней Азии предпочитают договариваться о совместном товарообороте в обход РФ, предпочитая Китай. Так что, рано или поздно, но русская нация войдет в «огневое соприкосновение» с азиатскими народами. Обычно, и весьма навязчиво в качестве основного будущего врага называют Китай, но, скорее всего, угроза от японских самураев всяко актуальнее. Но для этого каждый русский национальный демократ должен убить азиата в себе.

Наш народ, за сто лет вынесший на своем горбу все — от революции до перестройки, находится сейчас, право, не в лучшем состоянии. Алкоголизм, проблема наркомании, многострадальная русская глубинка — это все есть. Но настоящий национальный активист не должен, глядя на эти пороки, не должен кричать что «народ не такой». Не нравится русская нация — снимай «имперку», убирай «крестовку», и ищи себе другой флаг.

Презрение к своему народу — это главный признак азиатчины, недостойный европейского человека. Поэтому, только воспитав в себе европейское уважение к своей нации (в каком бы тяжелом состоянии она не находилась), уважение к своей истории и к своей земле, мы добьемся успеха.

Поэтому самое здравое, что мы сможем сделать — это максимально дистанцироваться от нынешних «советских либералов». Вся эта их многонациональная мамардашвилия (сокращенно МММ), строиться лишь на «советской власти» и борьбе с нею. Но какое нам дело до разборок потомков чекистов, чьи деды плечом к плечу заседали в «тройках»? Нас ждет Европейская Русь. Нас ждет Русское Будущее.

Текст: Иезекииль

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail