Article

Кампания 1915 года на русском фронте

192 views

1915 год стал пиком военных поражений России в годы Великой Войны. Но как это ни странно, истекавшая кровью и таявшая русская армия не дала себя окружить и разбить, а сумела, потеряв территории и понеся потери, остановить врага, оправиться и даже летом следующего года перейти в успешное наступление, вошедшее в историю как «Луцкий прорыв». То, как русская армия 100 лет назад смогла без патронов и снарядов не дать себя разбить, представляет удивительный случай русской доблести и смекалки.

Кампания 1915 года начиналась для русской армии в Карпатах и на границе с Германией довольно благоприятно. Армии, несмотря на понесённые потери и нехватку снарядов были бодры и готовы на решительное наступление. Но первыми наступление начали немцы. В Восточной Пруссии Гинденбург снова решил окружить русскую 10-ю армию, закрывавшую собой в августовских лесах выход в Польшу. Под удар попал 20-й корпус, который почти в полном окружении погиб, но не сдался, заставив немцев остановиться. Время для прорыва немцами были упущены, и сил для такового не осталось. 21 февраля армии Северо-Западного фронта, под командованием генерала Н. В. Рузского, отбросили немцев за границы России в Праснышской наступательной операции. Русские собирались здесь к 23 февраля закончить сосредоточение 12-й и 1-й армий и перейти в наступление; инициатива на 16 дней раньше была захвачена германцами. Встречные бои здесь отличались громадной напряженностью и велись с переменным успехом. Два раза нам удалось нанести германцам (группа Гальвица и часть 8-й армии, свыше 13 пехотных дивизий) чувствительное поражение: под Праснышем 27 февраля был разбит и частью взят в плен 1-й германский резервный корпус, и под Еднорожцем 18 марта германцы были опрокинуты русским фланговым ударом через считавшееся непроходимым болото. Бои затянулись до конца марта.

23 января австро-венгры начали наступательную операцию в Карпатах, с целью деблокады Перемышля и последующего освобождения Галиции. Но активность наступавших русских войск не позволила приступить к сосредоточению прибывавших частей. Самым успешным оказался Плянцфер-Балатин, выбравшийся в Буковину, пусть и потеснённый там 9-й армией Лечицкого. Брошенные на подмогу 2-я и 3-я южные армии немцев были также отброшены, а 22 марта пал сам Перемышль. В марте русские армии перевалили Карпаты и приготовились к броску на Будапешт и Вену через Венгерскую равнину. Ставка готовила в кампанию 1915 года 2 удара. Первый через Восточную Пруссию и Силезию на Берлин, и второй через Венгерскую равнину для вывода Австро-Венгрии из строя. Первоначально производилась борьба за одно из направлений, отстаиваемых Рузским и начальником штаба Юго-Западного фронта М. В. Алексеевым. Верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич под влиянием своего начальника штаба Янушкевича утвердил оба варианта, и приготовился к началу летней кампании. Но у армий ещё в марте закончились снаряды.

Фалькенгайн планировал окружить русские армии с севера, ударив на Вильну и Минск, и, прорвав фронт в Карпатах, окружить русские армии в Польше. В конце апреля, австрийцы, при германской поддержке, нанесли у деревни Горлице 3-й армии генерала Радко-Дмитриева массированный артиллерийский удар. Армии, ведя бои группами, при молчавшей своей артиллерии отступали, обнажив фланги соседей, 8-й и 9-й армий. Австрийцы не смогли окружить 9-й армию, которая уходила из Карпат, спасая себя. Следом отошла и 8-я армия Брусилова. К 14 мая, через две недели после начала прорыва, русские наконец отошли за Сан, сброшенные с Карпат. Понеся большие потери, германо-австрийцы остановились для подвоза тяжёлой артиллерии. Николай Николаевич хотел во чтобы то ни стало задержать врага в Галиции, и кровопролитные бои на Сане, без патронов и снарядов, куда в пекло бросались целые полки, в мае-июне 1915 года стали мрачным прологом к «Великому отступлению» русской армии.

В боях 24 мая — 2 июня германцы овладели Перемышлем и средним Саном; на нижнем Сане русские 27 мая одержали крупный успех. 7—15 июня австрийцы, пытавшиеся через Днестр выйти в тыл Львову, были отброшены к Стрыю с огромными потерями; но 12—14 июня Макензену удалось сбросить русских с позиции Мосциска — Любачев, что открыло прямую дорогу на Львов, который был потерян русскими 22 нюня. К 26 июня Макензен со своими двенадцатью с половиной австро-германскими корпусами перегруппировывается для удара в северном направлении. 26 и 27 июня русские отбивают атаки на сильной позиции у реки Танев — Рава-Русская и затем добровольно отходят несколько к северу. В первой половине июля наступление Макензена в сильной степени затормозилось, русские контратаки начали иметь значительный успех.

Тем временем немцы выкинули нас из Прибалтики, войдя в Курляндию, намереваясь с австрийцами окружить русские армии на Висле. Внезапным десантом была взята пограничная морская крепость Либава, стремительными ударами кавалерии немцев. Русских вытеснили из Курляндии до непосредственно Латвии. Теперь, германское командование получило плацдармы для окружения русских армий в Польше. Макензен приостановил свое наступление до 15 июля и подтянул 3 германские дивизии из состава «южной» армии. С 5 июля у русского командования уже сложилось убеждение в невозможности удержаться в Польше, и эвакуация Ивангорода и Варшавы начала развиваться полным ходом. 13 июля, для содействия Макензену с севера, из Восточной Пруссии в направлении на Нарев начала наступление 12-я армия генерала Гальвица, усиленная до 12 дивизий. К 26 августа немцы захватили Брест-Литовск и Олиту, 2 сентября — Гродно. Совершенно правильная система — эвакуировать при отступлении неспособные к сопротивлению крепости — была нарушена русским командованием по отношению к Новогеоргиевску, самой оборудованной и снабженной русской крепости. 9 августа Новогеоргиевск был обложен, 15-го — открыт огонь тяжелой артиллерии, 19 августа крепость сдалась. Доверие, проявленное здесь, правда, в очень слабой степени, к крепостям обошлось русской армии в 80 тыс. пленных, не считая громадных материальных потерь. Особенно важно отметить роль сопротивлявшейся дольше всех маленькой крепости Осовец. Прикрывая в болотах проход из Прибалтики в Польшу, на стыке рек Нарев и Бобр, Осовец не давал немцам проникнуть в Польшу и начать окружение армий, сражавшихся на Висле. Его гарнизон просили продержаться несколько часов, но он держал немцев с марта по август.

C оставлением Варшавы и уходом с рубежей рек Нарев, Висла и Буг, началось Великое отступление. Август 1915 года стал пиком военных поражений России в этой войне, когда сданы были Польша, Литва, Курляндия и часть Лифляндии, Галиция, западные губернии Малороссии и Белоруссии, а фронт тоненькой ниточкой висел от Волыни до Риги. Алексеев, командующий армиями Северо-Западного фронта, надеялся задержать немцев на линии Ковно-Вильно-Гродно-Брест. Немцы осадили мощную Ковенскую крепость, которая из-за малодушия её коменданта генерала Григорьева была быстро взята, и тем самым весь фронт в Литве рухнул.

В столь критической ситуации, император Николай II принял на себя верховное командование 8 сентября 1915 года. И свершилось буквально чудо. Русские войска остановили отступление, закрепились на позициях, и даже начали переходить в весьма успешные наступления, как наступление 9-й армии под Тарнополем и 8-й армии под Луцком. Луцк взяли с лёту части 4-й стрелковой бригады Деникина, уже отличившегося в дни Горлицкого прорыва. Несмотря на сдачу Ковно, армии закрепились на линии Рига — Сморгонь — Луцк — Днестр. Немцы предприняли последнюю попытку наступления на Восточном фронте в 1915 году. В начале сентября 1915 года фронт установился от Балтики — западнее Вильны — восточнее Гродно и далее на юг, до Карпат (Брест-Литовск русские войска оставили 25 августа, Гродно — 2 сентября). Но немцам не удалось уничтожить русские армии. Они отходили, сохраняя и удерживая фронт. Северный — командующий генерал от инфантерии Н. Рузский защищал направление на Петроград, Западный — генерал от инфантерии А. Эверта прикрывал Минск и Москву.

Перегруппировав войска, германское командование начало новую наступательную операцию. Планировалось нанести удар в Литве и осуществить глубокий прорыв на Минск, а навстречу двинуть группировку от Бреста. Тем самым осуществить идею «клещей», в которые попадут и будут разбиты русские войска. Участок для прорыва был выбран севернее Вильно, между Северным и Западным русскими фронтами. Наиболее подходящим и выгодным для наступательных действий немцев являлось направление на Сморгонь — Молодечно по водоразделам рек Вилия и Западная Березина. На 30-километровом участке прорыва немцев соотношение сил было на их стороне — шесть пехотных и четыре кавалерийские дивизии против четырех кавалерийских дивизий и семи пехотных батальонов русских войск прикрытия расходящихся фронтов.

Утром 9 сентября началось продвижение немцев. Сопротивление кавалерийских частей русских было быстро рассеяно, и немцы выдвигались в Свенцянском направлении, и у Свенцян им противостояло лишь 80 казаков, 300 пехотинцев этапного батальона, 200 солдат 367-ой, взвод 390-й и три взвода 382-й Минских дружин, вооруженных карабинами и берданками и имевших по 60 патронов. Они бесстрашно вступили в бой и сдерживали врага до 17 часов 12 сентября, после чего отряд оставил Свенцяны и отошел на восток под прикрытием казаков в полном порядке, несмотря на огонь немцев. Немцы получили хороший плацдарм для наступления на Сморгонь-Молодечно. На реке Вилия 2-я армия генерала Орановского вступила в бой с наступавшими частями немцев, и вынуждена была из-за огня тяжёлой артиллерии германцев и попыток окружения с тыла отойти. 15 сентября немцы вышли к Сморгони. С ходу взять город не удалось, а подошедшие части Орановского приняли бой и остановили немцев, в результате чего попытки соединиться с кавалерийскими разъездами у Сморгони немцы оставили ввиду тяжёлых потерь. Результатом стала телеграмма Государя, жаловавшего по две Георгиевские медали на каждый эскадрон и батарею.

20 сентября силами Гвардейского и 5-го Сибирского корпусов немцы очистили Сморгонь. В итоге 10-я армия Радкевича и 2-я Орановского стояли у Сморгони, задерживая там германскую кавалерию, не давая ей идти дальше и окружить себя. В сморгонских боях осени 1915 года отличились пулемётчик Р. Я. Малиновский (будущий маршал Советского Союза и герой Великой Отечественной), капитан Лейб-гвардии Преображенского полка А. П. Кутепов (будущий герой Белого движения и деятель русской эмиграции), и штабс-капитан М. И. Зощенко (будущий писатель-сатирик)
С конца сентября на всём фронте установился позиционный тупик, не омрачавшийся ничем кроме попыток немцев штурмовать Ригу и Сморгонь, и неудачное наступление Щербачёва в декабре. Год снова закончился вничью. Россия не вошла на Венгерскую равнину и не ударила на Берлин, но и Германия не уничтожила русские армии, которые в большинстве своём сохранились, восстанавливались и готовились к кампании 1916 года.

Текст: Александр Томилин

Литература:
Айрапетов О. Р. «Российская империя в Первой Мировой Войне» — М.: ИД КДУ, 2014.
Керсновский А. И. История русской армии. — М.: Голос, 1994.
Лугита Б. Наша кровь у Сморгони. — Минск, 2003.
Оськин М. В. Штурм Карпат. Зима 1915 года — М.: Цейхгауз, 2007.
Ростунов И. И. «Русский фронт Первой Мировой войны» М.: Госвоениздат, 1924.
Свечин А. А. «Общий обзор сухопутных операций» / «Великая и забытая война» отв.ред.Г.Перанвский. — М.: Яуза; Эксмо, 2009.

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail