Территории исторической России (часть 1)

635 views

Существуют две аксиомы русского национализма, без признания которых человек не может называть себя «националистом», ибо является кем угодно — «либералом», «коммунистом», «нац-демом», «либертарианцем» etc, но не русским националистом (вариант: нерусским националистом). И обратное — если человек признает эти две аксиомы, он, скорее всего, является русским националистом (но, возможно, боится себе и, тем более, собеседнику, в этом признаться).

ПЕРВАЯ аксиома — кто есть русский человек. Аксиома по определению не требует доказательств, и действительно, понятие «русский народ» и «русский человек» не требовало доказательств тысячу лет. Однако за XX век нам успешно вдолбили ложную идеологему о «трех братских народах» — русском, украинском, белорусском, и многие в это свято уверовали. И ложь, повторенная тысячекратно, на наших глазах становится правдой, реальностью. Однако до революции не было никаких отдельных украинцев и белорусов, а были великороссы, малороссы и белорусы, а все они вместе — русские. Мы представляем собой единый русский народ, у которого много субэтнических вариаций единой национальной культуры. Это не только две западнорусские вариации — есть еще и северяне-поморы, и южане-казаки, восточники-сибиряки, а среди западных русских — полешуки, галичане, русины; причем каждая из этих вариаций сама по себе многообразна (есть казаки кубанские, терские, уральские, сибирские, семиреченские…), но все мы — русские люди.

ВТОРАЯ аксиома — понятие Исторической России. Многие, весьма слабо образованные с исторической точки зрения люди, говорят: мол, с распадом Советского Союза русские просто потеряли окраинные «нерусские» земли, и то не все, так как в составе Российской Федерации сохранились многочисленные национальные республики. Если же будет происходить дальнейший распад, то Россия сократится до «чисто русских» границ Московского княжества. Этих людей, кроме необразованности (а точнее, «образованщины», недоученности), отличает удивительная нечувствительность к живому организму, коим является Россия. А ведь каждый живой организм от своего рождения развивается, набирает силы, растет; поэтому утверждать, что истинные пределы России — это пределы Московского княжества конца XV века, равнозначно утверждению, что истинный рост человека соответствует его росту в детском возрасте, и на этом основании желать обрубить его на метр с лишком, «вернув в истинные пределы». Что, собственно, частично и произошло с нами в 1991 году. Но мы, русские националисты, не можем отгородиться от русского мира границами современной Российской Федерации, ибо мы знаем, что настоящая, историческая Россия — расчленена.

В связи с этим очень важно знать, какие именно территории, входившие когда-либо в состав Российского государства, являются русской землей — естественной, органической частью жизненного пространства русского народа. В данном случае не имеет значения, как называлась Россия в разные исторические эпохи: Российской империей (причем империей мы были, несомненно, за 200 лет до Петра) или Советским Союзом (естественно, это была анти-Россия, в своей внешней и внутренней политике, но территориально — обращаем внимание на уточнение! — СССР объединил все земли, входившие в состав Российской империи, прихватив еще кое-какие куски территорий). Иными словами, следует различать части Исторической России и части Исторической Российской империи.

Перечислим части Исторической Российской империи, которые не являются русской землей:

  • Туркестан,
  • Кавказ (и северный и южный, кроме казачьих областей),
  • три прибалтийских государства (может быть, без Латгалии),
  • Молдавия,
  • Тува (Урянхайский край).

Потеря этих земель не затрагивает жизненных интересов русского народа, хотя исторически, конечно, мы имеем права на эти территории, которые приобретались Российским государством или на основании добровольного вхождения в его состав, или по результатам военных кампаний, вызванных объективными причинами. А вот части Исторической России, наша кровная русская земля, результат ее естественного роста:

  • большая часть Казахстана (т. н. «Степной край» — без Джамбульской, Южно-Казахстанской и Кызылординской областей),
  • Украина (Малороссия),
  • Белоруссия,
  • Приднестровье (часть Малороссии).

Именно это и есть страна Россия, а не куцая территория Российской Федерации — государственного образования, вырезанного большевиками из исторической России в ущерб русскому народу. Начнем по порядку.

КАЗАХСТАН стоит особняком среди всех прочих странноватых государственных образований, которые мы именуем «бывшими союзными республиками». Дело в том, что родился он из «чрева» РСФСР, причем спустя почти целых три года после основания СССР. Соответственно, Беловежский акт 1991 года автоматически упразднил само существование Казахстана как такового. Отсюда особо нелепой выглядит потеря этих территорий. Казахи всегда были составной частью русского этноса. Казахские земли можно четко разделить на три части.

Первая часть — Западный, Северный и Восточный Казахстан — безусловная Россия, территория четырех казачьих войск: большой кусок Оренбургского казачьего войска (западная его часть), почти целиком (кроме северного краешка) область Уральского казачьего войска, с центром в городе Уральске, значительная часть Сибирского и полностью земля Семиреченского казачьего войска (с административным центром Верный, превратившемся при советской власти в Алма-Ату). Из этих казачьих войск Семиреченское — наиболее позднее по времени возникновения (середина XIX века), что не лишает Семиречье права называться русской землей. Остановимся на этой проблеме подробнее.

На территории Семиречья исторически не было ни казахской, ни киргизской государственности — казахи вообще никогда не существовали как единый народ, это мозаичное собрание этнических осколков различного происхождения, как тюркского, так и монгольско-ойратского, и многие казахские племена появились на этой территории довольно поздно, вместе с джунгарским нашествием. Киргизы также попали в современную Киргизию вместе с джунгарами, прикочевав сюда с Енисея. Собственно, со времен распада единой Монгольской империи Чингисхана Семиречьем владели, последовательно, Чагатайский Улус (монголы), ханы Могулистана (монголы) и наконец, Джунгарское ханство (монголы-ойраты, родственные калмыкам, которые, собственно, были «западным крылом» Джунгарского ханства, и долго кочевали по всей территории теперешнего Казахстана, целиком им принадлежавшей). «Честь» разгрома Джунгарского ханства принадлежит Китаю, истребившему большую часть джунгар (по некоторым данным, до миллиона). После этого территория Семиречья стала практически «ничейной землей»: жившие там степняки (прикочевывавшие присырдарьнские тюрки, осколки старых монгольских племен и сохранившиеся после избиения китайцами остатки ойратов-джунгар) номинально признавали власть Циньского Китая, а иногда — не признавали…

Когда у маньчжурской династии начались проблемы в самой Срединной империи, на юг Семиречья попыталось «наложить лапу» Кокандское ханство (стремящееся укрепиться и севернее Сырдарьи, близ тогдашней русской границы). В 1825 году кокандцы основали в Семиречье крепости Пишпек (нынешний Бишкек) и Токмак. Это, естественно, встретило противодействие со стороны России, которая сама продвигалась в Семиречье с севера. Несколькими военными экспедициями мы «разобралась» с кокандскими претензиями, и в 60-х годах XIX века было образовано Семиреченское казачье войско, основаны поселения, станицы и укрепления (позже разросшиеся в города): Казанско-Богородское, Любовная, Николаевский, Илийский, там дальше Копал, Голубевская, Джаркент, Пржевальск, а также столица Семиреченской области — город Верный. В Семиречье, наконец, пришла спокойная жизнь, и появилось постоянное оседлое население. Край стал расцветать. В 1912 году в очерке, посвященном семиреченским казакам, генерал Петр Николаевич Краснов (тогда еще полковник, служивший в Семиречье у границы с Китаем) писал: «Это русские и казаки настроили здесь дома, поставили церкви, провели воду из реки, оросили почву, насадили сады и… живут».

Более того, окрестности Пишпека (будем называть этот город его историческим именем) и берега озера Иссык-Куль — территория современной Киргизии — колонизовались исключительно русскими, и лишь потом там стали оседать спустившиеся с гор кочевники-киргизы. Сама же административная граница Семиреченской области Российской империи проходила южнее Чуйской долины и озера Иссык-Куль, включая в себя уже горные, чисто киргизские области (впрочем, и там были казачьи станицы и укрепления, основанные на месте бывших кокандских крепостей). Объединение степных и горных местностей в одну административно-территориальную единицу было не случайным: северо-восточная часть Киргизии, входившая некогда в Семиреченскую область, и юго-западная ее часть, входившая в Ферганскую область Российской империи, разделена практически непроходимыми горными хребтами. Экономически и геополитически юго-запад тяготеет к центральному Туркестану, а северо-восток — к степному Семиречью. И субэтническая разница между северными и южными киргизами сильно ощущается даже сейчас (события весны 2010 года, фактически расколовшие государство на две части, продемонстрировали, что «единая Киргизия» не желает быть единой). Поэтому цепь казачьих станиц, протянутая в горную часть Семиреченской области, естественным образом заканчивала оборонительную линию на границе с Китаем.

Вторая часть современного Казахстана, центральная — естественное продолжение южносибирских степей, а точнее, географически это и есть Южная Сибирь, о чем писали многие видные географы начала XX века. Вглубь Степного края (историческое название казахских земель, а также официальное наименование генерал-губернаторства Российской империи) мы продвигались без особых проблем, в основном добровольно принимая в подданство кочевавшие там роды и племена (как уже было отмечено, различного происхождения — как тюркского, так и монгольского). Русским со степняками всегда жилось легко. Начнем с того, что русские казахов цивилизовали, принеся в степи и элементарное медицинское обслуживание, и начальное школьное образование. Во времена Столыпина была развернута широкая кампания по освоению и колонизации этих земель русским населением. Южная Сибирь все более и более «прикипала» к России. Исторически и геополитически это — наша, русская земля. А дальше на юг начинается Средняя Азия, или Туркестан.

Третья часть Казахстана — это нынешние Джамбульская и Южно-Казахстанская области (южнее реки Чу), приобретенные Россией в ходе войн с Кокандским ханством, а также большая часть современной Кызылординской области (южнее Сырдарьи), завоеванная у ханства Хивинского. Несомненно, это имперские территории, составлявшие, в основном, Сырдарьинскую область Российской империи. Однако надо учесть, что само Кокандское ханство продвинулось в эти земли довольно поздно, в конце XVIII — начале XIX века. Разобрав казахскую проблему, перейдем к чисто среднеазиатским областям.

КИРГИЗИЯ. Если «казахская» часть Семиречья — несомненная часть исторической России, то «киргизское» Семиречье — так называемая «Северная Киргизия», тоже неслучайно была включена в Семиреченскую область, являясь естественным продолжением защитной казачьей линии на русско-китайской границе. К региону «Северная Киргизия» относится также Таласская область, до революции входившая в состав Сырдарьинской губернии, что было оправдано географически — от остальной Киргизии Таласская долина отделена труднопроходимыми горными хребтами. В Таласской долине оседлое население появилось только с приходом русских, и сам Талас основан русскими людьми, историческое его имя — Дмитриевка. Южная Киргизия, отделенная от севера горами — географически иной регион, вошедший после покорения Кокандского ханства в Ферганскую область Российской империи. Русские там практически не селились, и эта имперская земля нам не нужна. Справедливым было бы содействовать восстановлению исторического Кокандского государства (кстати говоря, на землях бывшего ханства в конце 1917 — начале 1918 гг. существовала Кокандская автономия, разгромленная большевиками), однако размышления на эту тему уведут нас слишком далеко.

УЗБЕКИСТАН и ТАДЖИКИСТАН — государства совершенно искусственные. В этом регионе исторически было два ханства — Хивинское и Кокандское, и один эмират — Бухарский (после революции там недолгое время существовали Бухарская и Хорезмская Республики). Распад Советского Союза должен был поставить вопрос о восстановлении этих государств. С Кокандским ханством, уже упомянутым выше, у России сразу «не заладилось». Сначала мы отражали кокандские набеги. Потом нам пришлось продвинуться значительно на юг, обуздав агрессию Коканда урезкой территории, и приведя его в вассальное состояние. Нужен отдельный исторический очерк, чтобы живописать, как петербургское правительство боролось за сохранение Кокандского ханства. Оно посылало войска, оружие в помощь хану. Но он был неудачным правителем и не смог сохранить свою власть даже с русской помощью. В конце концов, мы махнули рукой, и Коканд вместе с Ташкентом пришлось присоединить.

А вот Бухарский эмират и Хивинское ханство сохранились. Но там не было нашей власти, хотя цивилизаторская миссия русских царей проявилась даже через вассалитет. Думается, что жители Хивы, Бухары и тем более Коканда отнеслись к этому благожелательно. Шариат, то есть исламское право, продолжал действовать, адат (то есть обычай) — соблюдался. Но бесчеловечные наказания русские запретили к большой радости и тюрок, и таджиков. Например, отменили «клоповник». Было такое наказание — полуголого дехканина сажали в яму с клопами, где его ели, а точнее — пили голодные клопы. Также шариатские суды были лишены права смертной казни. Нельзя было сажать на кол, бить по ногам палками. Кокандом стал управлять туркестанский генерал-губернатор. А Бухара и Хива обязались официально не заключать международных договоров и не поддерживать самим прямых международных связей — никаких, без согласия санкт-петербургского правительства. То есть, если говорить по старинке, они стали вассалами Российской империи, но не подданными. Они не обязаны были платить России налоги, служить в русской армии.

Вопреки нежеланию царского правительства присоединять хивинские и бухарские земли, это сделали большевики, и тут же наломали дров своей топорной «национальной политикой». Страшные преступления в Средней Азии совершил Ульянов-Ленин руками своего наркома иностранных дел Чичерина. Напомним, что состав СССР вошли отдельно Бухарская Народная Республика и отдельно — Хорезмская Народная Республика. А что из этого сделали в Советском Союзе? Узбекистан и Таджикистан, причем отняли лучшие таджикские земли у дружественных нам таджиков (узбеки — тюрки, а таджики — иранцы, т. е. арийцы), и отдали их Узбекистану. А что такое отнятые у таджиков Самарканд и Бухара? Это примерно то же самое, что у русских одновременно отнять Москву и Санкт-Петербург. Это древние таджикские города. И даже сейчас их население составляют, в основном, таджики.

ТУРКМЕНИЯ. На юго-западе Средней Азии находилась Закаспийская область Российской империи, которая, за исключением небольшого северного казахского кусочка, целиком соответствует нынешней Республике Туркмения. Эта территория вошла в состав России частью занятием «ничейных» земель, частью завоеванием, частью — добровольно после ряда военных компаний, когда храбрые туркмены-текинцы согласились стать подданными «белого царя». Примечательно, как именно русские привлекли туркмен на свою сторону. Когда генерал Скобелев занял самый сильный аул Туркмении — Ахалтеке, местное население решило, что за упорное сопротивление русским войскам их попросту уничтожат. Но император Александр III выразил текинцам благодарность за то, что они были верны своему эмиру, простил их и подарил каждому по коню. После этого как минимум три поколения простодушных текинцев были благодарны Александру III. Русские проявили великодушие — чисто имперское качество. Поэтому России удалось наладить с туркменами настолько хорошие отношения, что те добровольно пошли воевать за русских в Первую мировую (Германскую) войну, хотя жители Туркестана не подлежали призыву на воинскую службу. А эти пошли добровольцами, и воевали храбро.

ИТОГ: значительная часть Средней Азии — это советские захваты. Естественными южными рубежами России является река Сырдарья, вдоль которой в середине XIX века была основана защитная Сырдарьинская линия с городами (русскими городами!) Перовск (первоначально форт Перовский, ныне Кызыл-Орда) и Казалинск (ныне Казалы); далее на восток естественная граница России проходит по реке Чу, включая сюда Чуйскую долину и русский город Пишпек, а также регион озера Иссык-Куль. К западу от солено-болотистой пустыни, что некогда была Аральским морем («спасибо» большевичкам за его уничтожение!), историческая граница русских земель соответствует границе бывшей Уральской области. Пустынная Закаспийская область — имперское приобретение, хотя геополитически она весьма удачно упирается в горный хребет Копетдаг на юге и Амударью на востоке. Следовательно, приблизительные границы Исторической России на юге соответствуют территориям Уральской, Тургайской, Акмолинской, Семипалатинской и Семиреченской (естественно, с русским городом Верным и Пишпеком) областей Российской империи.

Продолжение следует.

Текст: Олег Возовиков

  • Алексей Лебедев

    Познавательная статья

    • Иван Войнаровский

      уймись, советский ублюдок.

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail