Article

Русское Государство и дроны

163 views

russkoe_gosudarsvtoИзвестный вопрос «Что делать?» каждый человек, участвующий в русском движении, рассматривает по-своему. Такова особенность человеческой природы, каждый выбирает ту точку зрения, которая ему ближе. Я, пожалуй, начну с фактов.

Первое — в 1917 году  Российская империя была уничтожена, и под ее обломками была похоронена тысячелетняя культура русской государственности. Второе — в 1991 году распался [был расчленен. — Прим. ред.] Советский Союз. На момент оформления распада от имени русского народа говорил Порошенко версия «1.0» — не к ночи помянутый Борис Николаевич Ельцин. По итогам его «панимаешь» мы, русские, лишились Крыма, Новороссии, Семиречья, Русской Балтики. Хотя тот же Кравчук не далее, чем три года назад крупно проболтался, заявив, что если бы Ельцин потребовал Харьков, Крым, Одессу — украинцы  отдали без разговоров, ибо противопоставить было нечего, а  украинский национализм на тот момент еще не имел рычагов влияния на юго-востоке УССР. Но об этом и так уже много написано. А споры продолжаются нешуточные:

— Даешь Российскую империю от Аляски до Лиссабона! Романовых на царство!

— Нет! Даешь Российскую Республику с Верховным Правителем!

— Какая Российская Республика?! Нам нужны Соединенные Штаты России, Народное Вече, европейские реформы!

— Какие СШР?! Ничего не знаем! Великую Россию нам подавай, с лагерями для ведущих «Эха Москвы» и «Дождя»!

— Россия — искусственное названия! Оно навязано Петром Первым, и нам не нужно! Даешь Светлую Русь от Камчатки до Карпат!

— Нет! Нам нужна та, исконная Русь! До Урала! Остальное не нужно! Пойдем в Еврасаюзушку, пайдем в Натушку, к белым братушкам!

— Где ты там братушек увидел, дурак?!

— Свобода, оружие, капитализм!

— Нет! Даешь социализм!

Вечер перестает быть томным. «Важди» начинают похлопывать друг друга по лицу кулаками, торшерами, пустыми бутылками из-под «Шустовского». Между «важдями» метаются, словно поросята, попавшие в кипяток, советские граждане в футболочках «СССР», и настойчиво кричат в уши:

— Вярните Союз, ироды! Вярните ковбаску по три пийсят! Бегом!

Собственно говоря, соперничество между национальными школами есть во всех странах.

В той же Европе, в Штатах, да где угодно. Например, в Швеции, столь озабоченной поисками русской подлодки, сложилась весьма интересная ситуация: тамошние национал-демократы поддержали Евромайдан, в то время как правые радикальные группы, такие, как Nordiska nationalsocialister (NNS) поддержали начало Русской Ирреденты. Но, то Европа. У нас все сложнее.

Россия являет собой уникальный феномен — европейская культура [восточноевропейская. — Прим. ред.], богатая история, и, в то же время, географическое расположение между Европой и Азией. Нам, русским, как европейской нации, игнорировать Европу не получится (смотри историю Руси от Рюрика до Николая Александровича),  но и наплевательски относится к Азии — себе дороже. И, что вполне естественно, политика в отношении обеих частей света должна быть практичной, без криков и истерик. Что у нас на данный момент? Да, собственно говоря, ничего. Ни исконных русских земель, ни способности внятно построить внутринациональный дискурс, ни четкой программы. Политической субъектности тоже нет, все пропало, все, финал.

Более того, сам термин «Русское Государство» становится объектом спекуляции.

Национал-монархисты и национал-имперцы заштриховывают в имперские цвета все СНГ, Польшу, Финляндию, территорию бывшей Русской Америки, другие же наоборот, ограничиваются лишь европейской территорией РФ. Естественно, левые и многонациональные либералы с радостью поддерживают больше «широпаевщину», как инструмент против русского движения, оповещая весь честный мир о злых «фафыстах», расчленителях России, готовящихся к старым-добрым погромам.

Как я  уже писал ранее в статье «Субьектность», мы рассматриваем РНГ как  завершающую стадию нашего нелегкого пути. Маяк, на который мы идем по бурному морю постсоветчины. Цель.

— Так, Новороссия — тут. Малороссия — тут. Белая Русь — здесь. Русская Балтия с портами тоже у нас, Семиречье на место положили. Ну, все, мужички, можно и отдохнуть.

Увы, так не получится.

Факт Русского Государства, факт его создания, факт объединения русской нации подействует на Европу и Азию. Не стоит быть наивными и полагать, что Евросоюз будет рад появлению на своих границах мощного государства, которое готово отстаивать интересы Русской Нации. Это же касается Китая и Индии — на бумаге «хинди — руси бхай-бхай», на практике же «бхай» до тех пор, пока русские продают сырье дешевле, чем оно стоит на мировых рынках.

Но это еще полпроблемы. Главный вопрос такой — как на нас повлияет становление столь желанного Русского Государства? На наших родителей, друзей, знакомых, любимых? И как нам снискать их поддержку, чтобы они восприняли и разделили наши идеи?

И, в конце концов, представим: вот оно, Русское Государство, у нас. Вот, все, здесь. Все как надо: получен статус государствообразующего народа, десоветизация, проведен Народный Собор, восстановлено русское право, все «положили на место».

Все? Занавес? Расходимся?

Нет. Начнем-ка с азов.

У каждой эпохи русской истории есть свои национально-культурные маркеры. Говорим «Древняя Русь» — представляем златоглавый Киев, Софийский Собор,  пышный выезд русских князей, дружины с булатными мечами, белокаменные крепости, красивые города.

Говорим «Русское царство» — представляем Москву, Кремль, стрельцов, роскошно одетых бояр, изящные терема. Величественные, поражающие взгляд православные храмы. Говорим «Российская империя» — представляем Петербург, европейские города Сибири и Урала, русский флот, первые железные дороги и дирижабли, лихих гусар, отважных казаков, бородатых купцов и маститых господ-сенаторов.  Даже у столь нелюбимого нами Советского Союза есть свои, весьма эффективные маркеры — Юра Гагарин, ракеты, танки, самолеты, АЭС и суперзаводы.

А какими маркерами мы можем обозначить свою мечту, то самое Русское Государство?

— Ну это…там…того… можно домики строить. Еще там это… ну… улочки чистые сделаем, как в Европе…  Еще того, там десоветизация… будет. Наверное. Ну… что еще? Чего пристали?

Нет, не пойдет. Категорически.

Наша задача — визуализировать образ Русского Государства, очертить те самые национал-культурные маркеры, которые помогут нам подать идею РНГ для широких масс.

Что мы можем предложить? Какие карты мы можем разыграть в данном вопросе?

Первое — именно русскость. Русский стиль в архитектуре, быту, культуре и образовании.

Русского работягу, живущего в потрепанной и уже разваливающейся хрущевке, не надо особо убеждать в том, что «все плохо». Но человек, который живет в доме, построенном по канонам русской классической архитектуры девятнадцатого века, либо же, в модерновом здании неорусского стиля, вряд ли согласится с доводами «Россия развалится!». Вместо клоунады «наш ответ санкциям» русская кухня просто вытесняет западные продукты. Казалось бы — мелочь, подумаешь там, пельмешки, блины, икра… Но именно кухня является одним из безусловных маркеров нации. «Ты то, что ты ешь» — и история доказывает это. Кем бы были итальянцы без своей пиццы, американцы без своей кока-колы, немцы без своего знаменитого пива и сосисок?! Правильно, никем. Идем дальше.

Язык, литература, кинематограф, изобразительное искусство, — все это должно быть именно русским. То есть, задача такова — выстроить национальную культуру почти что с нуля. Без, конечно же, хороших советских фильмов, хороших советских писателей, и прочего и прочего. Ориентироваться на дореволюционную культуру — это одно. Сказать честно – полдела. Даже меньше. Другое дело — выработать новую русскую культуру. Медленно, постепенно, потихоньку, но все-таки двигаться вперед, вырабатывать, снимать, писать. Изучать. Материал — вот он, сам в руки просится, и его, по сути, вагон и маленькая тележка. Брать можно и нужно  все: от Российской империи, от Русского Государства, от Древней Руси. Изучить, понять. Адаптировать.

Смотрим — что можем взять от Империи? Много чего: и разумное сочетание прогресса и модерна, и страсть к экспансии, и формат национальной элиты. И нарабатывать, нарабатывать, рвать гнилую ткань постсоветского мира. Пушкин не негр, а русский писатель, ясно вам?! И плевать, какие там у него корни, и сколько чего там у него — важен «Евгений Онегин», а не эти ваши пляски вокруг его дедушки. Генералиссимус Суворов — русский герой, слышите, вы, клоуны? Русский он, и воевал за Русь,  а не за ваше черт-пойми-что из пятнадцати республик. Русский герой, летчик Нестеров, совершил мертвую петлю над русским городом Киевом, а не над столицей «нэзалежнай Украины», понимаете?

И вот мы, русские (ученые, рабочие, программисты, писатели — все), вот наши книги, в которых черным по белому написано, что думают и чем живут обычные русские люди, и вот наши фильмы, в которых снимаются нормальные русские актеры, а не эти ваши «стэнд-ап» вроде бы как комики,  на которых смотреть противно. И вот наши флаги:  имперские, и крестовые, и национальные образца 1914 года, и только попробуй их, подписчик «Сноба», тронуть — оторвем руки.  И мы будем слушать русскую классическую и народную музыку,  и фолк-рок, и строить дома в русском стиле, и картины в русском стиле тоже будут писать. Ясно вам, радостные вы наши, дружбонародные? А с вашими хорошими советскими фильмами, хорошими писателями-правдорубами, которые мечтают о «возрождении Союза», и с вашей откровенно дерьмовой постсоветской культуркой — идите… в лес.

От Русского Государства, «Московии», мы берем идею пробуждения. Проводим полную аналогию: как наши прадеды воспрянули после ига, так и мы, после столетнего забвения, возвращаемся в Первый Мир.

Собственно, это не только актуально, но сильно. Маркер «национального реванша» прост,  и понятен. Москва — Третий Рим, а четвертому не бывать, вон Минин и Пожарский на Красной площади, освободили Русь от поляков, чем мы-то хуже?

От Древней Руси следует взять… саму Русь. Простое, емкое, острое слово, которое несет в себе чистоту и ясность. Здесь все просто и понятно: отсюда пошла Земля Русская, там нас, русских крестили, тут мы, русские, рубили печенегов, хазар и прочих «партнеров». Что не ясно? Вот стяги с пикирующим соколом (тем самым «рарогом»), вот пристани, от которых ладьи с русичами шли на Византию.

Второе — русские являются нацией развития и прогресса. Русская научная школа, русская научная мысль были лучшими в Европе и мире. И даже после революции такие имена, как Сахаров и Королев, показали миру, что с нами не покончено. Это можно и нужно разыграть. Три составляющие: технологии, развитие, инновации. Имена Менделеева, Зворыкина, Ландау, Попова, Сикорского, Нартова, Котельникова и Можайского уже никогда не угаснут, и будут светить ярко и сотни лет спустя. Авиация, космонавтика, биология, роботехника, — вот то, что мы можем предложить.

И, собственно, сам маркер «технократии» весьма выгоден и силен уже тем, что предлагает  комфорт, безопасность, развитие. «Садок вышневый коло хаты», — это, конечно, красиво. Особенно летом. Поэтично. Но вот когда человек перебирается в «хатку», его ждет множество сюрпризов. Начиная с отсутствия газа, света, канализации, отопления, и кончая, собственно говоря, необходимостью вести натуральное хозяйство (кушать-то хочется). А там, за окном «хатки», виден роскошнейший Русский Город — с небоскребами, красивыми парками, многополосными дорогами, аэропортами, вокзалами, и электростанциями. Причем, в этом Русском Городе нет поднадоевших прытким селянам «хрущевок» и «брежневок» — тут тебе и социальное жилье, и роскошнейшие доходные дома, и бизнес-офисы,  и многоэтажные жилые дома, и уютные пригороды а-ля «американская мечта». И в Русском Городе не пахнет коровами и курами, в нем роботы, в нем все управляется системами искусственного интеллекта, в нем школы и институты, в нем больницы, в которых тебя вылечат, а не покалечат, в нем полиция, которая охраняет тебя. Да и ты сам можешь защитить себя и свою семью — каждый,  сдавший нужные тесты, получит право носить оружие.

А вокруг Русского Города — леса, поля, и та самая Русская Деревня, в которой уютные дома, в которые подведены и газ, и свет, и вода. И в этой Русской Деревне нет места ларькам с пивом и водкой, нет места разваленным колхозам, нет места пьяницам и бездельникам. Наоборот, там живут, как и в Русском Городе, люди, которые ведут жизнь  своим трудом, сеют и собирают свой хлеб,  и сами решают, как им вести свое дело: индивидуально ли, либо в рамках добровольной кооперации. И  в этой Русской Деревне есть кафе, есть своя пекарня, и магазин, и Интернет.

Но это еще не все.

Русофобские шуточки в стиле «Россия — родина слонов» ставят своей целью высмеять именно наши достижения. Причем все предельно четко и ясно, фразы «В лаптях ходили, лопухами подтирались»  вполне открыто используются в печатных изданиях, интернет-ресурсах, звучит с экранов телевиденья. Цель тут проста, как две копейки: сформировать у нас этакий «комплекс неполноценности», точнее, даже не сформировать — вбить.

— Какой беспилотник? Какие роботы? Какая-такая термоядерная энергетика?! Какая-такая генетика?! Ты что, русский?! Никакого космоса, никаких высоких технологий! У тебя предки в лаптях ходили, сохой пахали, картоху сырую ели, прямо в поле, да! Отдай дрон, отдай немедленно, отдай-отдай-отдай!!!

Разумеется, такая вот «политика» имеет вполне конкретные последствия. Например, так называемый «уровень падения образования и науки», о котором много говорят. Действительно, какое тут развитие, когда еще в школе начинают с умными видом рассказывать о «лаптях», «родине слонов». И какому молодому человеку интересно, скажем, развивать свои таланты в условиях, когда «на коне» гламурные бизнесмены, а не люди НУЖНЫХ профессий. В итоге мы имеем ту самую «утечку мозгов», когда русская молодежь уезжает за границу, не имея возможности реализовать себя в России. Социальные лифты весьма скромные, стена непонимания, выращенная в период 90-х — начале 2000-х — итогом является внушительный список русских фамилий в зарубежных корпорациях.

Нам любят ставить в пример  известную «Силиконовую долину», в которой, увы и ах, работают и наши молодые ученые. Так вот — в Русском Государстве должен быть десяток таких Долин, должна быть восстановлена сеть Академгородков, восстановлены научно-исследовательские институты. Талантливые русские ребята должны реализовывать свои таланты в Русском Государстве, и во благо Русского Государства, и так, как сами пожелают.

Хочешь — бери кредит, обустраивай лабораторию, собирай команду. Хочешь — работай в государственной структуре. Что интересно — строить ли космодромы, бороться ли с болезнями, строить подводные колонии – то и делай, ради Бога, получишь и поддержку, и финансирование. Да, у нас нет уже «Бурана» — распилили, растащили, обратили в ресторан. Да, похоронены разработки лазерного оружия, да, таинственным образом испарились наработки в сфере термоядерной и альтернативной энергетики. Но  наша задача — возродить все, что было, и получить большее. Это мы, русские, дали миру лучших ученых, механиков, инженеров, врачей, и мы не ушли.

И Русское Государство каждый год будет прирастать новыми корпорациями, новыми производствами, новыми технологиями, новыми городами,  новыми аэродромами, космодромами, портами. И жить мы, русские люди, будем в высокотехнологичных Русских Городах, и будем строить самолеты, ракеты, корабли, танки, трактора, создавать компьютеры и экспериментировать с искусственным интеллектом и роботами — потому что мы русские, и так жили наши славные предки — в трудах.

И космос снова будет наш. И не только космос.

Посмотрите, для сравнения, на советские «маркеры». Люди с правильными открытыми лицами, над их головами — обязательный спутник, обязательно кто-то держит в руках модель атома. Понятно, что миф. Но сей миф определенное число людей держит и до сих пор.

Третий маркер — это, собственно, социальные лифты, социальная сфера, право избирать и быть избранными, политические и социально-экономические свободы. Тот, кто сталкивался с советским «начальством», и его постсоветскими реликтами, особенно в провинции, поймет меня: «тащщить и не пущщать», «я начальник — ты дурак».

Конечно же, в таких условиях говорить о развитии трудно — фраза «Те че, больше всех надо?!» способна выбить самые лучшие намерения даже у самого трудолюбивого человека. Опять же, каждому русскому человеку интересно развиваться, карабкаться, решать вопросы. А тут… «те чо?!». Согласитесь,  это не дело. Поэтому и должны быть действующие социальные лифты. Чтобы избавиться от этого «те чо?!», чтобы  можно было бы адекватно и вовремя отвечать на запросы времени.

И — самое, пожалуй, главное — это именно политическая традиция русского народа, которую мы обязаны воскресить. На нас работает эта традиция — от новгородского и киевского вече до Государственной думы, и тому, кто твердит об «азиатчине» и «тоталитарности» русского народа,  можно смело плюнуть в лицо.

Да, конечно, это только начальные, основные маркеры. По мере работы нам понадобится больше и больше таких «меток», которые помогут нам  в национальном возрождении.

Разумеется, придется действовать так активно, как только мы можем. Искать, присваивать, разрабатывать, аккумулировать. И, конечно же,  импровизировать.

— Так, так, что тут у нас… Спутник?! Сюда давай, сюда, я сказал! Так, и Российскую империю сюда давай, и научные разработки сюда давай, и технологии! Так, а тут у нас что?! О, да это же Народное Вече! Тоже сюда! И дрон не забудь прихватить!

В «кипящем котле» нового русского дела, новой русской идеи, мы должны будем «сварить» именно ту концепцию Русского Государства, которая будет принята именно русским народом. То, что поддержит большинство, те простые слова, те простые, как гвоздь, лозунги, которые будут понятны всем и вся — от простых работяг до менеджеров госкорпораций и чиновников высшего уровня.

Любое успешное национальное возрождение начинается  именно с этого — с труда энтузиастов, которые доказывали своему народу, что они не «классы», не толпа, а единая нация.  Доказывали с помощью национальной культуры, национальных мифов, национальной идеи.

Разумеется, наши оппоненты постараются «стереть» начерчиваемые маркеры. Например, один из любимых аргументов «советских патриотов» — «Русские — это не народ, это цивилизация». Да, мы за тысячу лет своей истории вовлекли в свою орбиту большое количество народов и культур — верно. Но нация создает цивилизацию, а не наоборот, и без нас, русских, не будет никакой «цивилизации».

И главный наш аргумент — это необходимость Русского Дела. Именно этот национально-культурный маркер является основным. Миф «дружбы народов», столь обильно культивировавшийся даже после развала Союза, рухнул. Наивные мечты о том, чтобы «вернуть все взад»,  рухнули следом. И сейчас мы видим, что только Русская Идея может прийти на замену отжившим концептам постсоветского мира. Да, идея «непредрешенности» Белой Гвардии, бывшая ее самым сильным, и одновременно самым слабым местом, сейчас уже не так актуальна. Но Белая Гвардия защищала не только и не сколько Учредительное Собрание — она защищала Русь. Тысячелетний уклад русской жизни. И она,  эта идея, защита русской нации от бандитов, даже сто лет спустя звучит как никогда актуально.

И именно тогда, когда люди понимают, что им нужно, к чему им стремиться, что им делать, как им делать — только тогда получается дело. Наши достопочтенные предки знали, чего хотели — и к 1914 году получили крупнейшую империю в мире. Другой вопрос, что «западные партнеры» хорошо постарались «не пустить», но это уже тема другой статьи.

Мы должны рассуждать здраво. Ясно, что ни Западу, ни Востоку сильная и могучая Россия не нужна. Кто не верит — опять же, смотрим на год 1917-й. Внимательно.

Мы должны рассуждать практично. При фразе «Альфред Кох говорит, что русские…» молча разворачиваемся и уходим. При фразе «Украинцы — братский народ…» — разворачиваемся и уходим. При фразе «Международное сообщество обвиняет…» — то же самое.

Написано уже много доктрин, стратегий, программ и направлений. Но мало кто сказал, и скажет — что значит быть русским. Мы так долго смотрели на изменившийся мир широко распахнутыми глазами, что не заметили, как мир изменил нас. А что мы сможем показать миру? Я недаром назвал эту статью «Русское Государство и дроны». Нас, русских, столь усердно выпинывали сто лет из Первого Мира, столь усердно «втаптывали» в грязь, но уничтожить веру в возрождение Руси невозможно. И мы придем в Первый Мир, тот самый, о котором так много сейчас пишут: с информационными технологиями, космическими станциями, гиперзвуковыми самолетами. И плевать, что по этому поводу думают Китай, Евросоюз и Штаты.

И я верю в то, что будет Русское Государство, будет Русский Рассвет. И будет именно так, как должно быть: и новые построенные города, и возрожденные старые, и наши, самые лучшие самолеты, и наши, самые лучшие, корабли, и дроны, и  боевые роботы, и наши древние стяги там, где мы посчитаем нужным — от Мексиканского залива и северных районов Тихого океана до Антарктиды и Марса.

Мы обречены на Русское Государство, которое не принесет нам «сладости победы», но даст нам невыносимую легкость бытия и легкую тяжесть русской субъектности. Да, конечно же, это будет чертовски трудно  — «решать вопросы» самим. Это не «Русский Марш»,  и  не «Последний Марш».  Понадобится решать вопросы «здесь и сейчас» — экономика, право, внешняя и внутренняя политика. Искать союзников, находить новые и старые точки соприкосновения, отстаивать русские интересы всегда и везде. Конечно, сегодня мои слова выглядят фантастическими. Но…

 Только смелость двигает горами.

Только вера города берет.

Текст: Иезекииль

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail