Article

Российская империя: открывая правду (ч. I)

652 views

ri_otkryvaya_pravdu

Шуточки про «хруст французской булки», «Россию, которую мы потеряли», «верните попов» давно стали неотъемлемой частью так называемых «советских патриотов» и целой когорты русофобов. Мол, смотрите, какие эти русские — триста лет в г…е жили! Не то что мы, советские граждане с грин-картой в сердце и пол-литрой в голове, гордимся нашим отцом Сталиным, который все как надо сделал! А то, что там попов и дворян расстрелял — так ничего, так надо! Зато мы перекрыли Енисей…

С другой стороны, мы, Русское Движение, аппелируем к временам Империи, но совершаем ошибку, превращая дореволюционную Россию в этакий «лубок», который больше безжизненный, чем дающий какие-либо преимущества в нашем деле.

А тем временем, Российская империя должна стать нашим мечом на пути построения нового Русского Государства. Для этого достаточно взглянуть на прошлое под другим углом…

Русский Марш времен Империи — это цветущие города Европейской России, это Сибирь-матушка, прибывающая новыми рудниками, шахтами, и заводами, это Семиречье, заселенное русским казачеством и крестьянством, это ВВС Российской империи и Русская Императорская Армия.

Русский Марш времен Империи — это русские на Балканах и в Средней Азии, это русские фактории в Китае и Корее, это Государственная Дума, это купечество и промышленники, бьющие своим капиталом немецкие и американские фирмы.

Русский Марш нашего времени — толпы молодняка, которые идут под древними стягами по улицам на задворках Москвы/Питера/Казани. Из окна выглядывает заспанный обывала, почесывающий жирное «пивное» пузо.

— Мать! А, мать! — кричит он — Ты гляди! Фашызды снова маршируют! Ироды! Сволочи! И идуть, и идуть! Фашызды! Когда их уже всех пересажают?!

Колонны Русского Марша скрываются за поворотом, а обывала, облегченно вздохнув, возвращается в зал, открывает бутылочку пива, и садиться перед телевизором.

— Ух, распоясалась, фашня недобитая! Когда же их пересажают, иродов-то?! Распоясались, слов нету!

Как видим, объективная реальность не в нашу пользу. Совсем.

Но давайте посмотрим на ситуацию с точки зрения целесообразности.  Вы никогда не задумывались, почему всех наших оппонентов, от неолибералов-западников до радикальных леваков, объединяет ненависть к Российской империи? Ведь она была уничтожена сто лет назад, в ходе жестокой гражданской войны, все русские гражданские, национальные и военные институты уничтожены большевиками… Что ненавидеть? Кого ненавидеть? Так нет же: истерики, слезы, размазанные по лицам сопли. Одно лишь скромное предложение пригласить представителей Дома Романовых в РФ вызвало истерики по всему Рунету.

Более чем странно, согласны? Да и замалчивание дореволюционной культуры, дореволюционного образа жизни, — весьма символично и характерно.

Оттого и идет болезнь «кежуальства», поразившая Русское Движение. Правая молодежь ищет силу где угодно: в Третьем Рейхе, в ИГ, в украинстве — повсюду, только не в истории Руси. Доходит уже до крайних анекдотических случаев, вроде идеи покойного Петра Хомякова «Русь против России», где тот дописался уже до того, что революция и расстрел Царской Семьи — это правильно, надо выжигать византийщину каленым железом… Приехали, что называется.

А давайте-ка посмотрим, что именно так пугает наших оппонентов.

1

Российская империя глазами европейцев. Этнографическая карта.

2

Российская империя глазами русских. Это все моя сторонка, это Родина моя…

[cointent_lockedcontent]

3

Российская империя к началу Второй Отечественной войны 1914 года.

Российская империя являла собой сложное государство, объединенное вокруг триединой русской нации. От Царства Польского до Калифорнии и Аляски наши деды и прадеды строили, пахали, сеяли, воевали… Однако истинное богатство любой нации заключается не в количестве присоединенных земель, а в развитии науки, промышленности, искусств. Это константа. Левые любят описывать дореволюционную Россию как отсталую и нищую, мол, там голод был, холод, и в целом, жуть и мрак. Да и «азиатчину» любят приписывать, без этого никуда. Ну, что же, посмотрим на «азиатскую отсталость». Куда же без этого…

 

4

 

5

 

6

 

7

 

8

Юзовка (нынешний Донецк), начало XX века. Лапти. Соха.

 

 

1

А это Вильно, оккупированное злобными русскими варварами. На заднем плане, если присмотреться, видна колонна местного населения, которую злобные русские азиаты ведут на расстрел.

 

2

Станция Чухлинка, окрестности Москвы. Все очень плохо, как видите. Бедные и голодные крестьяне толкают ржавый поезд. Ай-ай-яй.

 

3

Первый проспект Николаевска-на-Амуре. Кстати, обратите внимание на столбы вдоль дороги, особое внимание — на дома.

4

Николаевский вокзал, Москва.

 

5

Центральная городская электростанция, Екатеринбург.

 

6

Прибытие поезда на центральный вокзал. Тоже Екатеринбург.

 

 

7

 

8

А вот «кровавые сатрапы и душители свободы», господа русские полицейские. Очевидно, размышляют над тем, как бы побольше рабочих избить.

9

А вот и господа русские рабочие, на отдыхе, Красноярск, Енисейская губерния.

10

А это непосредственный рабочий процесс. Как видите, рабочие мало похожи на «доходяг» и забитых бесправных «скотов», как нам сейчас любят рассказывать.

 

11

Проходная завода. Рабочие идут на смену.

 

12

Пушечный цех. Опять же, лапотность зашкаливает. Бедные работяги голыми руками клепают примитивные винтовки. Дотянулся Николай Александрович, ох, дотянулся…

 

13

А это — кузнечный цех. Рабочий процесс.

 

14

Обточка снарядных болванок.

 

15

Шрапнельный цех. К вопросу феминизма: работают, как видите, женщины. Причем не оборванные, в лохмотьях, а аккуратно одетые.

 

16

Сормовская судоверфь.

 

17

А это сормовский паровозный цех.

 

18

…и сотый выпущенный паровоз.

 

19

И снова господа рабочие. Теперь уже в ожидании получки.

 

20

Рабочая казарма в Лобне, для рабочих фабрики купцов Крестовниковых. Современный вид.

 

21

А это фабричная школа при мануфактуре Якова Лабзина.

 

Ужас, одним словом. Сразу видно, как злые цари издевались над русскими. Террор, бесчеловечное обращение, хамство, азиатчина  так и прёт, так и прёт…

А вот типичный досуг русского горожанина. Прошу любить и жаловать — ресторан Крынкина:

22

«…У Крынкина встречают нас парадно: сам Крынкин и все половые-молодчики. Он ведет нас на чистую половину, на галдарейку, у самого обрыва, на высоте, откуда — вся-то Москва, как на ладоньке. Огромный Крынкин стал еще громчей, чем в прошедшем году, когда мы с Горкиным ездили за березками под Троицу и заезжали сюда на Москву смотреть.

— Господи, осветили, Сергей Иванович!… А уж мы-то как горевали, узнамши-то!.. Да ка-ак же так?!. да с кем же нам жить-то будет, ежели такой человек — и досмерти разбимшись?!… — кричит Крынкин, всплескивая, как в ужасе, руками, огромными, как оглобли.

— Да, ведь, нонеча правильные-то люди… днем с огнем не найтить! Уж так возрадовались… Василь-Василич намеднись завернул, кричит: «выправился наш Сергей Иваныч, со студеной окачки восстановился!» Мы с ним сейчас махоньку мушку и раздавили, за Сергей Иваныча, быть здоровым! Да как же не выпить-то-с, а?! Да к чему уж тогда вся эта канитель-мура, суета-то вся эта самая-с, ежели такой человек — и!.. Да рази когда может Крынкин забыть, как вы его из низкого праха подняли-укрепили?!. Весь мой «крынкинский рай» заново перетряхнул на ваш кредитец, могу теперь и самого хозяина Матушки-Москвы нашей, его высокопревосходительство генерала и губернатора князяВладимира Андреевича Долгорукова принять-с. Я им так и доложил-с: “Ваше Сиятельство! ежели б да не Сергей Иваныч!..” Да что тут толковать-с, извольте на Москву-Матушку полюбоваться!

Мы смотрим на Москву и в распахнутые окна галдарейки, и через разноцветные стекла — голубые, пунцовые, золотые… — золотая Москва всех лучше. Москва в туманце, и в нем золотые искры крестов и куполов. Отец смотрит на родную свою Москву, долго смотрит… В широкие окна веет душистой свежестью, Москва-рекой, раздольем далей. Говорят, — сиренью это, свербикой горьковатой, чем-то еще, привольным.

— У меня воздух особый здесь, “крынкинский”-с!.. — гремит Крынкин. — А вот, пожалте-с в июнь-месяце… — ну, живой-то-живой клубникой! Со всех полей-огородов тянет, с-под Девичьего… — и все ко мне. А с Москва-реки — раками живыми, а из куфни вареным-с, понятно… рябчиками, цыплятками паровыми, ушкой стерляжьей-с с расстегайчиками-с… А чем потчевать, приказать изволите-с?.. как так — ничем?!. не обижайте-с. А так скажите-с: “Степан Васильевич Крынкин! птичьего молока, сей минут!” Для Сергей Иваныча… — с-под земи достану, со дна кеян-моря вытяну-с!»

(Из книги Ивана Шмелева «Лето Господне»).

 

Но не будем сильно увлекаться ресторанным делом. Ведь у русских горожан были и другие способы провести досуг:

23

Шуваловский яхт-клуб, фото 1898 года. Европейский вид досуга. Видно, с каким интересом зрители наблюдают за яхтами.

 

24

Но ничто и никогда не заменит старого доброго пикника. Река Базаих, Енисейская губерния.

 

25

А вот аллея на побережье Енисея. Как  можем убедиться, обустроена просто «на ура». Что примечательно ни одна скамейка не поломана.

 

26

Футбольный матч Харьков — Одесса.

 

27

Внутри магазина «Торговый дом Д. Н. Сухов и сыновья». На пустоту прилавков жаловаться, как видите, не приходиться.

А вот товары, которые были «брендовыми» в Российской империи:

28

Например, «Смирнов».

«Смирновка» и сегодня является одним из самых узнаваемых водочных брендов, но в царской России Петр Арсеньевич Смирнов, основавший свой завод в 1862 году, был настоящим «водочным королем». Потребителям больше всего нравилось столовое вино «№21» и настойка «Нежинская рябина». Эти изделия помогли фирме приобрести право изображения Государственного герба и звание «Поставщик Двора Его Императорского Величества и Великого князя Сергея Александровича».

 

29

Торговый дом «Эйнем».

Основатель компании Теодор Фердинанд фон Эйнем в 1851 году открыл на Арбате кондитерскую мастерскую. Работали в ней всего четыре человека. Помогла подняться «сладкому бизнесу» Эйнема Крымская война. Он поставлял на фронт свою продукцию. Это помогло Эйнему расширить производство и перенести мастерскую на фабрику на Мясницкой. Предприятие выпускало около 20 видов продукции, особой популярностью пользовались «сладкие корзины» для невест. В 1913 году компания получила титул «Поставщик Двора Его Императорского Величества».

 

30

Коньяк Шустова.

«Коньячный король» Николай Леонтьевич Шустов был человеком неординарным. Он буквально перевернул сознание российского потребительского рынка XIX века. Для популяризации своего продукта он нанимал студентов. Они спрашивали в трактирах «только шустовскую водку». Когда её не оказывалось, устраивали дебош и оказывались в участке, откуда их потом выкупал сам Шустов. Впоследствии студенты ещё и получали процент от продаж в «окученной» точке.

Ещё Шустов одним из первых догадался размещать рекламу на общественном транспорте. К концу XIX века ассортимент продукции стал отличаться разнообразием — зубровка, мандариновая наливка, кавказский горный травник, ликеры русских степных трав и крымский.

 

 

31

Достаточно посмотреть на одну эту рекламу, чтобы понять, что «Абрикосов и сыновья» к вопросу маркетинга относились ответственно. В одном только 1891 году на нее было потрачено 300 тыс. рублей. Кондитер заполонил своими листовками весь город. История Абрикососовых началась в 1804 году, когда в Москву приехал на заработки Степан Николаев по прозвищу Обрикосов, открывший здесь кондитерскую лавку.

К началу XX века на фабрике Абрикосова трудились 1900 работников, они производили около 4000 тонн карамели, конфет, шоколада и бисквитов в год.

 

32

История Ивана Дурдина — история мечты. В 20 лет крепостной крестьянин села Шестихино Мышкинского уезда Ярославской губернии Иван Алексеевич Дурдин приехал в Москву на заработки, через три года выкупился и устроился в магазин Московского общества пивоваров, потом был назначен приказчиком на пивоваренном заводе в столице. В 1836 году Дурдин сумел выкупить завод, на котором работал. Дурдин стал открывать лаборатории для производства новых сортов пива, фирменные магазины, новые пивоварни. Дурдинское пиво знала вся Россия. Сам император Александр II высоко ценил дурдинский «Портер», и в 1857 году Дурдин получил особую привилегию — право разливать продукцию в бутылки с изображением российского двуглавого орла. Как видим, прадеды дефицита не знали. Совсем.

При этом в дореволюционной России был весьма интересный элемент — кооперативы.

33

В России акционерные компании, возникшие еще в конце XVIII в., действовали преимущественно в двух формах: в виде акционерных обществ и паевых товариществ. К началу XX в. уже большая часть крупных предприятий действовала в акционерной форме. Данные об их деятельности (с 1885 г. была введена обязательная публичная отчетность обществ) поступали в Министерство торговли и промышленности, которое публиковало их в справочниках «Сборник сведений о действующих в России акционерных обществах и товариществах на паях». Приведенные в них сводные сведения о деятельности русских и иностранных обществ подразделялись по отраслям производства: I. Обработка волокнистых веществ; II. Обработка пищевых и вкусовых веществ; III. Обработка животных продуктов; IV. Лесная промышленность и обработка дерева; V. Производство бумаги, картона и изделий из них, полиграфические искусства и издательское дело; VI. Химические производства; VII. Добыча и обработка металлов (кроме железа); VIII. Добыча и обработка железа; IX. Машиностроение; X. Производство металлических изделий; XI. Добыча и обработка разных полезных ископаемых (кроме железа); XII. Обработка минеральных веществ; XIII. Торговля; XIV. Комиссионная торговля и комиссионно-агентурная деятельность; XV. Благоустройство населенных мест; XVI. Пароходство; XVII. Товаро-складочные, транспортные и комиссионно-ссудные операции; XVIII. Страховые операции.

А вот объемы капитала акционерных обществ в Российской империи:

Группы по роду деятельностиЧисло компаний (тыс. руб.)Основной капитал (тыс. руб.)Запасный капитал (тыс. руб.)Другие капиталы (тыс. руб.)Облигационный (тыс. руб.)Прибыль (тыс. руб.)
I1911 г.261558528,592221487362104185930
1914 г.306677663102976496942918488736
II1911 г.2962678773037915028179445523
1914 г.376390301,53194521998302129497
III1911 г.3136395527332583324860
1914 г.3444615511226432836077
IV1911 г.5247452,5258612173599
1914 г.7966945321412924186
V1911 г.7061970,64683441336506260
1914 г.9087458,66092450630568630
VI1911 г.791001192810710146401119064
1914 г.101148564,2539666164651289927202
VII1911 г.32653941922461815848207
1914 г.41123459838667828848743
VIII1911 г.561731702242955574008813704
1914 г.76333980,83931886265153450287
IX1911 г.651661721779160541931013946
1914 г.953071003896359221734925460
Х1911 г.4338186327391022092549
1914 г.5440681232244913894510
XI1911 г.119248786,116012407754803629612
1914 г.16744659332097324904156465367
XII1911 г.50503614284297343535893
1914 г.81111652,2576342754194814609
XIII1911 г.10211449018586492614373
1914 г.1912092201586711064121518112
XIV1911 г.2410985153405127
1914 г.352614522871157
XV1911 г.95113214,1404831141024310256
1914 г.159212828,267763711972815977
XVI1911 г.5070006,59791653849237599
1914 г.5079551,2120678927467810929
XVII1911 г.1512975350422942
1914 г.222153511784041499
XVIII1911 г.194405012133235151100809229
1914 г.1948487,51394222657991967333
Итого1911 г.13902175132,3266021394241171654281671
1914 г.19773376780,3367783404377187928387111

Какие символические цифры, не так ли? Эта та самая «отсталость», которой нас так любят упрекать.
Можно только представлять, каких размеров достигло бы кооперативное движение, если бы не война и революция.

Историк Кулишер в «Истории русской торговли» пишет: «Русские торговцы хитры и алчны как волки, и с тех пор, что начали вести торговлю с голландцами, еще более усовершенствовались в коварстве и обмане. Во всяком случае, этот характер торговли русских с иностранцами свидетельствует о том, что капиталистической ее отнюдь нельзя еще назвать… Она напоминает торговлю тех же англичан и голландцев в заокеанских странах. Русские купцы постоянно были во мраке относительно большей части того, чем торговали, страшились обмана, не доверяли, были обманываемы и, в свою очередь, обманывали сами».

В качестве примера можно привести торговую империю «А. Ф. Второв с сыновьями».
Свое название товарищество Александра Второва получило не случайно. Выходец из среды мещан среднего достатка, отец семейства, Александр Второв в попытках умножить свое благосостояние мог надеяться исключительно на своих восьмерых сыновей, самым способным из которых оказался Николай. Братьям с малолетства пришлось принимать в делах отца самое непосредственное участие. Разумеется, Второв не изнурял своих отпрысков непосильным физическим трудом. По воспоминаниям современников, Николай Второв и его братья, даже будучи в зрелом возрасте, не имели ни малейшего представления о том, каким образом устроены технологические процессы, налаженные на их фабриках и мануфактурах — за этим следил многочисленный штат инженеров и подрядчиков. Единственное, чему по-настоящему научил Второв своих детей, так это грамотно вести торговлю и налаживать деловые отношения в купеческой, промышленной и чиновничьей среде. Как бы то ни было, это не мешало братьям с почтением, граничащим с благоговейным ужасом, относиться к труду своих рабочих — на фабриках товарищества хорошо и своевременно платили, старались заменять ручной труд машинным, давали беспроцентный кредит и избегали штрафной и членовредительской практики.

Уже будучи подростком, Николай Второв мог продать буквально все кому угодно. В 15 лет Второв, обманным образом получив через одну из томских кредитных контор доверенность, выписанную на имя своего отца, и заручившись покровительством местной жандармерии, которую за месяц до этого изрядно снабдил водкой, продал купцу Варфоломееву несуществующие права на двухсоткилометровый участок трассы Томск — Новосибирск. Поддельная дарственная на это имущество, выданная якобы в счет будущих поставок красноярского текстиля, была скреплена печатями земства и некой «Навигационной канцелярии Его Величества в городе Санкт-Петербурге», которой, естественно, в действительности не существовало. Торговая махинация обернулась для Николая 135 тысячами рублей чистой прибыли и семимесячной судебной тяжбой с юристами торгового дома Варфоломеевых.

И если суд прошел для семейства Второвых и их деловой репутации без каких бы то ни было ощутимых потерь (уголовное дело инициировать не стали, а в доход купца Варфоломеева отошло одно из убыточных предприятий Второвых, обремененное долгом в сумме, превышающей 50 тысяч рублей), то для самого Николая эта афера стала хорошим уроком на будущее. Его на несколько лет без жалования сослали в отдаленный район Томской губернии устраивать семейное дело на новом месте. С этого времени Николай в полной мере обретает финансовую и деловую независимость, и на периферии отцовской династии начинает самостоятельную финансовую карьеру, в сравнении с величием которой его отец и братья вскоре затеряются далеко на заднем плане.

Устав товарищества «А.Ф. Второв с сыновьями» с учредительным капиталом в 3 миллиона рублей, разделенных на 300 паев по 10 тысяч рублей, принадлежащих, в основном, членам семьи, был утвержден в начале 1900 года. Руководителями филиалов товарищества в основных городах Сибири были назначены сыновья и братья Александра Второва. Так, в Иркутске делами заведовал сын Александр, в Томске — Николай, в Чите брат Второва Петр Мажуков.

В период с 1890 по 1900 годы Второв с сыновьями организует массу магазинов и подсобных контор в Томске, Сретенске, Чите, Верхнеудинске и многих других городах Сибири. Здесь появляются склады, оптовые и розничные универсальные магазины, столовые, трактиры, бакалеи, увеселительные и игорные заведения, мастерские, гостиницы, а также охотничьи хозяйства. В 1907 году семейство Второвых присоединяет к своему товариществу предприятие купцов Стахеевых и образует тем самым торговое паевое товарищество с капиталом в 10 миллионов рублей и с годовым оборотом в 30 миллионов. Присоединив торговый дом Стахеевых, Второвы устраняют последних своих конкурентов на поприще мануфактурной торговли и фактически становятся полновластными хозяевами Сибири. В дальнейшем братьям удается объединить крупнейшие московские ситценабивочные фабрики, в числе которых были заводы Альберта Гюнер, Даниловскую и Коншинскую.

Кроме того, в Москве Второв строит центр московских торговых операций — гостиницу «Деловой двор», приобретает и реорганизует бывшую банкирскую контору «И. В. Юнкер и Ко» — в 1916 году он перекупил от Азовско-Донского банка и от сахарозаводчика Бродского все паи Юнкерс-банка, став единственным распорядителем банка и его акций. Так, собственно, и появился Московский Промышленный банк — главное детище Второва, устремленное уже за пределы Российской империи. Кстати, при помощи своего банка Второв в период с 1914 по 1915 годы выкупил и выторговал порядка 40 предприятий цементной, химической, суконной, шерстяной и нефтяной промышленности.

Уже во время Первой мировой войны с первоначальным участием в 62 миллиона рублей Второв входит в банковско-финансовую группу Рябушинского и других крупнейших московских мануфактуристов. Помимо финансовой группы, в это время интересы Второва активно занимает крупнейшее монополистическое объединение России — военно-промышленный концерн. В его состав вошли с товарищество «А. Ф. Второв с сыновьями», Московский промышленный банк, группа текстильных фабрик и предприятий химической промышленности «Коксобензол», 5 цементных, 12 машиностроительных, 3 кирпичных, 17 металлургических заводов, 6 предприятий золотоносных приисков, а также целый ряд нефтяных месторождений.

Одновременно с этим Второв берет крупные поставки военному ведомству через организованное им Акционерное общество «Поставщик», строит два завода для изготовления гранат и первый в России завод электростали. Совместно с Рябушинским Второв начинает подготовку создания монополистических объединений промышленных и банковских предприятий, способных создать ощутимую конкуренцию банковским домам Ротшильдов и Морганов.

Продолжение следует…

Текст: Иезекииль

[/cointent_lockedcontent]

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail