Article

Философ Путина

458 views

Перевод статьи Антона Барбашина и Hannah Thoburn, опубликованной на Foreign Affairs

В последние дни апреля российское телевидение запустило в эфир 150- минутный документальный фильм о полутора десятилетиях Владимира Путина во главе страны. Показанный незадолго до годовщины инаугурации (7 марта 2000 года) фильм предлагал несложную мысль: за пятнадцать лет правления Путин спас Россию от разрушительных сил как внутреннего происхождения — Чечня и олигархи — так и внешнего — коварного западного влияния.

Согласно фильму, впрочем, Путин не только политический спаситель: его правление также было важно для духовного возрождения России и её народа. Полных шесть минут фильма были посвящены описанию его работы по возвращению останков белого русского философа Ивана Ильина.

Ильин был неизвестен для широкой публики до того, как российский режиссёр и консервативный активист Никита Михалков достал его из глубин истории в начале нулевых. Но забвение лучше всего подходило для Ильина в качестве места, чтобы повесить на крючок свою шляпу. Никогда не бывший глубоким и ясным мыслителем, он не был и философом или академиком в классическом смысле этих слов, скорее публицистом, конспирологом и русским националистом с фашистским уклоном.

Его работы были впервые подняты во внутренних кремлёвских кругах, а затем процитированы различными официальными лицами во второй половине нулевых. Интерес самого Путина к Ильину стал ясен после 2006 года, когда он стал приводить выдержки из философа в своих ключевых обращениях к широкой публике. Владислав Сурков, известный как «серый кардинал Кремля» и главный кремлёвский пропагандист, также любит цитировать Ильина, чьи труды он использовал для раскрутки идеи Путина о суверенной демократии. Путин предписал своим главам регионов прочитать книгу Ильина «Наши Задачи» на зимних каникулах 2014 года.

Ильину также было уделено много внимания полярными, казалось бы, группами российского общества. Представители РПЦ объявляли его «религиозным философом» и тем, кто «проповедовал духовное обновление и перерождение России». В то же время, Ильина как «много вложившего в российскую государственную идеологию патриотизма» цитировал лидер КПРФ Геннадий Зюганов.

Так кто же такой мистер Ильин?

От анархизма к фашизму

Иван Александрович Ильин родился в 1883 году в дворянской семье в Москве.После окончания с наградами одной из лучших школ страны он поступил на программу изучения юриспруденции в Московский Императорский Университет (ныне МГУ). В университете он симпатизировал радикальным политическим течениям вроде анархизма, но в конце концов перешёл в правоцентризм, став протеже одного из самых активных либералов дореволюционной России, Павла Новгородцева. Не последовав примеру своего ментора, Ильин не присоединился к Белой Армии в борьбе против большевиков во время Гражданской войны. Тем не менее, он был депортирован в 1922 году как враг большевистского государства вместе со 160 другими философами, историками и экономистами, которые стали известны как «Белые русские».

На протяжении десяти лет после своего изгнания Ильин работал в Германии, выпуская антибольшевистские манифесты и всё больше вовлекаясь в русское интеллектуальное эмигрантское сообщество. С 1927 по 1930 год он был редактором эмигрантского журнала «Колокол», а также лектором Берлинского Русского Научного Института с 1923 по 1934 год. Как и многие другие «Белые Русские», Ильин интересовался идеями «Евразийства», на основе географии пытавшейся стать альтернативой большевизму.

Радикальная эволюция его политических взглядов стала заметна в тридцатых, когда он стал хвалить Гитлера и Муссолини. В 1933 году в статье «Национал- Социализм. Новый Дух» Ильин приветствовал фашизм как хороший ответ большевизму, поддержал правый уклон Гитлера, а также атаковал германских евреев за их «симпатии» к коммунизму, пока под давлением властей не был уволен из института в 1943 году, чтобы через несколько лет бежать в Швейцарию.

На взгляд Ильина, национал-социализм Гитлера, фашизм Муссолини и русское Белое движение были очень похожи и «духовно близки». Он писал, что вышеперечисленные идеологии разделяли «общего и единого врага, патриотизм, чувство чести, самоотверженное служение, симпатию к диктаторской дисциплине, духовному обновлению и перерождению своей страны, а также поиск новой социальной справедливости». Оппонируя как советскому коммунизму, так и западной демократии, Ильин усматривал у России «особый путь», основанный на возвышении Православной церкви и традиционных ценностей, которые принесут духовное обновление русским людям, на тот момент, по мысли Ильина, бывшим под влиянием западных политических и социальных понятий.

Несмотря на ужасы Второй Мировой войны и поражение Германии и Италии, Ильин не отрёкся от фашистской идеологии. В 1948 году он написал об ошибках, сделанных Гитлером, но не об изъянах его идеологии. Ильин всё ещё считал её справедливой и здравой национал-патриотической концепцией, озвучивая свои надежды на то, что Франсиско Франко в Испании и Антониу ди Оливейра Салазар в Португалии избегут недочётов Гитлера и будут успешны всвоих начинаниях.

Почему Путину нравится Ильин

Начиная с сороковых годов, Ильин окончательно сосредоточился на России, её будущем и её исторической миссии. Опьяняющая философская комбинация, которая должна была легко найти путь к человеку — Путину — которого историк Тимоти Снайдер охарактеризовал как «поставившего себя во главе популистских, фашистских и неонацистских сил в Европе».

В своём эссе «Что сулит миру расчленение России», датированном 1950 годом, Ильин предсказал падение Советского Союза и дал инструкции о том, как спасти Россию от зла Западного мира. Двенадцать пунктов этого эссе содержать в себе все пропагандистские клише, используемые сегодня кремлёвским телевидением.

Ильин утверждает, что Российское государство, под которым он подразумевает Российскую империю и её географического потомка — Советский Союз, является уникальной гео-исторической сущностью, связанной вместе духовным единством Евразийских наций.

Во время Холодной войны Ильин становился всё более убеждён, что Запад мечтает о разрушении России и готов пойти на всё, чтобы добиться её распада. Этот распад, утверждал Ильин, приведёт к долговременной гражданской войне внутри России, а негативные последствия этой войны отразятся на всём мире. Получив малейшую возможность, державы немедленно аннексируют части российского государства и устроят хаос, беспорядок и упадок. Германия, он пишет, «вторгнется на Украину и в Прибалтику, Англия отторгнет Кавказ и Центральную Азию, Япония примется за дальневосточные берега».

В случае аннексии Украины Западом, в частности, Германией, территория будет использоваться последней для подавления мощи российского государства. Как многие другие консерваторы, Ильин не верил в существование украинской нации; украинцы поэтому не имели права на какую-либо форму государственности. Для России же потеря Украины была бы фатальной и вела бы к дальнейшему расчленению и распаду нации.

Ильин предупреждал своих соотечественников, что в этом процессе Запад будет использовать идеи «демократизации», «федерализации» и «торжества свободы» против России с единственной целью — ослабить её, чтобы ограбить. Никаких примеров или доказательств для подкрепления своих теорий он не приводил. Ильин утверждал, что демократия невозможна в такой огромной стране, как Россия, и единственная возможная конфигурация власти — «русская национальная диктатура». На взгляд Ильина, невозможно объединить географическое, этническое и культурное разнообразие России без сильной центральной власти. Это была бы не тоталитарная диктатура, скорее,авторитарная. Государство было бы таким, чтобы дать людям «свободу», но в ограниченном для победы порядка над анархией объёме. Основанная на патриотизме, с сильным лидером во главе, такая система защитила бы Россию от революций и хаоса.

Духовное обновление

Таким образом, раз Путин решил обновить Россию, он обратился к Ильину как к оправданию выбранного направления, а также как к обещанию успеха на этом пути. Выбор пал на Ильина, вероятнее всего, потому, что его работы лиегитимизировали авторитаризм Путина, оправдали ограничения свободы, а также обеспечили противоядие к западным критериям прав и граждан и целей государственной политики. В сущности, Ильин дал Путину подоплёку для взятия на себя почти непререкаемых полномочий национального лидера, чья цель состояла бы в усилении государства и начале духовного обновления, возвышающего консервативные ценности и нормы.

В 2006 году в послании Федеральному Собранию Путин процитировал «знаменитого русского мыслителя Ивана Ильина», который, «отражая фундаментальные принципы, на которых должно твёрдо стоять русское государство, обозначил высокое и достойное призвание солдата…Мы должны быть всегда готовы отвести потенциальную внешнюю агрессию и акты международного терроризма. Мы должны быть способны ответить на любые попытки оказывать на Россию политическое давление, включая попытки дргуих улучшить свои позиции за наш счёт».

Всегда в какой-то степени конспиролог, Ильин ввёл русский термин «мировая закулиса», с помощью которого описывал заговоры лидеров Запада против России. В более широком смысле, этот термин означает, что официально избранные лидера Западных стран на самом деле марионетки настоящих властителей мира: бизнесменов, масонских агентов и, часто, евреев. В наши дни этот речевой оборот кажется вездесущим в российском дискурсе и контролируемых государством медиа.

Замените «евреев» на «геев», а «масонских агентов» на «иностранных агентов», и взгляды Ильина прекрасно совпадут с нарративом путинской пропаганды: падение Советского Союза вряд ли было справедливым, и россияне были обмануты обещаниями демократии, вылившимися в десятилетие бедности, унижения и политической дисфункции. Демократия не сработала в России; нации был нанесён вред Западными ценностями и постоянно подвергается посягательствам тех, кто желал бы расколоть её. То же самое выполняется для Ильина, не верившего в демократическое управление. Причины, которые Ильин приводит для ненависти Запада к России, постоянно озвучиваются на телевидении: Запад не понимает Россию и боится её. Важнее всего, наверное, то, что он отвергает Православные догматы.

Как многие нынешние лидеры России, Ильин видел духовное обновление под покровительством Православной церкви. Не будучи религиозным человеком, он видел религию сложно связанной с политикой и ужасался гонениям Советского Союза на церковь: «Демагогия и обман, грабёж и террор, разрушение религии и жизни — всё это было сделано для возвышения российских меньшинств, а на Западе доверчивые и бесчестные корреспонденты пели об освобождении наций». Ильин верил, что традиционные ценности могли бы привести русскую нацию к успеху в будущем, объединив её в более сплочённый организм.

Так же высказывался о религиозном возрождении и роли церкви и Путин. По его словам, «РПЦ играет основную роль в сохранении нашего богатого исторического и культурного наследия и в восстановлении вечных моральных ценностей. Она без устали работает для создания единства, для усиления семейных связей, а также для прививания молодым поколениям духа патриотизма».

Таким образом Путин попытался дать России что-то, во что можно верить, опять обращаясь к Ильину: «Свобода развития экономики, социальной сферы, общественной инициативы — это лучший ответ как внешним ограничениям, так и нашим внутренним проблемам. И чем активнее граждане будут участвовать в утроении собственной жизни… тем больше будет потенциал России». Ильин, конечно, не был фанатом личного выбора. Для него слово «свобода» означало что-то другое. Для развития мысли Путин продолжает: «В этом отношении, цитирую «Тот, кто любит Россию, должен желать её свободы. Прежде всего, свободы самой России, её международной независимости и самодостаточности, свободы России как объединения русских и других культур, и, наконец, свободы для народа России, для всех нас, свободы совести, поиска истины, созидания, работы и возможностей».

РЕЗЮМИРУЯ

Неважно, на самом ли деле Путин и его команда верят в идеи, которые так активно продвигают. Как это обычно происходит, кремлёвские рулевые легко экспроприируют чужие нарративы для целей своей пропаганды. С помощью Ильина Кремль передаёт то, что ему кажется оптимальной идеологией на данный момент: мощный коктейль бескомпромиссной ненависти к западу, отрицание европейской сущности русской цивилизации, предпочтение диктаторских методов управления, яростный национализм и наступление конспирологии. Правда стала очень податливой вещью, однако россияне естественным образом делают ошибку, поверив своему правительству. Например, несмотря на горы доказательств, только пять процентов россиян верят, что их страна или ДНР имеют отношение к катастрофе малайзийского Боинга.

Российских граждан кормили этим ядом на протяжении многих лет. Очевидно, что когда в конце концов путинский режим закончит своё существование,восстановление отношений между Россией и Западными, либеральными, странами будет очень сложной задачей.

Комментарий переводчика

Какая самая естественная реакция на этот текст Антона Барбашина и Ханны Тобурн? Думаю, смех. Обилие комических пассажей показывает, с одной стороны, низкий интеллектуальный уровень, который авторы прогнозируют у читателей (что странно, так как журнал Foreign Policy считается качественной маркой), а с другой — несостоятельность изображения России в подобных средствах массовой информации. Где Вы видели «яростный национализм» в государственных структурах РФ? Не украинский национализм, его в наше время везде предостаточно, а тот самый проклятый русский, не побоюсь этого слова, фашизм, который приписывают Ильину. Налицо попытка создания современного аналога «Red alert» — красной угрозы, жестокой и беспощадной в своих скидках на газ уважаемым партнёрам в ответ на блокаду Крыма и милитаристский бюджет. Только теперь это «неонацизм», который олицетворяют и «друзья Путина» — всевозможные Марин Ле Пен со товарищи. Как бы ни было обидно это констатировать, наши заокеанские друзья по некоторым признакам скатываются в тот же овраг, что и советская воинствующая антифашистская пропаганда. Граждан пугают Моби Диком, абсолютным злом ради зла, которое ненавидит и жаждет ненависти в свой адрес. Между делом в тексте появлялись и довольно справедливые умозаключения. Например, нагнетание антизападной истерии в РФ действительно происходит, а россиян учат евразийству и «духовному обновлению». Однако любые здравые посылки авторов тонут в их клише об агрессивной России, не желающей принять помощь альтруистичных западных стран.

Конечно, у России есть свои интересы, которые она должна защищать. Конечно, никакой украинской государственности быть не может. Конечно, на внешнее давление нужно адекватно отвечать. Конечно, нужно защищать себя от агрессии и международного терроризма. Почему это ставят нам в упрёк? Мы не живём в мире, где все желают друг другу добра. Такие же интересы есть у всех стран. Любая попытка обвинять нас в защите наших интересов, а интересы других игроков ассоциировать с абсолютным добром ради добра — это просто пропаганда. Думаю, дело здесь в том, что один из авторов украинец. Или заукраинец. Они не выдерживают марку, не могут создать качественный продукт, только прямолинейное и очевидное навязывание своей позиции. Но с них и спроса нет, а вот наших заокеанских друзей хотелось бы пожурить. Пишите об Ильине — так выбирайте компетентных политблогеров. Антон Барбашин больше подойдёт для «Битвы экстрасенсов». А уважаемым читателям предлагаем пофантазировать на тему русского государства, во главе которого стоит человек, понимающий Ильина так же, как мы с вами, а не как Владислав Сурков или авторы Foreign Affairs.

Перевод: Алексей Осколков

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail