Article

Без России: Польша

367 views

3 марта 1918 года Лев Троцкий от лица повстанческого красного правительства подписал Брест-Литовский мир. Гениальная советская дипломатия подарила ещё полгода жизни Центральным державам, отдав «за так» плоды трёхсот лет русской борьбы — западные губернии России. На большинстве их территорий были созданы немецкие протектораты, а для поддержания господства на этих территориях была сделана опора либо на самую лояльную группу населения (остзейские немцы в Балтийском герцогстве), либо на представителей внезапно появившихся наций (так было в УНР и БНР), или на прямых немецких посадников (как в Королевстве Польском). Осенью 1918 года Германская и Австро-Венгерская империи рушатся,  войска центральных держав выводятся из бывших русских губерний. Вчерашние протектораты получают независимость. Однако не всё так просто. РСФСР, полгода назад подарившая эти территории Германии, всеми силами пытается их вернуть. Тогда от Нарвы до Кракова, от Сестры до Днепра начинают формироваться стихийные отряды бойцов-добровольцев, которые станут сначала силами обороны, а потом и армиями. Все они будут бороться за свою независимость, но получится это не у всех. Белая армия, изначально представлявшая отдельную силу, к 1920 году вольётся в десятки армий независимых государств, для того чтобы продолжить борьбу против большевизма. 29 декабря 1922 года в Москве будет подписан договор о создании СССР. С мировой революцией, мягко говоря, не вышло, и новообразованные государства, с оружием в руках завоевавшие свободу, начали строить своё новое будущее. Большинство из них сгинут в пламени новой, величайшей войны в истории, но впереди у них было двадцать лет, двадцать лет для того, чтобы оставить свой след в истории.

Ещё раз к польскому вопросу

Из всех новых европейских государств, что подарил миру раздел России, самой могущественным и самым амбициозным, бесспорно, стала Первая Польская Республика, или же, как любят говорить поляки, подчёркивая преемственность, Вторая Речь Посполитая. Её одну нельзя назвать полностью русской и самостийно возникнувшей. По итогам трёх разделов Речи Посполитой большая часть этнических поляков оказалась на территории Пруссии и примерно одинаково малое их количество оказалось на новых русских и австрийских землях. После череды наполеоновских войн 8 июня 1815 года на Венском конгрессе страны-участницы антифранцузских коалиций решают передать большинство земель Герцогства Варшавского под протекторат России. Таким образом, в течение последующих ста лет большинство поляков были поданными русской короны. Однако называть Первую Польскую Республику бывшей русской территорией не совсем корректно. После подавления восстания 1863 года русские власти в Привислинских губерниях серьёзно давят на национальное просвещение и национальное самосознание польского большинства, не давая возможности сформироваться высшей польской интеллигенции. Но таковая была создана в Австро-Венгрии. Во время «Весны народов» в австрийской Галиции и Лодомерии начались восстания поляков. Для их подавления не было средств и сил, поэтому для поддержания порядка австрийское правительство обратилось к русинской средней интеллигенции. Поляки угомонились, но вот русины стали требовать всё больших прав. Тогда в Вене стали понимать, что лучше воздействовать на поляков, которым идти некуда, нежели на русинов, считавших себя русскими и всеми силами стремившимися в Россию. Именно в Австро-Венгрии во второй половине XIX века был создан самый крупный слой польской интеллигенции. Поляки пользовались тут большими правами и привилегиями, нежели в Пруссии или России. В итоге к концу XIX века в Галиции складывается маленькая Польша, в которой поляки сумели не только занять большинство административных должностей, но и пробиться в Сейм (да, королевством Галиции и Лодомерии правил Сейм, а не ландтаг, как в остальных провинциях Цислейтании). Более того, поляки в 1890 году принимают для королевства флаг, подозрительно похожий на польский. Неудивительно, что с началом Великой войны именно в Галиции начинают формироваться польские легионы. Вообще польские легионы — традиция многих стран Европы. Пока идёт мирная жизнь, поляков всячески прессуют, но как только война, на австрийский / прусский / турецкий / русский штык поднимают бело-красное полотнище, вместе с польским самосознанием и обещанием крупных дивидендов в случае победы (впрочем, польские легионы заслуживают отдельной статьи). В ту войну польские части были во многих армиях, не только в австро-венгерской, но именно в Галиции польские части были поставлены фактически вровень с транслейтанскими (этнические немцы находились, ясное дело, выше всех остальных). Показательно, что разрешения на формирование польских частей Юзеф Пилсудский получил аж в 1913 году (для сравнения: первая полноценная польская часть в России была создана только в конце 1914 года). Именно Пилсудскому, на тот момент уже прошедшему путь от бунтаря-гимназиста до создателя польских вооружённых сил, выпадет честь воссоздать Польшу.

Мы снова вместе

В огне мировой войны раскалённый германский молот не только сметал европейские государства на западе, но и создавал новые на востоке. 5 ноября 1916 года генерал-губернаторы оккупированных восточных территорий Г. Безлер и К. Кук объявили о создании марионеточного Королевства Польского, король которого так и не был избран. Королевство, которое, по сути, должно было стать эдаким расширением Галиции и её порядков до размеров всей Польши (что подразумевало передачу земель австрийской короне), стало лишь источником ресурсов для Германии. Королевством управлял выборный Сейм, фактически подчинённый немецкому штабу на востоке. Высшим органом (вместо короля) был Регентский Совет (правил формально, вся власть принадлежала генерал-губернатору Гансу фон Безлеру), а роль верхней палаты парламента выполнял Временный государственный совет, в состав которого до 1917 года входи Пилсудский.

Главной же целью существования такой Польши была армия, которую предполагалось мобилизовать на этой территории. К осени 1918 года стала ясна вся плачевность ситуации и немецкие части были выведены из Польши на запад. Регентский Совет так и правил государством, по инерции, то есть никак. Главным его деянием стала передача 11 ноября 1918 года всех своих полномочий Юзефу Пилсудскому. Пилсудский к тому времени уже успел саботировать мобилизацию поляков в австрийскую и немецкую армии и стать в глазах широких масс образом борца с оккупантами, за что, правда, пришлось заплатить полугодовалым заключением в Магдебургской крепости. В Варшаву Пилсудский въехал национальным лидером, а уже 14 ноября получил соответствующие полномочия от всех действующих органов власти, которые признаёт и учредительный сейм Польши в январе 1919 года. Летом 1919 года Польша получает большую часть исконно польских земель решением Версальского мирного договора. Поляки, спустя 124 года обретают своё единое и независимое государство.

Польша в борьбе за свободу. Польско-украинская война

Но вернёмся немного назад, в начало осени 1918 года. Пока польские, австрийские и приморские депутаты Австрийского Рейхсрата кроили Цислейтанию на национальные государства, в Галиции зарождалась первая угроза ещё не существующей Польше — Западно-Украинская народная республика. Она стала итогом проводившейся фактической польской властью королевства Галиция и Лодомерия политики украинизации русинов с целью создания культурно зависимого от поляков народа. В 1890 году в королевстве к официальным немецкому и польскому добавляется ещё и новоиспечённый украинский язык, а в 1914 году польские власти добиваются разрешения на создание национальных украинских частей — сечевых стрельцов, которые станут основой армии ЗУНР (в отличие от УНР, где большинство боевых командиров были бывшими военнослужащими Русской Императорской армии, и где даже существовала отдельная георгиевская рота, созданная на манер ударных отрядов Временного правительства, на флаге которой, поверх украинского флага, нашивалась георгиевская лента).

Итак, 1 ноября украинские части австрийской армии занимают город Лемберг. Австрийские власти объявляют о своём нейтралитете, фактически признавая основания для польской и украинской власти в Галиции. 13 ноября 1918 года была провозглашена ЗУНР. Однако польские кварталы города (исторический центр, за исключением пары улиц с преимущественно немецким населением) стали укрепляться уже к вечеру 1 ноября, а 2 ноября поляки захватывают склады австрийской армии и все стратегически важные здания Львова. Под ружьё ставят всех, кто готов умереть за Польшу. Там же, в огне уличных боёв, ещё до конца мировой войны, ещё до образования Польской республики рождается образ польского патриотизма — львовские орлята, бывшие гимназисты, которые будут всесторонне воспеты польскими властями.


В течение следующего месяца поляки освобождают Перемышль и вышибают украинцев из Львова. К концу года фронт стабилизируется. Поляки, сразу после отвода немецких частей из Волыни, пытаются занять этот стратегический регион, но сталкиваются с украинскими частями. Тем временем идёт консолидация украинских сил. Наступает затишье, и украинцы используют его для того, чтобы создать Украинскую Галицкую армию. В конце января боевые действия вспыхивают с новой силой. На помощь иррегулярным польским волонтёрам приходит регулярная польская армия. ЗУНР становится частью УНР и Петлюра посылает на запад оружие и солдат. УНР открыто вступает в борьбу за Галицию. Но украинским частям приходится туго — с востока начинают наступление большевики.

За март-апрель 1919 года УНР окончательно теряет инициативу в войне. Фронт катится на восток, где местное польское население приветствует польскую армию. 24 мая 1919 года румынская армия вступает в Буковину. УГА теряет тылы и начинает отступление по всем фронтам, но из-за сложной обстановки на юге и западе Польши большая часть польской армии отбывает с фронта. 9 июня УГА начинает последнее контрнаступление. Украинцы берут Тарнополь, Брежаны и начинают продвижение на запад. Для окончательного разгрома УГА полякам не хватает духа, но тут на фронт из Варшавы прибывает Пилсудский, принимает командование всеми польскими частями в Галиции, и 25 июня начинается контрнаступление польской армии. В ночь с 16 на 17 июля остатки УГА бегут из Галиции. УНР теряет контроль над территорией ЗУНР, война заканчивается полной победой Польши.

Советско-польская война

Летом 1918 года в Москве зреют планы масштабной и планомерной экспансии на запад для распространения мировой революции. Однако этому мешает ещё идущая мировая война. Красная армия представляет собой просто сброд плюс обученный сброд, боевой дух которого испаряется при виде организованного боевого соединения. Красная армия ещё не потеряла всё, что можно на Дону, да и пока ничего не имела, следовательно, амбиции росли как на дрожжах. 11 ноября 1918 года подписано Компьенское перемирие. В Москве выдохнули — «пересидели!». [cointent_lockedcontent]Теперь начиналось занимательное соревнование — делёж западных территорий бывшей России. Немецкие войска выезжали в Фатерлянд эшелонами, оставляя марионеточные государства хвататься за воздух. В конце ноября 1918 года Западная армия РСФСР пересекает границу РСФСР по Брест-Литовскому миру. 18 декабря без серьёзного сопротивления пал Минск. Тогда же поляки Литвы и Белоруссии призывают польское правительство поддержать их в борьбе за их землю. Юзеф Пилсудский лично одобрил данное начинание, несмотря на то, что в Галиции уже разворачивались военные действия против ЗУНР. Более того, Пилсудский объявил сейму, что основная задача Польши выйти к границам 1772 года, дабы «обеспечить себе сферу влияния, которая бы простиралась от Финляндии до Кавказа». Советскую Россию это бы лишало каких-либо контактов с Европой и приводило к потери всякого влияния на Европу, делая лишь азиатской державой. Эти наполеоновские планы в только созданной Польше выглядят неуместно, но поляки об этом мечтали 150 лет, так что они были готовы бороться за это.

РСФСР же придерживается более меркантильных интересов, не окружённых ореолом национал-романтизма — захват территории БНР, Литвы и Латвии. Далеко идущих планов тут и быть не могло, ибо основной целью было распространение идей мировой революции.

Уже 19 декабря 1918 года польское временное правительство отдаёт приказ о занятии Вильны. В новогоднюю ночь авангард польской армии входит в столицу Литвы, но уже 6 января поляки оставляют Вильну, а 27 февраля Вильна объявляется столицей Литовско-Белорусской ССР. В это время под воздействием Антанты немецкие части, выполнявшие роль какого-никакого политически-социального стержня, пропускают польские части. К середине февраля образуется советско-польский фронт. Поляки мобилизуют все силы, в то время как советский Западный фронт заметно редеет (на юге и востоке России грядёт русское наступление). Во второй половине февраля 1919 года польские войска форсируют Неман и начинают полномасштабное наступление на восток. 19 апреля взята Вильна, 28 апреля Гродно, 25 мая Слуцк, а 9 августа и Минск. Литовско-Белорусская ССР была ликвидирована. В конце лета — 29 августа — был взят город Бобруйск. Фронт замер, Антанта, понадеявшись на наступление Деникина на Москву, запретила дальнейшее продвижение польской армии. Скрепя сердце, Пилсудский повиновался.

Тут будет уместно небольшое отступление. Антанта после Великой войны стала гарантом соблюдения Версальских договорённостей, хотя действительно что-то для этого делать продолжала лишь Франция. В США возобладала  изоляционистская доктрина Монро, а Британия начала делать то, что делает после каждой войны — строить флот и считать деньги. Лишь Франция, недавно пережившая величайшую мясорубку, старалась поддержать мир в Европе.

Тем временем Пилсудский повёл себя… как Пилсудский. Плевал на санкции Антанты и пытался всеми силами продолжить наступление. К тому времени он нашёл себе новых, более близких и более зависимых союзников — Латвию и УНР (Петлюра повёл себя тоже как Пилсудский). Более того, он вступил в сговор с красными, из-за чего большинство боеспособных частей РККА были переведены с Западного фронта на Южный. Но всё это «не отвечало интересам Польши» (читай Пилсудского).

В начале января 1920 года польская кавалерия Эдварда Рыдз-Смиглы берёт Двинск. 6 марта переходит в наступление по всему фронту. В апреле польско-украинские войска переходят в наступление по всей границе УНР, окончательно заняв всю правобережную Малороссию. 7 мая польские уланы входят в Киев.

Успех сопутствовал полякам недолго. Уже в середине мая Тухаческий начинает наступать в Белоруссии. В начале июня Будённый прорывает польский фронт и берёт Киев. Польские войска начинаю отступление из Украины. В начале июля фронт посыпался и в Белоруссии. 4 июля Тухачевский начинает наступление, а уже к середине июля фронт откатывается до литовской границы. Тогда же, в июле 1920 года, в Москве рождаются новые планы на старую Польшу.

После Ноябрьской революции в Германии фактически начинается гражданская война, а если точнее, то ряд локальных конфликтов между социалистическими республиками, расположенными на территориях бывших удельных княжеств, и красными армиями. На западе Германии Советские республики Эльзаса и Лотарингии подавляют французские войска, а вот на востоке, юго-востоке, как и в Восточной Пруссии, революционные движения достигают грандиозных масштабов. Официальные власти не в силах подавить эти мятежи, но и у восставших нет сил для дальнейшего продвижения. В такой ситуации представители ряда Советов пишут в Москву (к 60-ым годам так будут все делать, но они — первые), что капиталисты давят революцию. Большевиков же от их немецких собратьев, а следственно, и от общеевропейской революции, отделяет лишь Польша. Угроза советской власти с юга и востока практически нивелирована, теперь в Москве начинают всерьёз думать о мировой революции, теперь начинается настоящая война. 23 июля в Смоленске был создан Временный РевКом Польши. Он должен был занять своё место в Варшаве после её захвата РККА, но на практике ограничился производством смешных плакатов про толстопузых панов и кучей воззваний к польскому пролетариату, который с большим удовольствием зачитывался Сенкевичем, чем ими.

Тем временем польская армия переживала худшие времена. Большинство обученных войск осталось на Украине и Белоруссии, в то время как Красная армия стала напоминать огромную орду. К середине августа РККА остановилась на «линии Керзона». В конце июля Юго-Западный фронт двинулся на Львов, где, как и осенью 1918 года уже собирались новые добровольцы — новые «орлята».

Поляки практически оголяют границу с Германией на западе. Все польские части едут к Висле. Грядёт развязка. Советские части успешно обходят Варшаву, но в ночь на 15 августа польские части обходят и атакуют в тыл советские части, а днём 16 августа войска Пилсудского прорывают фронт. Большевики отступают от Варшавы.

Современники тех событий, рассуждая о «чуде на Висле», сходятся в одном — Польша не Германия. При вступлении в Польшу РККА ждала восстаний и революций в тылу, но пролетариат охотнее шёл оборонять Польшу, чем уничтожать её. Этим гордился Пилсудский, и из-за этого же корил себя за слепую веру в пролетариат Ворошилов.

После небольшой передышки наступление было продолжено, оборона красных вновь разбита, но война подходила к концу. 18 марта 1921 года был подписан Рижский мирный договор.

Старые счёты

С отступлением советских войск их место занимали польские. Так случилось и в Виленском крае. После ряда столкновений с литовской армией, которая, ссылаясь на Московский договор (про это в следующей части цикла), пыталась занять литовские земли. С вмешательством Лиги Наций спор должен был разрешиться разделением Виленского края 10 октября 1920 года. Но 9 октября части дивизии генерала Люциана Желиговского, с негласного одобрения Пилсудского (считавшего Литву частью Польши), заняли Вильну. В 1922 году, по решению Виленского сайма, часть Виленского края с городом Вильна вошла в состав Польши как Виленское воеводство.

18 февраля 1920 года на пустынном берегу Балтийского моря недалеко от рыбацкого городка Пуцк генерал от инфантерии Юзеф Халлер, недавно приехавший из Франции со своей Голубой армией (как я уже писал, польские легионы достойны отдельной статьи), стоя по колено в ледяной воде зимней Балтики, бросил в неё платиновый перстень. Так свершился символический обряд обручения Польши с морем.

Вообще многие деятели как польской эмиграции (а была и такая), так и польского ренессанса (бывшие галицкие землевладельцы) страстно критиковали все государственные формирования, что были на территории исторической Польши в первую очередь за абсолютную инертность. Воля государства в XX веке должна была явно опираться на экономику, ибо не миллионные армии, а тысячи банкиров теперь задавали тон маховику мира. Но даже Генрик Сенкевич писал, что «Польша исторически окружена врагами», а поскольку создать мощную экономику не имея мощной торговли невозможно, то море должно было стать именно тем шансом для Польши добиться действительной мощи. Именно поэтому тем февральским днём бывший австрийский полковник бросал перстень в воду, как будто жертвуя его древним богам, чтобы те благословили Польшу в её стремлении. Зависимость Польши от моря проявилась почти сразу же. Когда советско-польская война приближалась к развязке, именно отсутствие у Польши морского порта чуть не привело к полному развалу армии, ведь молодое государство полностью зависело от поставок Лиги Наций, которые шли через вольный город Данциг.

Вольный город Данциг (по-польски Гданьк) — не пережиток средневековой раздробленности, а показатель полного непонимания Лигой Наций ситуации в отдельных государствах. Версальский договор перекроил немецкую Померанию. Примерно треть её передаётся Польше, но главный портовый город — Гданьск — получает независимость и протекторат Лиги Наций и два фактических правительства — польское и немецкое. Полякам же независимым достаётся триста километров берега с рыбацкими деревушками. Мечты о Великой Польше разбиваются о Версальский договор. Но Сейм Польши решает преодолеть и эту преграду. 23 сентября 1922 года он утверждает акт о строительстве порта. Строительство быстро набирает обороты и в польской прессе стразу становится «стройкой века». Уже в 1923 году в порт входят первые корабли.

Польша не просто возродилась, она получила выход к морю, разбила сильнейшего врага и отстояла независимость. Но Польша была в руинах. Теперь пришло время созидания. В условиях нестабильного мира всё большое количество людей требовало от Сейма действий, и он начал действовать. Пилсудский был слаб, слаб политически. Ему нечего предложить лоскутному одеялу, созданному из поляков различной стадии ассимиляции и квазинаций (которых поляки, по большей части, сами и сотворили). 17 марта 1921 года Польша провозглашает конституцию — конституцию парламентского государства (вторая Речь Посполитая наступает на грабли первой). В такой Польше нет места Пилсудскому. 9 декабря 1922 года Пилсудский уходит на покой.

Польша становится на тяжёлый путь восстановления после мировой войны. Но в Польше есть несколько глобальных проблем. Начнем с того, что большая часть поляков ранее жила в России и именно оттуда было большинство обученных солдат Войска Польского. Более того, так необходимый Польше флот был целиком и полностью заслугой России, ведь именно в русских школах и училищах обучалось всё флотское командование. Абсолютно по иному обстояли дела в сфере просвещения. В Польше исторически сложились три центра просвещения — Варшава, Краков и Львов. Они же были и опорой польской культуры. Польское просвещение в Варшаве после восстания 1863 года сходит на нет и центром польской культуры становится Краков. Даже в независимой Польше Краковский университет будет престижнее варшавских. В немецкой же Польше всё польское усиленно подавляли. Польский уже к середине XIX века стал языком исключительно крестьянского общения, будучи в городах вытеснен немецким. Политика ассимиляции давала свои плоды, и уже в начале XX века многие поляки в Пруссии стыдились своего польского происхождения. Шла и немецкая колонизация польских земель. Теперь же три Польши — Польшу рабочую (самая большая доля пролетариата была именно в Привислинских губерниях), Польшу интеллигентную и Польшу крестьянско-феодальную нужно было объединить не просто в одно государство, но и в одно общество. Решение было найдено довольно просто. Поляки наделялись всяческими правами, что автоматически делало русское (и русинское) и немецкое меньшинство гражданами второго сорта. Так в Польше решали и проблему 5% немецкого населения. Это звучит как-то нелепо, учитывая то, что даже в Поморском воеводстве их численность не достигала и 20 %, но за ними была вся Германия, которая, даже ослабленная Версальским договором, была сильнее Польши. Ситуацию усугублял и плебисцит в Верхней Силезии, которая в 1922 году стала частью Польши. Еще одна проблема — национальная. Местечковый украинский национализм, культивируемый поляками ещё до Великой войны, стал для них новой проблемой. Боролись с ним так же, как и с польским национализмом в Пруссии — колонизацией и запретом использования языка и культуры (которой, в общем-то, и не было).

Вообще, Вторая Речь Посполитая была вынуждена выживать в окружении врагов (большинство которых, конечно, она нажила сама). Тешинская Силезия стала камнем преткновения в отношениях с Чехословакией. За неё был даже маленький конфликт, представлявший, по сути, оккупацию Чехословакией Тешинской Силезии с последующими дипломатическими переговорами. Большая часть герцогства переходила под контроль Чехословакии, а меньшая — Польше. Сам Тешин был разделён на два города — Цешин и Чешски-Тешин. Такой расклад не устраивал никого, кроме Антанты, а следственно все были не против. Проблема отношений с Литвой, как и с СССР, очевидна и исходит из итогов их конфликтов с Польшей.

В такой сложной обстановке нужно было поднимать страну из руин, и Сейм не сказать чтобы хорошо с этим справлялся.

Санация

К концу 1925 году польская парламентская республика стала деградировать на глазах. Министерская чехарда, тотальная коррупция, экономический кризис, гиперинфляция, растущая безработица и срыв всех планов по восстановлению государства довела людей до крайности, но в Польше у крайности было имя — Пилсудский, и был круг друзей крайности — т. н. Санация (Sanascja — «оздоровление»), по большей части военные и члены созданных Пилсудским организаций, но также старожилы его социалистической партии и средняя интеллигенция. Пилсудского просят принять власть, ибо Пилсудский и есть Польша.

12 мая преданные Пилсудскому части и партийная милиция вступают в Варшаву, а через три дня Пилсудский входи в Сейм как победитель. Он занимает должности военного министра и инспектора вооружённых сил, отказавшись от должности президента. Президентом избирается Игнаций Мосцицкий, правительство которого меняет конституцию 1921 года, превращая парламентскую республику не просто в президентскую, а в фактически авторитарную, наделяя президента почти диктаторскими полномочиями (о причинах этого явления в следующей статье цикла). Фактически же власть попадает в руки серого, но вполне очевидного кардинала — Юзефа Пилсудского. И тут настал момент рассказать об этой противоречивой фигуре.

Пилсудский всеми своими действиями пытался показать, что он всё делает для Польши. И это было по большому счёту правдой. Но при всём при том Пилсудский не хотел создания Польши для поляков, чего хотели националисты. Он был реалистом и пытался создать государство достаточно мощное для того, чтобы обезопасить свои границы. Именно из этих прагматичных помыслов Пилсудский ещё до конца Великой войны начал говорить о Междуморье, ибо в этом он видел концепцию выживания не только для Польши, но и для остальных стран, которые должны были войти в его состав. После явного провала это концепции Пилсудский всеми силами рвался к границам 1772 года, дабы создать сильнейшее государство Восточной Европы. Это не отменяет того, что Пилсудский русофоб, причём до мозга костей. Его концепция прометеизма стала основной перспективой решения вопросов с Советским Союзом, но ведь в основе этой концепции была Ягеллонская идея (о чём свидетельствуют архивы Восточного института в Варшаве). Да и боролся он за Польшу против России в Великой войне, хотя и родился в Виленской губернии. Для поляков он герой хотя бы из-за того, что он возродил Польшу. Для нас он интересный объект изучения, который в своём стремлении создать Великую Польшу был не против переступить в том числе и через русские кости.

Тем не менее, Польша богатеет и развивается. Мировой кризис 1929 года приводит к весьма странным последствиям — вместо стандартных решений среди поляков становится популярной идея колониальной экспансии (подробнее про польские колонии можно прочесть в этой статье). У Польши успехи и на дипломатическом поприще — подписаны договоры о ненападении между СССР и Польшей (1931 год) и Германией и Польшей (т. н. «Пакт Пилсудского-Гитлера», 1934 год). Несмотря на это, польский штаб создал два оперативных плана обороны — «Восток» (Wschod) и «Запад» (Zachod). План «Запад» был фактически забыт и ни разу не был отработан, зато план «Восток» представлял собой торжество польской военной мысли. Все линии обороны Польши были построены в Галиции, Волыни, Полесье и Виленском крае. По некоторым данным, Войско Польское могло справиться с ударом с востока армии вдвое превосходящей польские силы. Пилсудский (как, впрочем, и всегда) выступал вдохновителем плана, склонный больше верить немцам, нежели большевикам. В итоге он ошибся, критически ошибся, но он уже тогда был смертельно болен, Пилсудский умирал.

Начало конца

В конце мая 1935 года многотысячная процессия шла по Кракову. Горожане плакали, солдаты сдерживали слёзы, но на их лицах была печать печали. Умер Пилсудский — умерла Польша, что вырвалась и выжила тогда, когда её соседи пали. Теперь всё менялось, но наследие Пилсудского было лучше перемен, поэтому идеология Санации остаётся правящей, что было закреплено в новой конституции в апреле 1935 года. Между вчерашними соратниками начинается борьба за влияние.

Всего было создано три блока (при том, что оппозиция была вне закона). Первый — левый, он был наименее популярен, выступал за демократизацию и договор с оппозицией; второй — «замковый» или президентский, большинство действующего чиновничьего аппарата во главе с президентом Мосцицким, и третий — правый, формировавшийся вокруг генерального инспектора вооружённых сил, приближённого Пилсудского Эдварда Рыдз-Смиглы и Лагеря национального объединения (блок националистов, политических наследников Пилсудского). В итоге фактически побеждают последние, но Рыдз-Смиглы поддерживает Мосцицкого на выборах и тот вновь избирается президентом, а Рыдз-Смиглы становится вторым лицом государства.

Мир катится к войне и риторика о мировой революции с востока заглушается немецкими восклицаниями о Великой Германии, слышащимися с запада. Польша пытается устроиться в старом мире. В 1936 году Эдвард Рыдз-Смиглы получает маршальский жезл, став вторым поляком-маршалом Польши (после Пилсудского, разумеется). Именно Рыдз-Смиглы стал новым Пилсудским, не лезшим в политику, но фактически бывшим одной из первых фигур государства.

В постепенной стабилизации внутреннего положения прошло два года, пока на южной границе у Польши не появилась возможность отомстить старому обидчику. 30 сентября в момент подписания Мюнхенского договора польский посол в Праге вручил чехословацкому правительству ультиматум о выводе войск и передаче всей Тешинской Силезии Польше. У Чехословакии не оставалось выбора. Уже в начале октября 1938 года польские танки и уланы проезжали под Мазурку Домбровского через Чешски-Тешин, который отныне стал Западным Тешином. Польша ликовала, но ненадолго, ведь тучи сгущались именно над ней.

Крах

Лондонские газеты подтрунивали над писателем, называя его милитаристом и пессимистом. Да, в 1933 году трудно было поверить в новую мировую войну. Потерянное поколение, которому и будет суждено воевать, видело свои родные дома и страны в крови и руинах, так как же они смогут начать новую бойню? Так мыслила лондонская пресса, но Герберт Уэллс был непоколебим. И действительно, в своём романе «Облик грядущего» он ошибся лишь на пять месяцев, указав месяцем начала новой мировой войны январь 1940 года. Но он угадал с местом и прецедентом.

Пока же Польша доживала последние месяцы мирной жизни. 21 марта 1939 года немецкий посол в Варшаве объявляет Сейму, что его правительство требует от Польской республики закрыть и вывести все польские учреждения и части польской полиции из Гданьска, также Германия просила Польшу открыть Польский коридор и принять Антикоминтерновский пакт. Сейм отказался, ибо подобное было форменной наглостью, ведь это бы лишало Польшу всего того, за что поляки боролись более ста лет — территории и независимости. Берлин медлить не стал. Уже 28 марта Германия разрывает пакт о ненападении. Польский президент звонит в Париж.

23 августа 1939 года подписан Пакт Молотова-Риббентропа. На карте новой Европы нет места для Польши. 31 августа немецкие диверсанты устраивают три провокации: в Гливице, Стодолах и Питшине, а утром первого сентября бухта Гданьска наполняется грохотом выстрелов линейного корабля Кригсмарине «Шлезвиг-Гольштейн» по польским складам в Вестерплатте. Так началась Вторая Мировая война.

Президент Мосьцицкий выступает по радио с призывом к нации: «Сражайтесь!». Мобилизация идёт полным ходом, но этого не достаточно. Уже до обеда первого сентября на Варшаву и ещё десятки городов сыплются бомбы. С бывшей границы новости ужаснее другой, армия отступает. Гудериан ударил в тыл всем польским частям, начав зажимать страну в клещи с двух сторон. Спустя неделю немцы уже у Варшавы, союзники молчат, французская армия замерла у границы. Польша продолжает сопротивляться, но исход предрешён. Гудериан вышел к Брест-Литовску. Но ещё бились солдаты в центре Варшавы, ещё уланы держали Брестскую крепость и с Хельской косы ещё вёлся огонь. Вся Польша боролась, понимая, что победить не удастся, но обращая взоры на запад, где под одеялом безбрежных лиловых облаков смиренно спал Париж.

Всё кончилось отнюдь не 1-го и даже не 7-го, когда сдались героические защитники Вестерплатте, всё кончилось 17 сентября 1939 года, когда части Красной армии перешли границу Польши. Началась агония. 22 сентября, стоя на деревянном настиле, комбриг Кривошеин и генерал-лейтенант Хайнц Гудериан, наверное, представляли себя вершителями истории, только как она обойдётся с ними…

Заключение

Свободная Польша не дожила всего полтора месяца до своего двадцатиоднолетия, родившись из пепла одной мировой войны, чтобы стать топливом для следующей. Вторая Речь Посполитая — сборник огрехов всей Версальской системы, но она, тем не менее, прожила блестящее десятилетие.

И чтобы там не вменяли Пилсудскому и его правительству (а вменять есть что), им удалось создать единое польское государство, единую польскую нацию. Сынам же этого государства предстоят тяжёлые испытания. Кому-то предстоит увлекательное путешествие в Узбекистан за счёт «дяди Джо», кому-то предстоит навеки замолчать в смоленской земле, а кому-то, как и их предкам более ста лет назад (помня Домбровского, пришедшего к Наполеону), взять оружие в Британии, чтобы отобрать дом у тех, из-за кого его лишились они. Второй серый кардинал Польши не получит ни подобного Пилсудскому признания, ни пышной похоронной процессии. Он умрет в оккупированной Варшаве и до 1994 года будет лежать не под своим надгробным камнем. Да если честно, Польша не была похожа на государство XX века. Все эти пышные уланы с ланцами, раздача восточных земель вместе с населением «природным полякам», борьба за колонии — всё это, действительно, скорее напоминает маленький отрезок из Золотого Века Речи Посполитой, чем прогрессивное государство, каким была, например, Германия в то время. Но для поляков так даже лучше, ведь это всё так походило на скупой национал-романтизм, который воспел Сенкевич, которого им так не хватало, и в который они погрузились на двадцать лет с головой… Теперь в нынешней Польше Польшу 20-х — 30-х годов XX века вспоминают как сто лет назад вспоминали Речь Посполитую. И ведь действительно, уже тогда это была не бывшая русская провинция, а иное государство, стоявшее до конца за то, за что боролись их предки.

[/cointent_lockedcontent]

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail