Article

Монокультурализм

204 views

Монокультурализм американского «мелтинг пота» против европейского мультикультурализма  и советского интернационализма или «Почему у Штатов получилось?»

Сторонники свободной миграции народов часто приводят нам в пример американский melting pot (плавильный котел) – смотрите, мол, самое сильное и успешное государство мира было создано мигрантами со всех стран мира.

Подобное суждение сразу выдает профана. Так, давайте разберемся, почему интернационализм развалил в итоге СССР, мультикультурализм привел к межрасовым беспорядкам и ужасным терактам в Европе, а американский «плавильный котел» стал синонимом процветания.

Ларчик открывается просто. Фактически в Штатах господствует монокультурализм. WASP – знакомая аббревиатура? «Белый. Англосакс. Протестант» – так она расшифровывается на русском.

И действительно, весь американский менталитет основан на британской островной культуре и традициях, ведь основное ядро американских колонистов составляли англосаксы, шотландцы и ирландцы плюс конфессионально и культурно близкие северные европейцы (немцы, голландцы).

Если углубиться в историю, то Америка рождалась и создавалась именно, как государство белых европейских протестантов, где долгое время стать частью истеблишмента не могли не то что африканцы и мексиканцы, но даже отличные от англосаксов по вере и менталитету, итальянцы и евреи. Не случайно все крупные мафиозные группы, о которых слагает легенды Голливуд, были этническими: сицилийские кланы, еврейская мафия, банды ирландцев-католиков. Лишенные допуска к легальным социальным лифтам, они шли к деньгам и власти с черного хода. Похожая ситуация сейчас наблюдается в националистическом и иерархическом японском обществе, где в кланах якудзы немало представителей китайской и корейской диаспоры, которых не пускают на вершины легальных отраслей бизнеса даже если они живут на Островах Восходящего Солнца не первое поколение.

В дальнейшем американский истеблишмент покончил с открытой сегрегацией, заменив ее тотальной ассимиляцией, которую можно охарактеризовать, как «прими англосаксонские правила игры и получи доступ к американской мечте».

Здесь американцы действуют намного гибче южноафриканских буров, чья процветающая страна рухнула именно из-за непродуманной жесткой сегрегации. Во-первых, буры враждовали со второй крупнейшей белой диаспорой ЮАР, англосаксами, вместо того, чтобы сформировать единый политический фронт на базе схожего менталитета, традиции и религии. Во-вторых, они закрыли социальные лифты для ориентированных на европейский образ жизни цветных (индусы, китайцы) и африканского среднего класса. В результате образованные успешные африканцы и цветные поддержали левых радикалов из Африканского конгресса, а англосаксы сыграли роль пятой колонны.

Как выглядит американская мечта «для всех»  на практике мы можем лицезреть на примере Барака Обамы, Кондолизы Райс, выдающегося консервативного философа Томаса Соуэлла. От урожденных WASP они отличаются только цветом кожи, а так – они исповедуют ту же религию, ценности, прошли аналогичную систему образования.

Для тех афроамериканцев, которые предпочитают быть ближе к корням, носят дреды, золотые цепи толщиной в руку и курят травку, в качестве социальных лифтов открыты только спорт и шоу-бизнес, представить их в Овальном кабинете или в Совете акционеров транснациональной корпорации – нереально. То ли дело в России, где главы некоторых регионов заваливаются к Президенту страны в спортивном костюме, национальной шапочке и с молельными мусульманскими четками…

Начав с итальянцев и ирландцев, Штаты успешно превращают всех желающих в стопроцентных американцев (то бишь англосаксов), и потомок кубинских мигрантов Майк Рубио вполне может стать одним из лидеров консервативных республиканцев, выступающим за ужесточение миграционного законодательства и жесткие меры в отношении коммунистической прародины. В России же сложно представить этнического азербайджанца, который бы не лоббировал интересы своей диаспоры и страны, но наоборот требовал максимально жестокого наказания для единокровных представителей этнического ОПГ или выступал бы за санкции против Азербайджана за новый виток насилия в Карабахе.

В США у эмигранта, проповедующего ценности отличные от истинно американских (читай, англосаксонских) нет не единого шанса занять в обществе достойное место. Мексиканцы, сторонники расистской доктрины La Raza, полагающей испаноязычных метисов вершиной эволюции в основном делают карьеру в рамках цветных уличных банд. Мексиканцы же перенимающие американские ценности и менталитет при наличии усердия и таланта становятся видными политиками и бизнесменами.

Таким образом, мы не покривим душой если назовем американский melting pot «монокультурализмом». Этносы в Штатах проживают самые разные, но культура им прививается исключительно англосаксонская в ее заокеанском формате. Иное дело – европейский мультикультурализм и советский интернационализм (эволюционировавший в эрефийскую многонациональность), здесь в отличие от Штатов формирования единой гражданской общности из разных народов не получилось.

Ведь мультикультурализм, как заметил видный французский философ Гийом Фай, противоречит сам себе. С одной стороны, адепты мультикультурализма утверждают, что, приехавшие в Европу мигранты из Африки и Ближнего Востока прекрасно ассимилируются, с другой – они отстаивают их право на сохранение своей самобытной культуры. Но два этих понятия прямо противоречат друг другу. Либо ты ассимилируешься и полностью принимаешь культуру и традиции страны, куда ты переехал, либо ты отказываешься от культурной ассимиляции и живешь внутри этнического гетто.

Ассимиляция не противоречит сохранению своей самобытной культуры только в одном случае, когда твои национальные традиции и менталитет чрезвычайно похоже на те, что доминируют в стране, куда ты переезжаешь жить и работать. Польский католик отлично может интегрироваться в католической Ирландии, не изменяя особенно своим национальным традициям, равно как и фламандец в Голландии, норвежец в Швеции, итальянец в Испании, а любой славянин – в России.

Другое дело, когда во Францию приезжает житель сенегальского села, в Лондон – уроженец Карачи, а в Москву – житель Горного Бадахшана. Невозможно с 9 до 18 работать белым воротничком в банке, а потом идти резать барана на улице и укутывать жену в 10 слоев хиджаба.

Как говорится, и на европейские блага сесть, и халяль продолжать есть.

В итоге политика мультикультурализма, а именно потакание сохранению культуры и традиций мигрантов в ущерб образу жизни коренного населения Европы, приводит к тому, что даже 2-3 поколение мусульман, прибывших в Старый Свет, не считает его своей родиной. Арабо-пакистанская молодежь с британскими и французскими паспортами в кармане едет воевать за ИГИЛ, турки с немецкими паспортами дерутся с фанатами сборной Германии во время ее матчей с Турцией, да и в Кельне женщин лапали и насиловали не только и не столько свежеприбывшие мигранты, сколько члены этнических молодежных банд, уже рожденные в Европе.

Такая же ситуация складывается и в России. Несмотря на то, что северокавказская молодежь обожает носить кепки и спортивные костюмы с российской символикой, в быту она исповедует радикальный исламизм, общекавказский или узкоэтнический радикальный национализм, одним из признаков которого является русофобия и неприятие русской культурной идентичности. Даже ультралиберальный режиссер Павел Бардин (Россия 88), освещая в «Большом городе» свою поездку на Северный Кавказ, отметил, что для большинства молодых дагестанцев героями являются местные «лесные братья» из радикальных джамаатов, а молодые осетины умудряются гонять в машинах с изображениями православного Св. Георгия, слушая в магнитоле песни радикального чеченского проичкерийского барда Тимура Муцураева.

К сожалению, в своей национальной политике Россия вместо американского пути продолжает идти путем советским. Коммунисты, как и левые европейские правительства попытались соединить несоединимое: с одной стороны создать некую советскую идентичность на обломках, уничтоженной ими русской культуру, но при этом максимально потакать дерусификации становлению национальной идентичности окраин. После крушения Союза стало очевидно, что весь советский интернационализм и дружба народов держались только на штыках армии и КГБ. Едва рука чекиста отпустила яички национальной партийной элиты, как вчерашние  советские граждане стали ярыми националистами: Алиев, Кравчук, Шушкевич, Шеварнадзе.

Российское государство снова наступает на те же грабли, пытаясь за счет русской метрополии кормить и ублажать разнообразные национальные диаспоры и искусственные образования, при этом выдумав непонятный конструкт «многонациональной России», в которой титульная и самая многочисленная нация не имеет своей субъектности, а, например, Чечня строит шариатское мононациональное государства вне правового поля РФ. В других национальных республиках и автономиях вообще доходит до смешного: титульная нация уступает местным русским по численности, но занимает все важные административные посты. Очевидно, что такая политика снова приведет к кровавому взрыву межнациональных усобиц, которые сопровождали развал СССР. Почему не заменить национальное деление территориальным, при котором русский может стать во главе Грозного, чуваш – Казани, а чеченец – Москвы? При условии, что все они эффективные менеджеры и патриоты России.

России и Европе нужно идти по американскому пути: создавать гражданскую нацию на основе культуры, ценностей, традиций и идентичности народа, исторически населявшего данную территорию и создавшего на ней свое национальное государство. У представителей же других конфессий и народов, которые хотят связать свою судьбу с нашей страной будет выбор — либо полностью скопировать и принять наш образ жизни и получить доступ к работе, социальным благам и лифтам, либо жить согласно своему укладу, но где-нибудь в другом месте планеты. В конце концов, салафиту больше подойдет Кабул или Багдад, равно как православному – место в Москве, Афинах или Белграде.

Текст: Роман Антоновский

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail