Мигранты — новое население РФ, или угроза национальной безопасности?

3398 views

После зверского убийства маленькой девочки-инвалида нелегальным иммигрантом в Москве с последующей демонстрацией отрезанной головы, вопрос контроля потока мигрантов в Россию встал с новой силой. Причем речь идет не только о миграции, как неконтролируемом факторе, провоцирующим социальную и экономическую напряженность, отрицательно влияющему на эпидемиологическую и криминогенную обстановку в стране. После совершенного преступления речь о мигрантах поднимается в контексте террористической угрозы, контролировать и упреждать которую силовые структуры РФ не всегда готовы, зачастую не по своей вине.

Кого именно следует считать мигрантами?

Трудовые мигранты — это, в широком смысле употребляемого термина, все иностранные граждане, прибывающие на территорию Российской Федерации не с туристическими целями. Под мигрантами можно понимать как высококвалифицированных специалистов из стран Запада (ученые, банкиры, финансисты, менеджеры, инженеры и др.), так и средне- и низкоквалифицированную рабочую силу из СНГ, Китая, Вьетнама и других стран третьего мира.

Высококвалифицированные специалисты прибывают в Россию преимущественно для работы в российских представительствах иностранных компаний, компаниях, работающих на международных рынках, а также для замещения вакансий, не имеющих надлежащего предложения на внутреннем рынке труда.

Трудовые мигранты средней квалификации прибывают к нам преимущественно из СНГ, чаще всего из государств с культурно близким населением, к которым можно отнести Белоруссию, Украину, Казахстан, Молдавию. Это специалисты с высшим и средним специальным образованием, полученным еще на советской образовательной базе. Среди прибывших встречаются крайне востребованные врачи, учителя, инженеры, специалисты в промышленном производстве, строительстве, науке и других отраслях.

Низкоквалифицированная рабочая сила — это рабочие, имеющие среднее (школьное) образование или не имеющие образования. Чаще всего такие мигранты не владеют русским языком или владеют крайне плохо, не имеют даже минимальных правовых знаний, знаний особенностей российского общежития, русской культуры и истории. Большинство из них родилось уже после распада СССР, и воспитаны в духе регионального национализма, процветавшего во многих республиках бывшего Союза.

Именно последняя группа мигрантов является питательной почвой для пропаганды радикальных исламистских идеологий. Причем пропаганда эта ведется, прежде всего, на территории России в общинах мигрантов и активно подпитывается внешним финансированием и участием России в международных антитеррористических операциях. Даже беглый анализ социальных сетей российских мусульман и мусульман мигрантов, выявляет склонность последних сочувствовать «братьям-мусульманам», «гибнущим» от российских бомбардировок в Сирии.

Не лучшим образом обстоит дело и в российских тюрьмах. Несмотря на то, что различные СМИ постоянно распространяют информацию, что мигранты совершают не более 5% всех преступлений, около половины из 1,2 млн. осужденных исповедуют ислам, многие из них бывшие трудовые мигранты из СНГ. Преступники славянского происхождения, попадающие в исправительные учреждения, ускоренно исламизируются, пополняя ряды радикальных неофитов.

Интересным вопросом является и реальное количество совершаемых мигрантами в России криминальных преступлений. В данной статистике также нет единообразия. Одни источники утверждают, что мигранты совершают не более 5% от всех зарегистрированных преступлений, в то же время, официальные лица силовых структур, публично заявляют, что более 50% всей преступности в крупных городах России, особенно насильственного характера совершается мигрантами. Плюс в России активно циркулирует понятие незарегистрированных преступлений, оценить масштаб которых не представляется возможным. Однако, даже среди зарегистрированных преступлений более половины не раскрыто, а само число преступлений растет темпами, «опережающими инфляцию».

Относительно угрозы исламского экстремизма и терроризма в России однозначно можно сказать одно: ни общество, ни власть, ни ответственные силовые структуры, не имеют и малейшего понятия о его масштабах. В «Стратегии противодействия экстремизму в Российской Федерации до 2025 года» (утверждена Президентом РФ 28.11.2014 г., Пр-2753) угроза религиозного терроризма и экстремизма, удивительным образом стоит наравне с угрозой, исходящей от сообществ футбольных болельщиков и неформальных националистических структур и уступает угрозе, исходящей, в том числе, от законных протестных акций гражданского общества России.

Изучение численности и масштаба данных угроз говорит в пользу их принципиальной несопоставимости. Так в России в среде футбольных болельщиков, с большой натяжкой состоит около 82 000 человек4 (ссылка). Из них членами активных (радикальных) околофутбольных сообществ являются не более 10%, т. е. максимум 10000 человек по всей стране. При численности МВД РФ в 1 млн. человек, ФСБ РФ в 0,5 млн. человек и ВВ РФ в 0,6 млн. человек, получается, что на каждого «радикального» фаната приходится не менее 260 силовиков.

В это же время, по свидетельствам директора ФМС РФ Ромодановского, на территории России находится порядка 20 млн. легальных и нелегальных мигрантов, около 70% из которых «исповедают» ислам. По мнению Романа Силантьева, около 5% всех мусульман России сторонники радикального ответвления салафизма. Именно они чаще всего становятся сторонниками таких организаций как ИГИЛ (запрещена в России). В России проживает не менее 14 млн. мусульман и 5% от них это 700 тысяч человек
А вот эксклюзивное мнение исламоведа Раиса Сулейманова относительно тенденций вытеснения радикальных исламистов в Россию и их сращения с местными радикалами: «В потоке направляющихся в Россию в поисках работы и лучшей жизни мигрантов присутствуют адепты радикальных исламистских течений. Суровость законодательства республик Центральной Азии по отношению к исламистам приводит к тому, что наряду с трудовой миграцией в Россию имеет место быть миграция религиозных фундаменталистов. Миграция, которая по оценкам наблюдателей сегодня может превратиться в форму колонизации и замещения населения в условиях демографического спада коренного населения страны, приводит не только к росту криминальной составляющей бытовых правонарушений, но и к росту преступности экстремистского характера. Главная опасность мигрантов-исламистов заключается в том, что они не только приезжая сами в Россию, пополняют ряды и без того широкой массы отечественных ваххабитов, но и то, что они начинают вести агитационную работу в среде российских мусульман, тем самым приумножая потенциал угрозы экстремизма на религиозной почве среди мусульман в разы…».

На этом фоне не совсем корректным выглядит следующий документ на базе которого создаются новые законы и на реализацию которого уходят огромные бюджетные средства. Указ Президента РФ от 19 декабря 2012 г. N1666 «О Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года», на более чем ста страницах описывающий перспективы развития межнациональных отношений, упоминает в документе слово «русский» всего 12 раз. При чем, в контексте русского народа — всего единожды, остальные 11 упоминаний касаются русского языка. Вопрос русской культуры в документе не упомянут, при этом слово «мигранты» упоминается 17 раз, и все 17 раз речь идет о социальной адаптации мигрантов, их приглашении в Российскую Федерацию и созданию наиболее комфортабельных условий для их пребывания в России.

Количественные показатели

Адекватно оценить количество мигрантов, находящихся на территории России очень сложно. ФМС и экспертные организации, а также международные организации, очень сильно расходятся в своих оценках объемов трудовых мигрантов, находящихся на территории России.

Однако на сайте ФМС есть статистика, которую мы и возьмем за основу для подсчета.

Так в 2015 году, на территорию России въехало 17,1 млн. иностранных граждан. За аналогичный период 2014 года — 17,2 млн., за аналогичный период 2013 года — 17,3 млн. мигрантов. Каждый год на территорию России въезжает по 17 млн. человек.

Разумеется, многие из них выезжают, снова въезжают. Точная их численность никому не известна, однако то, что она составляет десятки миллионов — сомнений не вызывает.

Тем не менее, на учет в миграционной службе ежегодно становится не более 50% въехавших иностранных граждан. Так, в 2015 году на миграционный учет встало 7,8 млн. граждан, а за 2014 год 8,3 млн. граждан. Где находятся остальные иностранные граждане, покидают ли они страну или остаются в России, статистика ФМС не уточняет. Эксперты утверждают, что с введением минимальных регистрационных требований для мигрантов: патент, медицинское освидетельствование, знание языка и истории, значительное число мигрантов вновь стали уходить в тень.

Однако есть точное официальное число постоянно находящихся в России иностранных граждан и лиц без гражданства (данные ФМС): за 2015 год — это 10 млн. человек, за 2014 — 11 млн. человек.

На территории России легально и нелегально находится каждый год не менее 10−12 млн. молодых мужчин и женщин, преимущественно в возрасте 18−29 лет.

С учетом того, что все население России составляет порядка 146 млн. человек, общее число мигрантов в России достигает 8% от общей численности населения России. При этом если сопоставлять по возрастным группам, то количество мужчин и женщин в России в возрасте от 18 до 34 лет не превышает 24,5 млн. человек. Получается, на каждых двух граждан России приходится примерно один мигрант того же возраста. Здесь необходимо сделать оговорку: 24,5 млн. граждан России распределены по всей территории России, тогда как мигранты, преимущественно находятся в крупных экономических центрах 10−12 крупнейших городских агломераций в России, и там их сопоставимая численность где-то равна, а где-то превышает количество местного населения сходного возраста.

Портрет мигранта

Чтобы хорошо понимать наполнение трудовой и иной миграции, обратимся к исследованиям соответствующих НКО.

in_article_4a64ee5011

В данном исследовании речь идет только о легальных мигрантах. 75% мигрантов — юноши и девушки. 61% из них не даже не имеют общего среднего образования, в подавляющем большинстве — это жители сельских регионов своих республик, родившиеся после распада СССР. 85% из прибывающих — мусульмане. Иначе говоря, около 8−9 млн. человек. У 75% зарплата составляет не менее 30 000 рублей — это очень важный показатель, его мы исследуем в дальнейшем.

Еще один важный показатель: 75% отправляет на родину около 24 000 рублей ежемесячно. 66% из прибывших не владеет русским языком. 85% прибывающих мигрантов, жители аулов и кишлаков Узбекистана, Таджикистана и Киргизии. В этих регионах после распада СССР случился настоящий демографический взрыв, удвоивший за 25 лет население республик средней Азии, в тоже время, абсолютная убыль населения России за тот же период составила около 15 млн. человек. Почти 70% из прибывших это неквалифицированные рабочие, которых используют в качестве «рабской силы» на строительных площадках (с соответствующим качеством производимых продуктов) и в торговле.

Экономика мигрантов

Принимая во внимание скудность официальных статистических данных, расчеты будем основывать на двух числах: статистика по условно легальной миграции, и статистика по валовому количеству приехавших иностранцев. Это, соответственно, 10 и 17 млн. человек ежегодно.

Как мы выяснили, средняя ежемесячная зарплата мигранта в России 30 000 рублей, в год он заработает 360 000 рублей. Средняя стоимость патента в России 3 000 рублей в месяц (для Москвы 4200 рублей, для Подмосковья 4600 рублей), больше мигрант государству ничего не должен. Согласно последним заявлениях главы ФМС, мигранты принесли в казну России 29 млрд. рублей за 2015 год (это 1,5 млн. купивших патент мигрантов).

При этом на потребление внутри страны они тратят не более 20% своего дохода. Гражданин России уплатил бы с соответствующей зарплаты не менее 45% своего дохода (ЕСН + НДФЛ), а оставшиеся деньги полностью бы потратил на поддержание внутреннего спроса. Ежегодный валовый доход мигрантов составляет от 3,6 трлн. до 6,1 трлн. рублей. Из этих денег граждане России бы уплатили в виде налогов и сборов в бюджет и иные фонды от 1,62 трлн. до 2,75 трлн. рублей. Это прямые потери федерального бюджеты, пенсионного фонда и других фондов от замещения граждан России мигрантами. Напомним, всего за трудовые патенты было собрано не более 29 млрд. рублей.

Кстати, благодаря тому, что правительство Москвы раскрыло заработок бюджета города на миграционных патентах (8 млрд рублей в 2015 году), мы теперь можем совершенно точно сказать, сколько в Москве живет и работает легальных мигрантов: 250 тысяч человек, тогда как по разным оценкам, их в Москве и московском регионе живет и работает не менее 4 млн. человек. Получается, что 95% мигрантов в Москве нелегалы и не платят российскому бюджету ни копейки.

К косвенным потерям относятся деньги, которые должны были быть реинвестированы в экономику России, но вместо этого уходят за рубеж, и инвестируются в Средней Азии и Закавказье.

24 000 рублей – средняя сумма, пересылаемая каждым мигрантом на родину каждый месяц. В год мы имеем сформированных в российской экономике и выведенных за рубеж (только за один год) от 2,88 трлн. до 4,9 трлн. рублей, в долларовом выражении по текущему курсу (71 руб./доллар) от 40,5 млрд. до 69 млрд. USD (стоимость сочинской Олимпиады). А с учетом того, что мигранты обменивают рубли на твердую валюту, денежные переводы оказывают мощное девальвационное давление на рубль, потому как, несмотря на наличие разнообразных межгосударственных соглашений и союзов с Россией, все финансовые транзакции ведутся через евро или доллар.

За последние 5 лет из России таким образом утекло не менее 14 трлн. рублей.

К косвенным издержкам Российской Федерации применительно к мигрантам можно отнести: содержание медицинских учреждений в которых лечатся и рожают мигранты, школ и детских садов, куда они устраивают своих детей, содержание силовых структур, содержание общей инфраструктуры которой пользуются, но за которую не платят, борьба с пандемиями и другие негативные последствия миграции. Оценить размер ущерба, причиняемый мигрантами российской экономике от убийств, увечий и изнасилований граждан России не представляется возможным.

Сегодня жертвой мигранта становится молодая мать, а завтра единственный на всю страну престарелый ученый, на котором держится целая научная отрасль.

На каждый рубль, созданный мигрантом в экономике России, приходится 3−5 рублей прямых и косвенных убытков от деятельности мигрантов.

Давление на рынок труда

Официальные СМИ, зачастую занимаясь необоснованным популизмом, утверждают, что мигранты не искажают рынок труда. Якобы, замещаемые ими вакансии неинтересны гражданам России. Это не соответствует действительности. За такими заявлениями всегда кроется коррупция, профнепригодность, либо политические цели, связанные с изменением этно-религиозного и национального состава Российской Федерации.

В большинстве средних и малых городов, а также сел и деревень России средняя зарплата редко превышает 15−20 тысяч рублей, в том числе для специалистов со средним специальным и высшим образованием. В регионах без большого потока мигрантов, места в строительстве, торговле, сельском хозяйстве и промышленности за меньшие деньги замещает местное население.

Очень часто за защитой миграционных потоков кроется нежелание со стороны госорганов и бизнеса повышать социальную и экономическую мобильность населения, организовывать эффективную межрегиональную биржу труда для граждан России и создавать условия для временного и постоянного перемещения рабочих кадров по территории Российской Федерации.

Официально количество безработных в России не превышает 5% от экономически активного населения. Эта статистика не соответствует реальному положению вещей. Безработица в наиболее плодовитых российских регионах: Чечне, Ингушетии, Дагестане составляет 50% от трудоспособного населения, сходная или близкая картина наблюдается в сельской местности и малых городах в центральной России. На данный момент в России не работает по разным причинам от 5 до 10 млн. человек. Около 15 млн. человек заняты в теневом секторе экономики (20% экономически активного населения), более 10 млн. граждан России находясь в трудоспособном возрасте не ищет работу.

Совершенно очевидно, что даже при 4-кратном сокращении миграционного потока, все места в экономике будут заняты, особенно с учетом падения последней в 2015—2016 годах. Для этого необходимо организовать механизмы для переквалификации и экономической мобилизации граждан России, вывести трудовую деятельность из теневого сектора.

Мигранты оказывают негативное давление на рынок труда. В чем это выражается? В общем снижении уровня оплаты труда и росте коррупционной составляющей в секторах занятых мигрантами. Как мы выяснили выше, даже легальный мигрант несет несравнимо меньшие издержки на питание, проживание и оплату услуг по сравнению с гражданином России. Гражданин России платит налоги, квартплату (в некоторых регионах сопоставимую с зарплатой), пользуется инфраструктурой. На получаемую зарплату гражданин России кормит свою семью, детей и родителей, реинвестирует все заработанные деньги в отечественную экономику.

Здесь есть очень тонкий момент: граждане России имеют иную норму потребления, чем мигранты из Средней Азии. Это связано с культурными и историческими различиями. Содержание семьи в условном кишлаке Узбекистана обходится несравнимо дешевле, чем в среднестатистическом провинциальном городе России. Жители Средней Азии имеют уровень потребления и культуру потребления меньшую, чем была свойственна незажиточным крестьянам внутренних губерний Российской империи в 1910 году. Чтобы стать конкурентными с мигрантами, неквалифицированные рабочие, студенты и пенсионеры из России должны опуститься до культурного уровня аулов и кишлаков Таджикистана и Узбекистана, что в принципе невозможно ни с культурной точки зрения, ни с точки зрения структуры российской экономики.

У трудовых мигрантов из Средней Азии нет выбора: либо работа в России, либо отсутствие работы, потому как на других рынках труда данные мигранты вообще не востребованы.

Если в экономике образуется зарплатный дисбаланс, то мы получаем миллионы безработных, деградирующих и деклассирующихся в течении короткого срока с одной стороны, и чиновников и бизнесменов, которые присваивают соответствующие доходы, в виде невыплаченных налогов и разницы между стоимостью труда граждан России и мигрантов — с другой. У нас есть возможность оценить объем присваиваемого чиновниками и бизнесменами нелегального дохода, он составляет не менее 30% от валовой выручки мигрантов, т. е. не менее 1,2 трлн. рублей ежегодно.

Кроме того, на мигрантах паразитируют соответствующие разрешающие и контролирующие органы, получающие за счет миграционного давления нелегальные доходы.

Криминал и иммиграция

Год от года в полицейской статистике растет доля и тяжесть преступлений, совершенных мигрантами.

В далеком 2005 году, когда вопросы по нелегальной миграции велись в рамках широкой общественной дискуссии, а большинство чиновников еще чувствовали свою ответственность перед обществом, нынешний глава ФМС еще мог позволить себе говорить правду, и слова его оказались во многом пророческими. Он считает, что незаконная миграция является процессом, способным спровоцировать в обществе обострение конфликтов на этнической почве, «она несет в себе угрозу ухудшения криминогенной и эпидемиологической обстановки на территории страны, является питательной средой для ксенофобии и радикального национализма».

Почти все преступления, совершаемые иностранными гражданами, СМИ и следственные органы всегда представляют как бытовые конфликты, но является ли они таковыми? Если мигранты совершают преступления на религиозной или этнической почве, это почти всегда замалчивается, потому как, чревато взрывом общественного мнения. Ведь если преступники из Закавказья и Средней Азии руководствуются не только бытовыми, но и культурными различиями или мотивам ненависти и вражды, мы имеем в России опасную проблему, требующую незамедлительного решения. Если же дело в бытовом конфликте, всегда можно дать ссылку на аналогичную местную преступность.

И здесь кроется важный и тонкий момент: сравнивать преступления мигрантов с собственным криминалом неуместно. Граждане России, преступающие закон — это проблема российского общества, а мигранты, совершающие преступления — проблема в Россию привнесенная, решить которую во многом можно введением визового режима, или иными ограничениями.

Ситуация с няней-убийцей хорошо показывает, насколько власти РФ и СМИ готовы далеко зайти в вопросе выгораживания мотивов преступников-мигрантов. Так, узбекскую няню, выкрикивавшую экстремистские, религиозные и террористические лозунги, представили сумасшедшей. Но по такой логике все представители радикального ислама, совершающие преступления по всему миру, в России и Сирии, могут быть признаны невменяемыми? Так может, они все не террористы, а душевнобольные, и с ними надо не бороться, а лечить?

Специально для нашего расследования своим мнением на счет радикальных исламистов поделился исламовед Раис Сулейманов, эксперт Института национальной стратегии: «Чтобы вы понимали численный расклад радикалов, я приведу на примере Татарстана: в этой республике проживает 3,8 млн. человек, из них 2 млн. татар, которые считают себя мусульманами. Из этих 2 млн. татар — 90 тысяч активно верующих мусульман (т. е. всего 5%, остальные хоть и считают себя мусульманами, люди в основной массе своей светские). Из этих 90 тысяч человек — 3 тысячи сторонников радикальных течений ислама (радикальных течений ислама много: это не только ваххабиты, но и «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами» арабского происхождения, «Джамаат Таблиг» из Пакистана, «Нурджулар» из Турции). Из этих 3 тысяч человек далеко не все готовы взять в руки оружие: все-таки это требует смелости и отчаяния, но такие все же имеются. По моим оценкам, от 100 до 150 человек (сейчас они уехали в Сирию на «джихад», 6 человек уже вернулись домой в Татарстан, но, к счастью, были арестованы и осуждены)».

Данными объективной статистики по поводу преступлений, совершенных мигрантами, постоянно манипулируют. Наиболее частая манипуляция, это отношение преступлений мигрантов ко всем преступлениям в Российской Федерации. Однако, такое сравнение совершенно некорректно. Как было сказано выше, мигранты наполняют, преимущественно, наиболее успешные экономические агломерации России, которых в стране не более десятка, и там общий объем преступности от мигрантов по разным оценкам колеблется от официальных 20−30%, до неофициальных 60−80%. И самое главное, статистика по количеству преступлений ведется от количества раскрытых преступлений, тогда как до 80% нераскрытых преступлений также совершаются мигрантами. Здесь будет полезна прямая речь: «В Москве в 2013 году отмечен рост преступлений среди мигрантов», — об этом заявил руководитель главного следственного управления Следственного комитета РФ по Москве Вадим Яковенко на коллегии, посвященной итогам работы ведомства за прошлый год. «Всего иностранными гражданами и лицами без гражданства в 2013 году на территории города совершено 11,5 тыс. преступлений, то есть более 30 ежедневно. Это более чем на треть (36,2 процента) больше, чем за аналогичный период позапрошлого года», — отметил Яковенко. Чаще всего преступления совершают граждане Узбекистана, Таджикистана и Киргизии. «Особую тревогу вызывает резкий рост особо тяжких преступлений, совершенных иностранными гражданами. Их число увеличилось почти на половину», — отметил глава ГСУ.

Если в 2012 году иностранцами совершалось каждое восьмое убийство, то сейчас, по словам Яковенко, — каждое пятое. Если в 2012 году ими совершалось каждое третье изнасилование, то в 2013 году иностранцами совершено 43 процентов всех преступлений данной категории. Яковенко особо отметил, что «эти преступления представляют повышенную общественную опасность и совершаются в том числе в отношении наименее защищенных категорий граждан: детей, пожилых людей».

По словам Яковенко, 221 уголовное дело было возбуждено по фактам преступлений мигрантов в отношении несовершеннолетних.

Он также признал, что реальный уровень преступности среди мигрантов в Москве значительно выше, чем он обозначен в статистике, и может достигать 60−70 процентов. «Очевидно, что реальный уровень преступности иностранцев значительно выше, поскольку статистический учет этих преступлений ведется только от числа уже раскрытых», — отметил он.

«Данный факт подтверждается анализом фабул нераскрытых преступлений, например, таких, как изнасилования, грабежи и разбойные нападения на несовершеннолетних. Потерпевшие более чем в 70 процентах случаев в качестве примет преступников указывают кавказскую или азиатскую внешность», — сказал глава ГСУ.

«Анализ следственной практики показывает, что многие из иностранных граждан очень быстро лишаются мест работы и проживания и, оставшись без средств к существованию и возможности вернуться на родину, идут на тяжкие преступления. Так, безработный Рахмунбеков на севере Москвы совершал нападения на женщин (среди потерпевших есть даже малолетняя), угрожая убийством, отбирал мобильные телефоны, деньги и насиловал», — рассказал Яковенко.

Он подчеркнул, что «…незаконная миграция является одним из факторов, существенно влияющих на уровень экстремизма в городе». В частности, возбуждено уголовное дело в отношении гражданина Таджикистана Факирова, который распространял около мечети в Москве экстремистскую литературу, изданную Исламской партией освобождения, признанной террористической в России и Европе. В отношении другого члена данной организации гражданина Узбекистана Сиддикова в октябре 2013 года было возбуждено и в настоящее время уже направлено в суд уголовное дело по факту распространения листовок, призывающих к свержению неисламских правительств».

Отметим, что за 2015 год МВД РФ и следственные органы не раскрыли более 1 млн. преступлений — 50% от общего числа зарегистрированных преступлений. Получается, каждое второе преступление в Москве и России в целом остается нераскрытым. Что это, если не торжество криминала?

А вот что по тому же поводу говорит глава СКР РФ Бастрыкин. С вопросом о влиянии мигрантов на криминогенную обстановку обратился к главе СКР вице-спикер Госдумы от ЛДПР Игорь Лебедев, по словам которого, каждое третье преступление в РФ совершается мигрантами. «Как меняется ситуация в этом направлении?», — поинтересовался он. В ответ на это Бастрыкин сообщил, что ситуация не улучшилась, а, напротив, продолжает «качественно ухудшаться». При этом, по его словам, большое количество тяжких преступлений мигранты совершают в отношении подростков. «Изменилось только то, что мигранты стали проходить процедуру дактилоскопии», — сказал он.

По мнению Бастрыкина, криминогенная обстановка может измениться только в том случае, если Россия начнет проводить более выверенную миграционную политику. «Я полагаю, надо решать вопрос о том, в каком объеме и в каких квотах нам привлекать мигрантов. Пример стран Западной Европы должен быть горьким и поучительным. Когда мы с этим объемом определимся, тогда и криминогенная ситуация изменится в лучшую сторону», — заключил Бастрыкин.

А вот мнение Прокурора Москвы Сергея Куденеева, которое он высказал на совещании по вопросам безопасности города Москвы еще в 2014 году: «Проблема раскрываемости продолжает оставаться актуальной. По его словам, в городе раскрыто только 17,2 процента краж, ухудшилась раскрываемость преступлений, связанных со сбытом наркотиков, изготовлением поддельных денег, хищением оружия. При этом, по словам Куденеева, почти на одну треть увеличилось число особо тяжких преступлений. При этом каждое пятое раскрытое преступление в Москве совершается мигрантами.

«Несмотря на принимаемые меры, преступность мигрантов продолжает расти. Количество преступлений, совершенных иностранными гражданами и лицами без гражданства, увеличилось на 36 процентов», — сказал глава столичной прокуратуры. Всего мигрантами совершено около 11,5 тысяч преступлений. Особую тревогу, по словам Куденеева, вызывает рост примерно на половину тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных мигрантами.

Однако тут стоит учесть несколько нюансов. Во-первых, мигрантам, нарушившим закон, зачастую удается скрыться от российских правоохранительных органов у себя на родине и не попасть ни в колонию, ни в статистику. Во-вторых, многие уроженцы СССР (а они, по данным МВД, составляют подавляющее большинство иностранных преступников), едва освоившись, с легкостью получают российское гражданство. Такие люди выпадают из статистики, хотя обычно мало чем отличаются от мигрантов, сохранивших статус иностранцев. Кроме того, статистика — это всегда «средняя температура по больнице».

В управлении СК РФ по Подмосковью считают, что криминогенная обстановка остается тяжелой из-за некачественной работы Федеральной миграционной службы. «Своевременное выявление незаконно находящихся на территории Московской области иностранных граждан и их выдворение за пределы РФ позволило бы предотвратить совершение особо тяжких преступлений», — заявил в середине февраля глава управления Андрей Марков. Схожие претензии в адрес ФМС высказал глава Татарстана Рустам Минниханов, выступивший на совещании, посвященном убийству восьмилетней девочки (в преступлении обвиняют гражданина Узбекистана).

По информации ФСИН, треть иностранцев отбывают в российских тюрьмах наказание именно за преступления, связанные с наркотиками.

В общей сложности, реальная ситуация с преступностью среди мигрантов, безусловно удручает. В тех областях России, которые являются центрами притяжения для мигрантов, ими к 2016 году совершается уже более половины всех преступлений, не менее трети всех убийств, большинство ограблений и изнасилований. Особенно опасной можно считать тенденцию, что преступники-мигранты все чаще покушаются на жизнь и здоровье молодых людей и детей.

Ожидалось, что глубокий экономический кризис, начавшийся в 2015 году, и обесценивший российский рубль в 2,5 раза приведет к оттоку мигрантов. Вкупе с этим, миграционная служба утверждала, что также к снижению нелегальных потоков миграции приведут новые правила для мигрантов, однако, укрепившись в рамках своих национальных диаспор, мигранты не спешат покидать Россию или регулярно сюда возвращаются.

Дальнейшее продуцирование подобной миграционной политики, может привести к нанесению невосполнимого урона гражданам России и отечественному народному хозяйству, а также к новым социальным взрывам на манер города Пугачева.

Почти весь наркотрафик героина, осуществляемый в Россию (Россия абсолютный лидер по потреблению героина в мире, 200 тонн в год идет из Таджикистана и осуществляется гражданами этой страны). Заметная часть наркотиков в Москве и России в целом распространяется гражданами республик СНГ, прежде всего, речь идет о распространении смертельно опасных «спайсов» и героина.

Пандемии

Прежде всего о реальной истории из жизни московской семьи. К заболевшему ребенку приходит участковый педиатр, узнает, что ребенок не привит, и в качестве наиболее веской аргументации для прививания приводит родителям тот факт, что приезжие из Средней Азии завозят в Россию тяжелые заболевания, многие из которых в России побеждены уже 50 лет назад. Получается, что педиатр признается в полной неспособности российского здравоохранения реагировать на различные пандемические вызовы, которые поступают от валовой бесконтрольной миграции.

В России проживает 10,2 млн мигрантов, но только 10% из них ежегодно проходят медицинское освидетельствование. Этого недостаточно для борьбы с опасными заболеваниями, в том числе с ВИЧ-инфекцией и туберкулёзом.

«Значительный вклад в развитие множества инфекционных заболеваний вносят широкомасштабные миграционные процессы. Это особенно чувствительно для России, так как она является второй в мире по востребованности мигрантами», — заявил помощник Председателя Правительства РФ Геннадий Онищенко.

Кроме этого, в Россию мигранты завозят малярию, желтую лихорадку, энцефалит, корь, брюшной тиф, ветряную оспу, чахотку (неизлечимое смертельное заболевание).

Многие из заболеваний, которые ежегодно привозят в Россию 17 млн. мигрантов, не просто опасны для здоровья, они могут вызвать масштабные эпидемии, заражение детей и беременных женщин. Под угрозой находятся в первую очередь малолетние дети, постоянно берущиеся на улице за различные предметы, в том числе за перила в подъездах, где традиционно работают мигранты.

Сводной статистики, относительно состава и количества выявляемых у мигрантов опасных заболеваний не существует, однако в ней нет смысла, потому как в соответствии с имеющимися данными, из 17 млн. мигрантов реальное или даже формальное медобследование проходит не более 10%.

Совершенно очевидным является тот факт, что мигранты, в массе своей живущие и работающие в антисанитарных условиях, не имеющие возможности или навыков для соблюдения личной гигиены, проживающие большими группами в мало пригодных для этого условиях, являются идеальными инкубаторами любых массовых пандемических заболеваний, в том числе и тех, от которых впоследствии умирает большое количество людей, как от атипичной пневмонии зимой 2015−2016 годов (только официально более 30 человек).

Законодательство требует от мигрантов прохождения медицинского осмотра как у себя на родине, так и по прибытии в Россию, однако и то, и другое, часто превращается в формальность. В России действуют сотни фирм, которые «покупают» для мигрантов весь пакет легальных документов за умеренную сумму в 15 тысяч рублей. Отдельно медицинскую книжку можно приобрести вообще за символические 1500 рублей.

Ровно столько стоит инфицированному открытой формой туберкулеза и ВИЧ, мигранту стать «легальным и здоровым». А далее эти мигранты устраиваются в учреждения общепита, после чего капельная инфекция или волос в блюде может стать причиной смертельного заболевания у гражданина России.

Въезд на территорию России

Одной из основных проблем, связанных с бесконтрольной миграцией являются преступно либеральные нормы по пересечению гражданами республик СНГ границы с Российской Федерацией и их последующего учета.

Иностранцы въезжают на территорию России на основание межгосударственных соглашений по Содружеству Независимых Государств (СНГ), договору о Евразийском экономическом партнерстве, договору о Таможенном союзе и другим национальным законодательным актам и международным договорам.

Здесь стоит сделать отступление, и пояснить, что интеграционные процессы, идущие на постсоветском пространстве и направленные на консолидацию бывших советских республик вокруг России, безусловно можно оценить положительно. Российское правительство компенсирует колоссальные территориальные потери, понесенные в 1991 году. Однако, любого рода экономическая интеграция вокруг России должна носить взаимовыгодный характер для всех субъектов процесса, и безусловно не должна представлять экономической, социальной, криминальной или иной угрозы безопасности граждан России на территориях их проживания.

Согласно данным ФМС РФ, на основании межгосударственных соглашений по евразийскому экономическому партнёрству допускает для граждан Киргизии, Казахстана, Армении въезд на территорию Россию по внутренним документам этих стран, без предъявления медицинских справок, без должной регистрации. Так, гражданин Киргизии, попавший на территорию России и указавший в качестве причины въезда трудовую деятельность, может 30 суток легально находиться в России в любом месте и заниматься любой деятельностью. Порядок же получения патента и регистрации носит уведомительный характер, и многие иностранцы просто игнорируют необходимые законом процедуры или приобретают необходимые справки и разрешения незаконным путем. В случае если мигрант при въезде укажет, что въезжает на срок менее 30 дней, он вообще освобождается от какого-либо учета. При указании «иных целей» мигрант может находиться на территории России от 90 до 180 суток.

Мигранты, не желающие легализоваться в российском правовом пространстве, просто указывают в качестве целей въезда — отличные от работы цели, и могут легко потеряться на 1/8 части суши. Такое законодательство порождает преступность, коррупцию силовых и контролирующих структур осуществляющие контроль за мигрантами, неконтролируемое распространение заболеваний и наркотиков и другие острые социальные проблемы. С учетом террористической угрозы, такой либерализм может привести к образованию совершенно неконтролируемых подпольных банд из иностранных граждан, например, так называемой «Банды GTA».25

Более того, граждане Таджикистана и Киргизии имеют право на приоритетное получение российского гражданства, чем они активно пользуются. Заметим, что гражданам Украины, к примеру, равно как и русским потомкам в других странах такие возможности не предоставляются.

Закон о соотечественниках, вызвавший большое количество обсуждений в 2014—2015 годах, позволяет стать на льготных основаниях гражданином России, любому человеку, родившемуся на территории СССР. Даже такому, чьи предки ни дня не прожили в России и не слова не сказали по-русски.

Активно продолжается и торговля российским гражданством. Согласно неформальным исследованиям, текущая стоимость российского паспорта составляет 170 тысяч рублей. Напротив здания МИДа РФ в Москве, долгие годы висели нелегальные объявления о продаже российского гражданства.

Существующие законодательство по миграционному учету иностранных граждан не соответствует задачам российского государства, существенно повышает террористическую угрозу на территории России, становится причиной большого количества безнаказанных преступлений, совершаемых мигрантами против граждан России.

В целом действующая миграционная политика не соответствует задачам, поставленным в «Стратегии противодействия экстремизму в Российской Федерации до 2025 года» в части:

18. Особую тревогу вызывает проникновение из других государств радикальных течений ислама, проповедующих их исключительность и насильственные методы распространения. Идеологами радикальных течений ислама в России являются прежде всего члены международных экстремистских и террористических организаций и выпускники зарубежных теологических центров, где преподаются основы этих религиозных течений. Отмечаются попытки создания в различных регионах России центров обучения и тренировочных лагерей запрещенных международных экстремистских и террористических организаций.

19. Серьезную опасность представляют приверженцы радикальных течений ислама, которые не относятся к представителям народов, традиционно исповедующих ислам, однако отличаются религиозным фанатизмом, вследствие чего их легко склонить к совершению террористических актов, в том числе в качестве смертников.

20. Основными факторами, оказывающими негативное влияние на состояние национального рынка труда, межнациональные отношения в обществе, а также порождающими экстремистские проявления, являются неконтролируемая (в том числе незаконная) миграция и недостаточно регулируемые на региональном и муниципальном уровнях миграционные процессы, зачастую нарушающие сложившийся в отдельных регионах и муниципальных образованиях этноконфессиональный баланс населения.

Итоги и выводы

Преимуществами трудовой миграции пользуются в России государственные чиновники, предприниматели и сотрудники силовых и контролирующих организаций, большинство из которых либо получают незаконную выгоду от деятельности мигрантов, либо пользуются несовершенством законодательства и нелегальными мигрантами, как источником незаконного обогащения.

Сами мигранты также являются в данном случае выгодоприобретателями, так как зачастую поставлены в более выгодные экономические условия, чем граждане России. Набирает популярность преступная и организованная преступная деятельность среди мигрантов, в том числе экстремистского и террористического характера. Подавляющее большинство преступлений, совершаемых иностранными гражданами, остаются безнаказанными.

В то же время для граждан России иностранные мигранты — это постоянный источник «головной боли». Это и отсутствие рабочих мест в экономике, и преступность, и религиозный экстремизм, и пандемии, что вкупе приводит к росту социальной напряженности.

Федеральный бюджет и региональные бюджеты России, Пенсионный фонд России также ежегодно недополучают из-за трудовой миграции сотни миллиардов рублей в виде налогов и иных поступлений.

Для следственных органов и Министерства внутренних дел, мигранты — источник резкого ухудшения статистики по раскрываемости, о чем свидетельствуют заявления официальных лиц соответствующих ведомств.

И самое главное. Из года в год, как в Москве, так и по всей России, социологические опросы неизменно свидетельствуют что проблемы, порождаемые незаконной миграцией, являются приоритетными для граждан России, и если в оценке большинства вызовов и угроз российское общество не солидарно, то в вопросе необходимости немедленного решения миграционного вопроса традиционно сходятся не менее 80% граждан России. Власть обязана реагировать должным образом на такой социальный запрос.

Текст: Алексей Живов

  • Senior

    Расизм в России есть.Стоит человеку родится с белым цветом кожи,как подчас он считает себя русским,начиная ненавидеть не белых.Хотя,русской нации,как таковой не существовало,не существует,и не будет существовать.Это смесь славян,финно-угров,и тюрков.Причем тюрки,по отцовской линии.

    • Танк Немецкий

      Есть Русичи. Русской национальности нет,это нам втюхали жидовьё,под чьим игом мы находимся с 988-го.
      Самые оголтелые расисты националисты — иудеи ортодоксы.Вот один из них — берл лазар https://www.youtube.com/watch?v=Wl0BpvJOvgA

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail