Article

Идеология во внешней политике

118 views

Предлагаю поговорить немного о гегемоне. Любители Галковского потирают ручки. Да-да, вы правы, господа, гегемон, мировой лидер, ваша тема. Гегемон был всегда. Но его влияние слабеет, если идти против вектора времени. Действительно, будь ты хоть самой могучей державой мира, тебе невозможно протянуть свои руки на другой континент, если не изобретён косой парус и не распространено колесо. Ты не сможешь диктовать свою культуру соседям, если нет письменности, или она в зачаточном состоянии. Но как только появляются каравеллы и, тем более, паровые машины, так сразу весь мир понимает, что есть одна общность людей, что сильнее многих других. Я не оговорился — именно общность. Ни страна, ни народ и не нация. Качнись маятник истории на Земле по другому, так была бы в веке XVIII-ом схватка между мировым лидером Тевтонским орденом и орденом ассасинов, желающих передела мировой карты. Но мы живём в реальности, когда первые схватки общностей, претендовавших на мировое лидерство, прошли под светом просвещённых абсолютистских монархий. Франция, Испания, Британия…

Но были державы и более древние, чьи деяния настолько сильно отпечатались на лицах многих народов, что мы не побоимся назвать их мировыми лидерами. Действительно, ни от одной державы, ровесницы Римской империи не осталось таких следов в культуре народов, которые бы позволили её тягаться с потомками Латинов в славе и влиянии. Может и была в толще Антарктиды таинственная империя две тысячи лет назад, но она никак не повлияла на наше представление об общественном строе, сгинула во льдах. И империи легендарных тольтеков, что якобы существовали в мезоамерике, тоже могли быть, но мы не их наследники…

Всех гегемонов объединяет одно. Они выкачивают ресурсы из покорённых народов. Но взамен отдают кое-что другое. Британская империя, над которой не заходило солнце, активно эксплуатировала колониальный ресурс, сталкивала лбами другие державы, вела себя нагло. Но взамен она работала «кузницей мира». Весь XIX век большинство реального товара производили именно заводы и фабрики метрополии. Конечно, и Германия, и Россия, и Франция, и другие государства в ту славную эпоху протекционизма производили материальные блага на своих землях, но именно Британия была флагманом, задающим направление.

Или, например, та же Римская империя. Безусловно, оно завоёвывала земли, порабощала народы. Но завоёванным народам она несла свою чёткую идентичность. Захваченный галльский посёлок через пару поколений точно станет римским городком. Местные боги и традиции повержены, но Рим нёс реальный шанс влиться в его цивилизационную модель. Всё без обмана — отрекись от предков и станешь римлянином со всеми правами и привилегиями. Это не красиво по отношению к своему народу, но выбор был.

Сегодняшний дряхлеющий гегемон — США. Вот он то экспортирует совсем не блага. Ни элиты Ирака, ни элиты Ливии, продавшие свой суверенитет, не стали полноправными членами англо-саксонской цивилизации. Ну может отдельные личности, но это не меняет всей картины. США потребляет ресурсы всего мира, а блага не отдаёт взамен. Ну разве, что экспортирует свою культуру сомнительного качества. Но Рим строил цивилизацию, дарил не только культуру, но и законы. А США экспортирует только бомбы и морпехов, немного припудренных прелестями Голливуда.

Вся беда в том, что пообщавшись недавно с людьми из разных кругов нынешней власти — от сотрудников Администрации Президента и депутатов Госдумы до работников следственных органов, я пришёл к выводу, что вектор нынешней внешней политики у РФ из той же оперы. Мы будем делать танки. Сделаем двести, сто продадим, на вырученные деньги купим бананов и микросхемы, при этом оставшиеся сто танков будут диктовать максимально выгодные условия курса валют танк/банан.

Это весьма эффективный способ, но очень не долговечный. Все знают, что на на каждую хитрую гайку найдётся свой умный болт. Исключительно играя мускулами нельзя добиться стабильности. Вслед за танками должны ехать миссионеры, библиотеки, цирки, инженеры, кириллический алфавит и еда аля-рюс. Кстати, и Российская империя, и даже Союз ССР занимались именно этим. Именно поэтому очень многие земли, присоединённые к нам за последние столетия оказались до сих пор в нашей зоне влияния. Но, коренизация (процессы в Союзе шли противоречивые) и «демократизация» последних тридцати лет, уже отрывают наши окраины.

Именно поэтому в Сирии мы должны не только разгромить запрещённые и проклятые Аллахом группировки, но активно поддерживать христианизацию этого государства, пропагандировать русский язык в школах, ориентировать послевоенную Сирию на наши товары и культуру. Я бы даже продвигал кириллический алфавит для курдского государства (курды на территории РФ таким пользуются уже почти сто лет).

Безусловно, Сирия далеко, Украина близко, но она пока при всей своей «свидомности» всё ещё не оторвана от России, но и здесь не время расслабляться. Примерно такая же проблема зреет в Белоруссии и пышно цветёт в Казахстане. Мы не обязаны их присоединять и кормить, но мы должны сделать так, чтобы эти народы хотя бы на 51% думали как мы.

Кстати, ЕС идёт именно таким путём. В отличии от США, что несёт вовне лишь бомбы, этот субгегемон из Брюсселя несёт единую и чёткую идеологию либерализма и толерантности. ЕС даже демонстративно пытался переварить орды беженцев в недавнем прошлом. Пока вышел облом. Но ведь это не важно. Важно то, что бюрократическая машина Европейского Союза громогласно заявляет на весь мир — если мы победим, то всё будет кожаным, розовым и с шипами. И по всему миру находятся те, кто хочет встать в эти ряды. В этом плане ЕС гораздо сильнее США. Ведь Американский Союз имеет чёткие границы, а Европейский (как и Советский ранее) может охватывать собой весь мир, ведь в основе его лежит не благо «европейцев», а продвижение конкретной идеи.

Именно поэтому мы можем смело высказать мысль о том, что Европейский союз и Советский действуют в разных идеологических полях, но одним методом. А РФ и США образуют противоположный кластер — «сила без идеи».

В подтверждение этого отлично звучат слова Президента РФ о том, что главной национальной идеей в России является «патриотизм». Это значит ни сказать ничего. Это значит, что идеологии нет. Если бы Путин предложил насаждать веру в Перуна и фильмы Михалкова во всём мире, вот это был бы идеологический посыл, но нет. У нас национальная идея «патриотизм», у янки Патриотические Акты…

Возможно, что мир или Россия пока не готова к озвучиванию идеологического вектора своей политики. И быть может статься так, что через год мы вторгнувшись в Парагвай построим там 511 кинотеатров, и будем дни и ночи крутить там «Брат 2», а в соседнем Уругвае построим 54 атомные станции и будем диктовать энергетическую волю Сальвадору и Белизу. Но пока у нас есть Каспийская флотилия, чтобы бомбить плохих «бабахов». А за что? Поддерживаем законно избранного Асада? Сколько таких законных, что мы не поддержали. Нет, это не аргумент. Мы против террора, но «ЗА» что мы — это не озвучено, не сформулировано и не культивируется. А без «ЗА» легко стать таким же жупелом, как и Североамериканские соединённые государства…

Текст: Артем Бирлов

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail