Article

Европа Наций

386 views

 

(Русская фабула от русского националиста Иезекииля, в трех действиях, с прологом  и эпилогом)

Пролог

Прошедший весной в Петрограде Международный Консервативный Форум никого не оставил равнодушным. Доморощенные «антифафызды» вопили в Интернете, что «нацисты и фашисты не пройдут», но вопить предпочитали из уютненьких квартир, а не из окопов под Углегорском/Горловкой.

Доморощенные «либералы» истерили, как им стыдно быть «русскими», и что все, кровавый режим злобного Темнейшего строит фашистский Интернационал, кровавая  реакция наступает. Еще чуть-чуть — и на улицы выйдут дружины Черной Сотни, которые начнут вешать бедных-несчастных рукопожатных на фонарях и громить редакции либеральных изданий. Одним словом — «Спасите, еврославные, убивают, русские фашисты убивают, о-е-ей!!!».

Зададимся логичным вопросом — почему болезных так мучает сей вопрос? Ведь прибывшие на форум делегаты от вполне респектабельных европейских партий мало похожи на классических «чернорубашечников». В приличных костюмах, изъясняются на голову приличнее «бойцов с фафызмой», некоторые — депутаты Европарламента. Наши тоже не подкачали — делегация от европейской НДП, мужественные воины из Имперского Легиона РИД. Разумеется, пикантной изюминкой стало прибытие на форум Алексея Юрьевича Мильчакова, что дало дополнительные поводы для истеричных воплей. Да и само действие было весьма цивильным. Собрались, выступили, обменялись мнениям. Вполне все прилично.

Вот, кстати, список участников:

 

СтранаПартия
 ВеликобританияБританская национальная партия «Британия превыше всего».
 БельгияЕвро-Русь
 ГерманияНационал-демократическая партия
 ГрецияЗолотая Заря
 ДанияДатская партия
Европейский союзАльянс за мир и свободу
 ИталияНовая сила.  Лига Ломбардии
 ИспанияНациональная партия
 РоссияНационал-демократическая партия.
Русское Имперское Движение.Родина.
 СШАНациональное движение Техаса
 ШвецияПартия шведов
 ФинляндияНациональная партия

 

 

Так отчего же такие вопли? Посмотрим, что же говорили участники Форума.

Ник Гриффин, лидер «Альянса за мир и свободу», сказал, что «…умеренные националисты, рассчитывающие на хорошие результаты на выборах, очень боятся преследований со стороны масс-медиа. Нас называют фашистами, но мы не фашисты. Фашисты — это те, которые на Украине убивают русских».

Роберо Фиоре деликатно заметил, что «Москва — Третий Рим», что русский народ играет исключительную роль в борьбе с радикальным исламизмом и неолиберализмом.

Председатель НДПГ Удо Фойготт сказал, что выступает за роспуск НАТО, и создание европейского оборонительного союза с Россией.

Прибывшие делегаты от «Хриси Авги» заверили, что поддерживают Россию, и что видят будущее Греции в дружбе с Россией. Крис Роман, славный фламандец, сказал, что «Россия и Европа — это как имперский орел, две головы, но одно перо», и весьма нелицеприятно высказался о Политковской, Немцове, и Березовском.

Так в чем же причина воплей? Ответ на поверхности — в истории.

Действие первое, в прошедшем времени

Проблема заключается в том, что с национальной точки зрения Европа являет собой весьма пестрый конгломерат. От северных германских наций до южных славян, которые веками сражались на два фронта. От испанцев до нас, русских, от пламенных македонцев и сербов до норвежцев — три тысячи лет истории, которая, разумеется, была и кровавой, и прекрасной.

Непросты взаимоотношения между Европой и Русью, Европой и Россией. Если говорить о Древней Руси, то видим, что ситуация была весьма интересной и неоднозначной.

С одной стороны, Русь тяготела к Византии, причем это «стремление» было весьма своеобразным — и война, и мир, и торговля, и, в завершающем итоге, принятие христианства.

С другой стороны, Русь имела серьезные отношения с Западной Европой. Пример дочери князя Ярослава Мудрого, Анны Ярославны, которая стала женой Генриха I, весьма популярен и на слуху, но мало кто знает, что мать княгини, Ингигерда Шведская, была дочерью первого христианского короля Швеции Олафа Шеткенунга и королевы Эстрид.

Но уже в то время Европа и жаждала Руси, и боялась ее. Господин Великий Новгород был основан Рюриком, торговал с Севером, приглашал князей с Севера, но немало и страдал от шведов, норманов и прочих, приходивших «поживиться».

Так же складывались отношения между Византией и Русью, и между германскими государствами и Русью. И стоит вспомнить о Великом княжестве Литовском и Русском, на которое Русь повлияла в значительной степени [которое, собственно, и было Русью, вторым русским государством, наряду с Великим княжеством Московским. — Прим. ред.], то картина становится еще красочнее.

Но уже тогда политическая сфера Руси не была зациклена на европейской парадигме. Ведь и с Кагантом, и с Халифатом русичи не только воевали, но и активно торговали, активно помогали кавказским народам в борьбе против незваных гостей.

Так что не все так однозначно, как может показаться на первый взгляд.

Выйдя в Таврию, Русь вступила в контакт с генуэзцами и потомками греческих колонистов. Двигаясь на восток, она вступила в отношения с булгарами. На западе Русь выполнила величайшую цивилизаторскую роль среди литовских племен.

Но тут случился «контакт с Востоком» — приход татаро-монгол. В результате, отношения Руси с Европой кардинально изменились. Например, Александр Невский выступил против крестоносцев, и укреплял связи с Ордой, в то время как князь Данила Галицкий в поисках союзников пошел на крайние меры — принял титул короля из рук Папы Римского, и всю свою оставшуюся жизнь укреплял Галицко-Волынскую Русь, надеясь отбить захваченные земли.

В последующие годы Европа и Русь жили, можно сказать, в разных вселенных.

Русь не теряла связи с Византией (пока ее не сокрушили турки), и с Восточной Европой, но не имела достаточно сил для того, чтобы заявить о себе в Европе Западной. Но Ливонская война вызвала в германских княжествах панику, а польский король Сигизмунд II Август плакался английской королеве Елизавете, что: «Московский государь ежедневно увеличивает своё могущество приобретением товаров, которые привозятся в Нарву, ибо сюда помимо прочего, привозится оружие, до сих пор ему не известное… приезжают военные специалисты, посредством которых, он приобретает средства побеждать всех…».

Более того, Иоанн Васильевич отказался от предложения германского императора Фердинанда заключить союз против турок. Трудно представить, что такой опытный и решительный политик, как он, просто так отказался от выгодного вроде бы союза.

Нет. Просто, Иоанн Васильевич «почувствовал силу». Благо, он сам вел переписку с Елизаветой, «держал руку» на пульсе европейской политики, и начал, собственно, Ливонскую войну для того, чтобы получить доступ к Балтике, по которой шел весьма напряженный торговый трафик.

Затем, уже значительно позже, Петр Алексеевич, теперь уже Романов, «прорубил окно в Европу». «Форточки» уже были — еще при Алексее Михайловиче завели иностранные полки, привечали «военспецов», да и сам государь интересовался европейской наукой и культурой, любил астрономические и астрологические исследования.

Европа испугалась России. Долго приглядывалась. После Северной войны европейские нации решили, что если сегодня Швеция — то завтра могут быть они.

Поэтому решили с Россией дружить, но попутно делать пакости.

Так началась «дружба-вражда» Российской империи и Европы, которая продлилась, не много ни мало, триста лет. Тут было все: и австрийские интриги, и прусские интриги, и Наполеон, который сначала жаждал мира с Империей, а потом пошел на нее войной, и Крымская война, и Балканский освободительный поход, с последовавшим затем Берлинским конгрессом. Сюда же — Священный Союз, Крымская война, Большая Игра между Британией и Российской империей, панславизм, стремление к Проливам…

Было весело и страшно. С одной стороны, европейцы валом шли на русскую службу.

Чины, деньги, слава — мало кто уходил обиженным. С другой стороны, и Австрия, и Пруссия, и Британия были солидарны в том, что мешали нам выполнить национальную задачу — объединение русской нации в рамках одного государств — Российской империи.

Австрийцы пошли на ударные меры — геноцид карпатских русских, выращивание искусственных «украинцев» — лишь бы не пустить Русь снова на Карпаты.

Опять же, отношение к нам, русским, варьировалось от русофобии до клятв в вечной дружбе. С Североамериканскими Соединенными Штатами, которые в то время находились в парадигме европейской культуры, было еще интереснее — американцы были единственными, кто поддержал Россию в ходе Крымской войны.

Но стоит отметить, что многовекторность политики Империи не могла не поражать. Например, элемент православия позволил укрепить политические связи с Арменией, Грузией, Сербией, Грецией. Эффективно действовала Россия и в Средней Азии.

В отличие от большинства европейских государств, имевших колониальный характер, Российская империя имела характер территориальный. Однако, главное не это. Россия была аванпостом европейской культуры, разумно сочетавшей в себе и византийское наследие, и западноевропейский модерн. Часть Великой Европы, славянский форпост ее обороны, Империя оказалась под ударом и марксизма, и внешней угрозы, и внутренних противоречий. Но она сражалась…

Развитие России не могло оставить Европу равнодушной. С одной стороны, и Франция, и Великобритания не забывали, что без Российской империи им не совладать с Германией.

Но высшие круги Британии понимали, что с получением Проливов Россия усилиться, и продолжит оспаривать их азиатские владения. Мотивация же Германии была понятна — в книге «Соединенные Штаты Европы», изданной незадолго до начала войны, было сказано четко и ясно, что германский мир должен сокрушить русский.

Не стоит забывать и о «дружеском ударе» в спину России в самом конце Великой войны.

Причем, следует осознать, что не пощадили даже беззубую Российскую Республику.

Так боялись, так боялись немцы, что даже Керенского свергли, а двуглавого орла без короны в спешке сменили на красную звезду.

После Первой Мировой войны и череды кровавых революций, изменивших политическую карту Европы, мир поклялся не допустить новой кровавой трагедии. Ради чего и была создана известная Лига Наций, худо-бедно просуществовавшая двадцать с лишним лет.

Принципы мирного сообщества разработал еще Иммануил Кант в своей работе «К вечному миру», где весьма подробно разработал принципы мирного национального и культурного сосуществования.

Лига Наций создала весьма действенную систему комитетов, многие из которых послужили базой уже для нынешних международных организаций. Например, Организация Здравоохранения стала Всемирной Организацией Здравоохранения.

Увы и ах, Лига была колосом на глиняных ногах. Свистопляска вокруг гражданской войны в Испании, когда Англия и Франция перешли от политики нейтралитета до признания режима Франко, а Германия и Италия демонстративно наплевали на Лигу, активно участвуя в военных действиях, стало ясно, что новая система компромиссов трещит по швам.

И Гитлер, и Муссолини, и Франко плевали на Лигу всеми известными способами.

Советы предпочитали Лигу элементарно не замечать, (Ой! Финляндия! Простите, не заметили…), так что говорить о «международном праве» можно было лишь тихонечко, и в тряпочку, чтобы не услышали.

По окончанию Второй Мировой войны, начался новый увлекательный забег. В красном углу — Советский Союз и примкнувшие к нему соцрежимы. В синем — США, блок НАТО, и зарождающийся Европейский Союз.

Забег, как многим казалось, окончился в девяносто первом году. Но…

 Действие второе, в нынешнем времени

Сухие строки гласят: «Европейский союз — экономическое и политическое объединение двадцати восьми государств. Был юридически оформлен Маастрихтским договором, в 1992 году».

Согласно вышеуказанному договору, Союз был создан на базе Европейского экономического сообщества, ответственность за денежно-монетарные отношения возлагалась на Европейскую систему центральных банков.

Критерии Маастрихтского договора:

  1. Дефицит государственного бюджета не должен превышать 3 % ВВП.
  2. Государственный долг должен быть менее 60 % ВВП.
  3. Государство должно в течение двух лет участвовать в механизме валютных курсов и поддерживать курс национальной валюты в заданном диапазоне.
  4. Уровень инфляции не должен превышать более чем на 1,5 % среднего значения трёх стран-участниц Евросоюза с наиболее стабильными ценами.
  5. Долгосрочные процентные ставки по государственным облигациям не должны превышать более чем на 2 % среднее значение соответствующих ставок в странах с самой низкой инфляцией.

 

Позже были добавлены договора, регулирующие шенгенскую зону, промышленные критерии, научные и учебные стандарты.

Европейский Союз стал действительно мощной политической силой. Ресурсы, технологии, образованное и трудолюбивое население — что еще нужно для удачного старта?

Так поначалу и было: ЕС жадно поглощал рынки СНГ, заваливал своими товарами прилавки США и Канады, и вроде бы все хорошо.

Но тут возникла небольшая проблемка — между ЕС и РФ, которая со средины двухтысячных становилась все более необходимой в торговом плане, расположилась «зона политических интересов США в Восточной Европе» — Прибалтика, Польша, и Украина.

Германии, которая с самого начала выкармливала свой «Четвертый Рейх», это не очень нравилось. Ведь «карлики», с американской подачи, наглели, брали на себя намного больше, чем положено, а денежки-то шли из европейских банков (не дураки сидят в Белом Доме, ой, не дураки).

Но если прибалты наскребли себе неприятностей, своими же руками обрубив транзит металла, газа и нефти через свои порты (ветераны СС оказались важнее, чем экономика), то с Украиной все растянулось очень и очень надолго.

Цимес ситуации состоял в том, что вплоть до средины 2000-х и сама Российская Федерация была более чем проевропейской. На полном серьезе обсуждались перспективы вступления в Евросоюз, велась работа в этом направлении, налаживалось сотрудничество в ключевых сферах.

Однако, после первого Майдана, началось сворачивание европейской риторики. «Цветные революции» показали Кремлю, что Запад, мягко говоря, имеет свои планы на постсоветское пространство.

Евросоюз преуспел в создании «картинки» для пространства бывшего Восточного блока и Советского Союза. Правовое и социальное государство, развитая экономика,  научное развитие — как тут не купиться бывшим республикам социалистического блока. Тем паче, что «смутные времена», принесшие голод, холод, бандитизм закончились, хотелось чего-то нового, вкусного.

По большому счету, ЕС бывшие советские республики не сильно нужны. Экономическая составляющая и Молдавии, и Приднестровья, и Украина, и Белоруссия зациклены на Россию, так что все понастроенные заводы, фабрики, инфраструктура с европейской точки зрения просто не эффективны. На их модернизацию Европа потратила бы  сотни миллиардов долларов.

Но тут в силу вступили именно политические расчеты. Важно было «указать место» России, и, в то же время, не потерять ее рынок и ресурсы. Как это сделать? Просто, как думали в Берлине и Брюсселе — окружить РФ кольцом податливых государств, которые покорно будут выполнять пожелания Евросоюза (по принципу ослика, которого подманивают морковкой).

Увы, хорошая вроде бы схема оказалась… далекой от жизни. Примерно, как небо и земля.

Во-первых, у США были свои планы, которые радикально шли в разрез с планами Евросоюза. Во-вторых, Кремль тонко дал понять (салют одесскому губернатору Мишико Галстучному, троекратный), что «так дела не делаются» и «надо решать вопросы прилично».

Грузия, на которой и был продемонстрирован крах «санитарного кордона», сама скинула пламенного реформатора. Однако, надо было что-то решать…

Фрау Меркель, которую трудно назвать «американской марионеткой», как это любят наши ура-патриоты, «месседж приняла». Тем паче, что Германии и России выгоднее стало двигаться вместе, чем порознь.

Однако не тут то было. Грянул Евромайдан, потом Донбасская война, и санкции, и так далее.

Но к тому времени беда ЕС заключалась не только в отношениях с РФ. Мощное социальное действие стало приманкой для мигрантов со всего мира, которые направили свои стопы в уютные европейские города. Но они пришли не для того, чтобы интегрироваться в европейское общество и честно трудиться – нет, они основывают свои закрытые общества, выгребают под компактное расселение целые кварталы, навязывают свои правила оторопевшим европейцам.

Говорить о «закате Европы» глупо. Идиотов нет. И всерьез предполагать, что пятисотмиллионное сообщество, которое аккумулирует  современные технологии и  громадные ресурсы, развалиться от одних лишь мигрантов.

Нет. Здесь начинается другой спектакль.

Действие третье, грядущее.

Итак, господа, суть времени такова.

В правом углу — Европейский Союз. Стабильная валюта, спокойная жизнь, развитие, богатство.

В левом углу — Российская Федерация, пытающаяся создать Евразийский Союз как противовес ЕС. Пока не так красиво, как в правом углу, но зато в нем есть экономический смысл для бывших советских республик.

На фоне ринга мелькают черные флаги ИГ, флаги США, Китая, Японии, слышен запах копоти и гремит что-то, отдаленно напоминающее «Реквием» Моцарта.

От чего страдает ЕС? Правильно — мигранты, кризисы, давление США на внутреннюю и внешнюю политику.

От чего страдаем мы?

Мигранты, кризисы, давление США…

Причем, чтобы там не говорили доморощенные западники, ЕС тоже страдает и от коррупции (пять миллиардов в год — потери по данным Европейской Комиссии).

ЕС страдает и от своей «неоднородности» — Испания, Италия, страны Балкан и Северной Европы мало участвуют в политике, все решает Германия, которая, по праву наибольшего «кредитора» и танцует все европейское сообщество.

И, что и говорить, вопросов к такой политике много…

Как видим, «коллективный Брюссель» находится под влиянием Белого Дома. Это, в свою очередь, вызывает справедливое возмущение в европейских государствах и рост евроскептицизма.

Можно и нужно понять итальянцев, французов, немцев, поляков, скандинавов.

Кто такие американцы с их (и нашей) точки зрения? Никто, по сути. Сброд. У Речи Посполитой история побогаче, чем у звездно-полосатых. Не говоря уже о Российской империи, Франции, Германии.

Действия США, направленные на контроль европейских государств, напоминают действия ковбоя, который в обгаженных штанах, с кольтом в руках, ломится в дом к богатым аристократическим родственникам:

— Внатуре, оборзели, сявки! Вы че, страх потеряли! Меня не пускаете! Меня не пускаете, мрази!

Естественно, такое отношение не может не злить европейцев.

Задача «вырвать Европу у Штатов» конечно, интересная. Но только зачем?

Спросим прямо — европейцы что, малые дети? Не видят, что с нами выгоднее торговать и вести совместные проекты, чем тратить время на бессмысленное противостояние?!

Видят. Знают. Понимают.

И, кстати, прекрасно отдают себе отчет в том, что надо «что-то делать». Организация «Европейское Действие» потому и появилась на свет, что назрел запрос для общеевропейских реформ. Отсюда же и «Национальный Фронт» Ле Пенов, и польские «Задруга» и «Фаланга», и британские евроскептики, и прочие многие и многие.

Ведь нынешний Евросоюз, право, мало  похож на то, о чем мечтали отцы-основатели.

Это, скорее, временный компромисс между европейскими нациями, который был актуален в спокойное мирное время.

Да, когда все спокойно и тихо, Евросоюз, что называется, «на коне». Торговля, интеграция, участие в военных операциях под эгидой США, — это Брюссель может.

Но когда наступает время перелома, и мы, русские, и европейцы оказываемся не готовы к действиям. Мы, увы, отучены блюсти свои национальные интересы, и не меньше нынешних европейцев подвержены абсолютно бессмысленной рефлексии.

Так что когда наши национал-патриоты смеются над Евросоюзом по поводу проблем с беженцами, они смеются и над собой, ведь король-то — голый.

А у нас-то что, русские люди?! Все ли хорошо? Построено ли столь чаемое «Русское Государство», объединены ли русские земли, укреплена ли русская нация?

Отсюда же, из этой ситуации, мы и должны смотреть на грядущую «Европу Отечеств».

Обращаться к коллективному Западу бесполезно — там, в кабинетах Брюсселя, евро важнее человеческих жизней, и пробиваться сквозь броню официальной еврофобии и русофобии — себе дороже.

Но вот работать по странам, по отдельным европейским регионам, конечно, можно и нужно. Идти к венграм, к полякам, к французам, к шведам, к остальным европейским нациям.

И сказать есть что. Вот, смотрите, мы, как и вы, униженны и раздавлены. Мы начали свою Ирреденту, мы действуем, но ваши правители против нас. Вот, славные венгры, у вас тоже есть своя минута национального позора – Трианон, то же Беловежье, понимаете? Вот у вас, македонцы, под боком Албания, которая уже оторвала от Сербии Косово, и теперь вполне может отобрать у вас все. Видите, французы, как получилось с «Мистралями»?!

Такой подход может сработать.

Но беда в том, что у нас нет здравого европейского дискурса.

С одной стороны, столпились многочисленные ура-патриоты:

— Да вы только посмотрите, что в Европе твориться! Ужас! Геи и педофилы косяками ходят по Гейропушке, житья не дают, а польские крестьяне на американские базы пачками нападают, ужас! Духовности нет! Особого духа нет! Особый путь не расчерчен! Да нам только дай приказ, мы до Ла-Манша дойдем!

С другой, столпились наши горячо любимые неолибералы, правые и левые антиимперцы, и прочая русофобская шушера:

— Еврасаюзушка с кален встаеть! (Размазывают сопли и слезы по лицу) Нисмейти трогать своими грязными руками нашу светлую мечту!!! Мы в Еврасаюзушку придем, нас там научат, а то русские неконкурентные, не могут в европейский уровень жизни, ай бида-пичаль!

Чума. Чума на оба ваши дома.

Есть хорошая латинская пословица: «Хочешь мира — готовься к войне». Да, если бы не революция 1917 года, Европейское Содружество формировалось вокруг Петрограда, Парижа, Белграда. Но случилось, как случилось, и теперь пришло время выстроить новую концепцию Европы Отечеств.

Первое — это непосредственный формат Новой Европы. Вместо диктата Брюсселя или Берлина, Европейское Содружество должно строиться на равном и справедливом диалоге всех европейских наций. По сути, речь идет о конфедерации государств, которая охватывает ВСЮ Европу,

Второе — это законное место национальной России в Европе Отечеств.

Именно оно, фиксированное, законное, не в каком-то «Совете Европы» (много ли насоветовали, интересно). Закрепленное в новой европейской конституции, «от сих до сих», со всеми протоколами, обязанностями и правами в Европейском Содружестве:

«Согласно статье 28, Русское Государство является полноправным членом Содружества,

Вооруженные Силы Русского Государства являются компонентом Европейских Сил Самообороны». И все. Никаких гвоздей.

Третье – это нерушимость Русского Государства. От Карпат до Тихого океана. И единство Русской Нации. Полное и безоговорочное.

Только при реализации этого условия возможно наше дальнейшее участие в европейской политике. И пока не реализовано условие нашего единства и демонтажа постсоветских республик, ни о какой «Новой Европе» речи идти не может.

Вопросов много. Много накопилось и между нами и европейцами. Уже только за советский период между нами, и венграми, и поляками, и словаками, и чехами. Но это советский период. Он уже давно закончился.

Суть в том, что основная масса русофобской пропаганды базируется на отрицании европейской сути русских. И, опять-же, эта технология весьма изощренная.

Сначала наши любимые пушистые зверьки из условного «европейского лагеря» набрасывают на вентилятор — русские шовинисты, русские неконкурентные, русские такие-сякие, в европейские ценности не могут. Одним словом, «вата», чего уже говорить.

С другой стороны, подтягивают левые национал-патриоты. С их точки зрения, если Великая Россия, в которой объединены русские земли, в которой мощный флот, армия, наука и промышленность, то против нее тут же ополчится вся Европа.

И так во всем.

По-моему мнению, грядущее Русское Государство и грядущая Европа Отечеств должны быть построены на одной формуле: Нация. Отчизна. Вера.

Причем здесь «Нация» рассматривается в русском случае как именно единая внеклассовая сообщность, объединенная вокруг русского этнического ядра, и идентифицирующая себя в политическом и культурном плане как «русские».

Под «Отчизной» понимаем Русское Национальное Государство, в рамках которого собраны ВСЕ русские земли и все ветви русской нации.

Под «Верой» мы должны рассматривать не только христианство, но и веру в прогресс и развитие каждой европейской нации.

Надо понимать, что при использовании этой формулы в Европе Отечества рано или поздно, но вспыхнут конфликты. А, поскольку на дворе все-таки двадцать первый век, с тактическими и баллистическими ракетами, с ядерными технологиями и дронами, то любая европейская войнушка обещает быть очень веселой. Поэтому нужен «центр силы», способный развести европейские национальные государства в разные стороны, найти компромисс, создать разумное общеевропейское правительство.

В перспективе, создание оси «Москва-Берлин-Париж», которая, на фоне растущего неоколониализма Новой Европы (а он последует, как ответ на экспансию мигрантов из Африки и Азии), станет ядром Европейского Содружества 2.0. Именно в этом наша задача — вырвать лидерство, ворваться в Первый Мир, занять там достойное место.

Разумеется, сотрудничество между государствами Европы Отечеств должно быть максимально плотным. Если говорить об экономике, то под контролем, допустим, будущей Европейской Экономической Комиссии должно быть все европейское имущество по всему миру. Трубопроводы, порты, космодромы, аэропорты — все имущество за пределами Европы Наций должно контролироваться именно Комиссией.

Если говорим о сотрудничестве в научной сфере, то и тут везде должны делать сообща: вместе строить подводные города, вместе осваивать космос, строить ТЯЭС.

Если говорим о военной сфере, то и тут тоже все ясно – вместе бомбим ИГИЛ, вместе отвоевываем то-то и то-то.

Конечно, сейчас это все «писано вилами по воде». На фоне нынешней ситуации, когда все идет если не к мировой войне, то к вполне веселой «разборке», в которой и победители, и проигравшие будут одинаково и обречены.

Но наша Европа — это не Евросоюз. Наша Европа — это Европа Моцарта и Баха, Кюри и Тесла, это Европа «Хриси Авги», «Северного сопротивления», «Национального Фронта» Ле Пен и Евро-Руси. И эта Европа придет.

Эпилог

Утро. Первые лучи солнца легли на Золотого Имперского Орла, сидящего на макушке Спасской башни Белого Кремля. Просыпаться, и впрямь, неохота.  Пищит мобильник. Сообщение от друга Иштвана из Венгрии — приглашает в гости, распить бутылочку хорошего вина.

Включив ноутбук, просматриваю новости. Экспедиция Европейского Содружества высадилась на Марс, Русским Государством основана новая подводная колония на шельфе Тихого океана, в Москве открыт памятник Лавру Георгиевичу Корнилову.

Приняв душ и позавтракав, я вызвал такси.

Мимо Государственной Думы, у входа в которую стоит памятник Столыпину, по широким светлым улицам, и ветер колыхает имперские и крестовые стяги, развешанные на официальных и публичных зданиях.

На улицах необычайно тихо и спокойно. Жандармы патрулируют скверы и парки, и на их плечах нашивки с Андреевским крестом. У величественного здания «Русско-Европейского Банка», построенного в русском классическом стиле, такси остановилось. Процедура снятия вклада заняла не так уже много времени. Получив деньги, я спускаюсь в метро.

Доехать до аэропорта Внуково-3 — минут сорок. Билеты уже заказаны, и путь неблизкий — Будапешт, затем, скорее всего, Белград, Берлин, Париж.

К Иштвану я приехал вовремя — как раз к началу Европейского Парада.

На улицах не протолкнутся от народа, на площадях уже формировались колонны. Много полиции. В небе — беспилотники. Гремит «Европейский Марш».

Первой идет колонна «За Европейскую Семью». Красивые девушки и мужественные парни маршируют по улице под одобрительные возгласы зрителей. Следом идет колонна «За Белую Европу». Идут с портретами фрайкоров, русских белогвардейцев, венгерских и чехословацких повстанцев.

Мы с Иштваном сидим в кафе. И первый наш тост — «За Европу Отечеств!».

Текст: Иезекииль

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail