ВСХСОН: прокляты, но не забыты

755 views

Начало и середина 1960-х годов – достаточно интересное и непростое время. Руководство КПСС сместило «волюнтариста» Хрущева, отправив его на пенсию. Избранный «на красное царствие» Леонид Ильич Брежнев, компромиссная фигура, устраивавшая всех, принялся в меру своих сил исправлять «кукурузное безумие». Косыгин предлагает свою реформу, в Сибири находят крупные залежи нефти, продолжается масштабное социальное строительство. Следы «оттепели» благополучно скрыты снегом неофициального «сталинопочитания». Нарастает волна диссидентских настроений. Продолжает публиковаться Солженицын, гремит процесс Синявского и Даниеля. «Стиляги» ушли в прошлое, их нишу постепенно занимали «хиппи» и «битники». Страна жила своей жизнью, от зарплаты до аванса. Стояла в очередях, читала Стругацкого, получала квартиры, отрабатывала смены. Однако… В городе Ленинграде, в стенах местного Государственного Университета, упорно грыз гранит науки некий студент, имя которого в скором времени войдет в документы КГБ.

1
Игорь Вячеславович Огурцов, организатор ВСХСОН

Сам Огурцов родился 22 августа 1937 года в Сталинграде в семье потомственного инженера-кораблестроителя Вячеслава Васильевича Огурцова и преподавательницы музыки Евгении Михайловны Огурцовой (Деревенсковой).
 Учился на философском и восточном факультетах Ленинградского государственного университета (ЛГУ), который окончил в 1966 году. Работал редактором в ЦНИИ информации и технико-экономических исследований. Игорь Вячеславович происходил из примерной семьи. Огурцов-старший во время войны с Германией защищал Ленинград, а во время войны с Японией командовал 124-й Мгинско-Хинганской ордена Суворова стрелковой дивизией. Что характерно, звание Героя СССР он так и не получил – отказался вступать в коммунистическую партию.

До определенного момента Игорь Вячеславович вел обычную студенческую жизнь. Сессии, студенческая самодеятельность, поездки на «картошку»… Однако обостренное чувство справедливости побуждало молодого востоковеда к действию. В силу специфики своего образования, изучая политическую ситуацию как в СССР, так и в мире, Огурцов пришел к выводу, что коммунизм и капитализм одинаково ведут русский народ к гибели. Нужен иной подход к построению общества.

«Мировой социальный кризис, под знаком которого проходит вся история капитализма и социализма и который в ХХ веке стал трагедией многих народов, теперь угрожает перейти в мировую термоядерную войну, несущую гибель цивилизации.
Материальные богатства никогда не были так велики, а научные познания никогда еще не давали в руки людей столь большой власти над природой, как в современном мире, но ни наука, ни богатства не увеличили человеческую свободу, не принесли устойчивого благополучия, твердой уверенности в будущем.

Власть над природой, завоеванная наукой, стала опасной для человечества в современном духовно помраченном мире.

Безумная политика, направленная на завоевание мирового господства, поглощает плоды тяжелого труда миллионов людей, опутывает мир сетями шпионажа, рождает манию подозрительности, приводит к подавлению гражданских свобод. Разделение мира на два противостоящих военных лагеря, непримиримая идеологическая вражда, гонка вооружений — все это роковые признаки надвигающейся катастрофы, которая может быть предотвращена радикальным и быстрым изменением всей мировой обстановки.

Причина этого опасного напряжения в мире лежит гораздо глубже экономической и политической сфер. Миру необходимо духовное возрождение. Только обновленный дух человечества откроет новые цели политики, направит ее ко благу человечества и укажет пути к свободе и удовлетворению материальных потребностей всех народов» (из вступления к манифесту ВСХСОН).

Именно на основе этих размышлений Огурцов создал концепцию социал-христианства.

«Социальное христианство утверждает свободу человека, святость семьи, братские отношения между людьми, единство всех наций. Социал-христианство — это персоналистическая экономика, политика, культура, в основу которых положены законные права и интересы человеческой личности» (из вступления к манифесту ВСХСОН).

Таким образом, Огурцов последовательно критиковал как коммунизм, так и капитализм, призывая построить новую социальную и экономическую систему. Постепенно, тщательно проверяя настроения окружающих, Огурцов формирует вокруг себя группу единомышленников из своего института.

2
Михаил Юханович Садо. В иерархии ВСХСОН занимал место начальника разведки и контрразведки

Вокруг Огурцова сплотились честные и самодостаточные люди, не принимавшие советской власти, и, в то же время, не желавшие с разбегу окунать русский народ в «дикий капитализм». По-большому счету, это были представители технической и гуманитарной интеллигенции, объединенные идеей православия и возрождения России. Позиция этих людей была близка к Русскому Белому Движению, но все же они выработали свою идею, и, следует признать, более эффективную. Если у Белой Гвардией основной идеей была «непредрешимость» – сначала победа над большевиками, а затем уже проведение Учредительного Собрания – то братья-социал-христиане подошли к формированию будущего государственного устройства более конкретно.
Отличительной чертой будущей организации стала тотальная секретность. Огурцов лично подбирал соратников из круга знакомых, которые и составили ядро грядущей организации ВСХСОН – Всероссийского Социал-Христианского Союза Освобождения Народа. В 1964 году Огурцов создает Народно-Революционную Хартию – базовый документ ВСХСОН. Хартия состояла из вступления и двух частей. Во вступлении Огурцов уделил значительное внимание критике буржуазно-капиталистического и коммунистического строя:

«Социальная катастрофа, в которую была ввергнута Россия в результате коммунистической революции, явилась тяжелым историческим уроком для всего мира. На протяжении своего полувекового существования коммунистическая система являла полную противоположность тем идеалам, к которым стремится человечество. Коммунистический опыт построения нового мира и попытка воспитать нового человека привели лишь к созданию бесчеловечного мира. Будучи болезненным детищем материалистического капитализма, коммунизм развил и завершил все вредные тенденции, которые имелись в буржуазной экономике, политике, идеологии. В этом — источник поразительного сходства коммунизма с фашизмом. Составные части марксистско-ленинского учения заимствованы из западных буржуазных теорий. Новым в марксистско-ленинской «науке» являются программа обобществления, то есть захвата принадлежащих народу средств производства классом партийной бюрократии и руководство к установлению диктатуры этого класса над народом.

Поверхностный буржуазный материализм превратился в фанатический атеизм, который стал почвой страшного антигуманизма, отрицанием человеческой личности. Отступив от Бога, коммунизм тем самым обезличил человека, превратил его в объект, в средство. Не только хозяйство было отчуждено от человека, но отчуждены его воля, его ум, его сердце. В среде этого принципиального антигуманизма закономерно возник и развился до патологических форм культ лжеспасителей человечества» (из манифеста ВСХСОН, важнейшая его часть).

Именно с момента написания манифеста начинается активная деятельность организации. Сформировавшаяся вокруг Огурцова группа начинает радикализовываться, структуризироваться, создаются внутренние отделы.

3
Вячеслав Михайлович Платонов, член идеологического отдела ВСХСОН

4
Евгений Александрович Вагин, глава идеологического отдела ВСХСОН. Бывший десантник и чемпион г. Ленинграда по классической борьбе

 

«Марксистско-ленинское положение о государственной миссии пролетариата позволяет на первых порах использовать часть рабочего класса как организованную силу для политического переворота, который ведет к еще большему закрепощению рабочих.

Марксистско-ленинское требование принудительно обобществить народное хозяйство ведет к хозяйственной тирании, к абсолютной, рабской зависимости народа от правителей, к резкому падению производительности и низкому качеству товаров, к нищенскому уровню жизни для трудящихся.

Марксистское понимание равноправия женщин с мужчинами означает принуждение женщин к труду на производстве, что ослабляет семью, обрекает детей на беспризорность.

Марксистско-ленинское положение о единстве партии, монополизировавшей власть, неизбежно приводит к культу вождя партии, который превращается в деспота.

Марксистско-ленинский принцип партийности науки и искусства ведет к вырождению общественных наук, к торможению во всех областях знания, к уничтожению национальной традиции, к фальсификации действительности, к замене культуры пропагандой.

Марксистско-ленинское требование идеологического единства и тотального коммунистического воспитания народа вызывает жесточайшее моральное угнетение всего общества, развращает людей в атмосфере всеобщего лицемерия.

Марксистско-ленинская теория истины есть волюнтаризм и прагматизм, прикрытые маской научности.

Марксистско-ленинское положение о неизбежности коммунистической революции во всем мире и о необходимости вызвать и поддерживать ее всеми средствами приводит народы на грань мировой атомной войны.

В процессе развертывания коммунистической революции это учение претерпело некоторые изменения, и было развито применительно к определенным историческим условиям до своих последних выводов.

Собственно марксизм, ленинизм, сталинизм, маоизм – все это последовательные звенья одной цепи. Все учение логически взаимосвязано и не поддается частичной ревизии. Оно может быть, после признания его основных предпосылок ложными, отвергнуто только целиком.

Это учение, приведшее к необъятной власти новый господствующий класс — коммунистическую бюрократию, враждебно человечеству. Объективно служит оно только этому классу в деле ограбления, обмана и подавления народов…» – так охарактеризовал Огурцов существовавший на тот момент режим в манифесте ВСХСОН.

Особенный момент – это вторая, позитивная часть программы ВСХСОН. Вот, например, пункт о собственности:

«Пункт 1. Коллективная классовая собственность коммунистической бюрократии, присвоенная в результате экспроприации всего народа, должна быть взята вод народный контроль и персонализована. Персонализация призвана возвратить непосредственно народу отчужденное от него хозяйство страны. В целях создания смешанной экономики и свободного демократического хозяйственного строя должны быть образованы следующие формы собственности: общенациональная, государственная, общинная, персоналистическая».

С самого начала социал-христиане рассматривали свою организацию как военно-политическую, считая, что коммунистический режим не отдаст власть без боя и утащит за собой страну в могилу. Изначально Огурцов и Садо планировали довести численность организации до 10 000 человек, а уже затем перейти к активным действиям.

Трудно поверить, но пресловутое всесильное КГБ ничего ни об Огурцове, ни о его соратниках не знало. Братья ВСХСОН соблюдали строжайшую конспирацию, и в период с 1963 по 1967 год социал-христианское подполье достигло многого. Членами организации стали многие студенты вузов Ленинграда, которые, получив распределение на работу в различные города СССР, создавали на местах группы ВСХСОН. Согласно материалам следствия, подразделения и группы Союза существовали, кроме Ленинграда, в Москве, Краснодаре, Волгограде, Томске, Иркутске, Шауляе, Петрозаводске, на острове Валаам. Руководством ВСХСОН была установлена связь с единомышленниками в Польше, Чехословакии, с русской эмиграцией во Франции и Англии.
Успех ВСХСОН объясняется еще и строжайшей конспирацией. Братья работали в «тройках», дабы исключить проникновение в организацию провокаторов. Участники вербовались непосредственно из близкого окружения, либо же во время студенческих экспедиций, слетов, походов. Молодежь шла во ВСХСОН по самым разным причинам. Это и «неприятие советской реальности», и православие, и желание что-то изменить.

Стоит понимать, что «братья» начали свою деятельность в конце пресловутой «оттепели», после развенчания культа личности Сталина. Это сыграло не последнюю роль в сборе организации. Уместно привести отрывок из воспоминаний члена ВСХСОН Владимира Ивойлова о том, что предшествовало его приходу в организацию:

«Впечатление от хрущевского Письма (Закрытое письмо Хрущева XX съезду ЦК КПСС о культе личности и его последствиях – прим. Иезекииля) – чудовищное. То, что раньше в каких-то разговорах, намеках (у нас же – край ссыльных) едва-едва ощущалось, теперь стало ужасной правдой. Возможно, еще не до конца высказанной, но уже как бы послышались крики и стоны миллионов и миллионов невинных жертв драконовского режима. Еще не все понято и осмыслено, но ясно одно: над моей Россией и с моим дубом произошло, и сейчас происходит нечто ужасное. Откуда эта беда? Ленин, Сталин, партия, коммунизм, Павка Корчагин, Олег Кошевой – да это же все ЛОЖЬ, если за всем за этим тени миллионов невинно убиенных. Хрущев обвиняет Сталина, – но это же наивно: он сам помогал Сталину! А кто расстреливал, раскулачивал, пытал, охранял лагеря на Колыме? Да вот мы среди них: вот капитан Ешке, вот капитан Бондарев, а сам комиссар Гриненко – они же всю жизнь прослужили в карательной системе, чему мы можем у них научиться? Уж не тому ли, как пытать и как расстреливать без суда? Куда мы попали?».

И именно идеи Огурцова стали для таких молодых людей, как Ивойлов, своеобразной «путеводной звездой».

На протяжении периода с 1964 по 1966 ВСХСОН накапливал силы. Активно переводилась на русский язык иностранная литература, создавались ячейки в городах Союза. Но в 1965 году казалось бы идеальная система вербовки ВСХСОН дала сбой. Всхсоновцы попытались привлечь к работе организации известного ленинградского диссидента Александра Григорьевича Гидони, но тот заподозрил «братьев» в провокации и работе на ГБ, и… написал донос. Такой поступок, мягко говоря, даже сегодня вызывает оторопь. Ведь сам Гидони к тому времени уже имел пренеприятнейший опыт общения с советскими карательными органами, и отбыл заключение за организацию своей «Социально-прогрессивной партии» (два года по статье 58-10, после участия в забастовке зэков Гидони добавили еще четыре года).

Собственно, история предательства А. Г. Гидони темна, что вода в облацех. С одной стороны, Александр Григорьевич сотрудничал с госбезопасностью еще в 1958 году, о чем в архивах сохранились соответствующие документы. Но именно как сотрудник ГБ он и был разоблачен еще во время заключения в лагере, и с тех пор как «сексот» ценности для чекистов не представлял. Уже будучи в эмиграции, Гидони утверждал, что социал-христиане были «провокаторами», и после ареста «опозорились». Но по воспоминаниям самих всхсоновцев, дело обстояло совершенно другим образом. Снова предоставим слово Ивойлову:

«Но вначале несколько слов о Гидони. Если он уже умер, то о мертвых не принято говорить плохо, и я воздержусь. В его обширных мемуарах (А.Гидони. «Солнце идет с Запада», Торонто, 1980, стр. 387 и далее) есть несколько моментов, которые нельзя обойти. Во-первых, мотивы доноса: о какой слежке за ним идет речь, кто мог за ним следить? Но если это не слежка, то это фобия, нормальный медицинский термин — панический страх, когда пуганая ворона и куста боится, когда совершаются поступки, за которые потом стыдно всю жизнь. Такой поступок совершил Александр Гидони и об этом совершенно правильно сказал адвокат Ю. И. Лурье: «Гидони испугался провокации, получив предложение социал-христиан». Во-вторых, ну, ты струсил, побежал с доносом, попал в скверную историю, – а зачем других обвинять в трусости. «На следствии социал-христиане вели себя позорно». Да так ли? Разве хоть один человек был арестован по нашему делу, – помимо тех, кто были в списке, который захватило КГБ? Кто же пострадал? Свидетели. Но это как раз та ситуация, что, чем больше свидетелей, тем лучше, ибо это свидетели того, что Россия еще жива, и есть люди, которые добровольно пошли на смертельный риск ради России. В-третьих, сравнение нас с революционерами для нас обидно, ибо мы не являемся, слава Богу, таковыми и хорошо, что мы на них не похожи. У революционеров есть пафос разрушения и ненависти, у нас не было ни того, ни другого – мы созидали независимую русскую силу на тот случай, если «революционеры» снова захотят пройтись по России террором…

…Таким образом, несмотря на огромное психическое давление в течение 14-ти месяцев, только пять человек отступили до линии «РАСКАЯЛСЯ», другие одиннадцать человек только «ПРИЗНАЛИ СЕБЯ ВИНОВНЫМИ ПО СТАТЬЕ 70» и один не признал себя виновным. Картина совсем даже не удручающая, как это пытался изобразить Гидони. Есть разговоры, что двое из «раскаявшихся» отступили еще дальше и перешли на сторону противника уже после тюрьмы (стукачество), но без Суда Чести однозначно утверждать это невозможно. Во-вторых, даже если это так, то из 28-ми членов организации один оказался доносчиком и двое перешли в сексоты — чекистов поздравить не с чем! За такую работу я бы им премию не выдал. Да и суд над нами совсем не походил на процессы Бухарина и Рыкова. И это – после 14-ти месяцев титанической работы по разложению противника. В осадок выпали всего два стукача? Впрочем, и это последнее под большим сомнением. Анатолий Иванович Сударев в конце своих мемуаров («Мой бунт», – «Вече», №59) пишет: «НЕТ, НЕ СОЖАЛЕЕМ И НЕ РАСКАИВАЕМСЯ!»…


Не очень приятно, но приходилось маскироваться, иногда лгать, выкручиваться, надо было изображать трусость. В 30-е годы возможна была бы для нашего случая только одна стратегия поведения, если захвачен штаб и все списки с документами в руках у карателей – стратегия «поджигателя из Луги». Во второй половине 60-х годов такая стратегия была бы ошибочной и для истории России и гибельной для нас, как носителей нового русского сознания, будущей России. Здесь как бы идет негласное сближение позиций: «Хватит гражданской войны, хватит трупов, когда русские убивают русских, надо искать какие-то пути сближения: ВСХСОН делает вид, что декларировав проблему и передав знамя одному бескомпромиссному человеку, как организация распускается и разоружается, – а КГБ делает вид, что верит нам, докладывает наверх об устранении опасности, а над возникшей в обществе проблемой пусть думают вожди». Разумеется, все это гипотетично и никто вслух так не говорил, но общий фон такого соглашения чувствовался. В новых условиях знамя ВСХСОН сохранено, никто из штатных членов не отступил (КРОМЕ: вечная память умершим и позор предателям), перегруппировываемся и идем дальше. Мы входим в Новую Россию XXI века не побежденными, а победителями, ибо мы – живые носители социал-христианства».

То есть, всхсоновцы рассматривали себя изначально как третью силу, которая, не принимая большевизма, выступала все же против возможной второй гражданской войны, которая принесет русскому народу еще больше страданий, чем первая. И несмотря на то, что донос Гидони был составлен квалифицированно, с указанием всего и вся, причастного к «братьям», ВСХСОН действовал еще год. Более того, оперативная группа ленинградского КГБ, сформированная после доноса Гидони, была распущена после того, как ее руководитель побеседовал с Бородиным и Ивойловым. На удивление, «братья» отделались легко – Ивойлов сказал майору Суменкову, что уничтожил иностранную литературу, попавшую к нему в руки, а Гидони решил «проверить» на патриотизм, руководствуясь исключительно благими коммунистическими побуждениями. Майор, довольный таким «исходом», распустил опергруппу. Более того – год спустя, когда за ВСХСОН принялись уже более серьезно, Суменков предупредил «братьев» о нависшей над ними опасности.
Аресты начались в феврале 1967 года. На всхсоновцев были брошены лучшие силы всесоюзного аппарата ГБ.

Однако добились комитетчики поразительно малого. Масштаб деятельности ВСХСОН ошеломил чекистов, ведь ни с чем подобным они не сталкивались со времен Братства Русской Правды. Более того, «братьям» сочувствовали и зэки, и ряд следователей низового ранга, и даже стукачи, подсылаемые в камеры для «обработки» всхсоновцев, отказывались помогать следствию. Связанно это еще и с тем, что всхсоновцы, будучи антисоветчиками, не рассматривали себя «сокрушителями», «революционерами» и «поджигателями». Выступая за христианизацию политики, экономики и общественной жизни, «братья» были далеки от пораженческих позиций (плохой народ, не тот народ).

«Владимир Федорович Веретенов не признал себя виновным по статьям 70-й и 72-й. Он объяснял это тем, что ВСХСОН «ставил задачу по устранению коммунистов от власти; советская власть и коммунистический режим – разные понятия». Остальные 16 человек вынуждены были признать себя виновными в нарушении статьи 70-й. Была такая статья – теперь ее нет в УК. Нарушили мы ее тогда? – Нарушили! Как не признать? Все остальное нелогично. Отделить большевицкий режим от советской власти, которую этот большевизм полностью узурпировал, нам как-то не приходило в голову. Не пришло в голову и объявить эту статью УК аморальной, незаконной (противоречащей, например, Декларации прав человека 1948 года, принятой ООН и подписанной СССР) – и тогда ни в чем не признавать себя виновными. Но это надо было продумать прежде нашему руководству» (из воспоминаний В. Ивойлова).

Закрытый суд над членами ВСХСОН начался в декабре 1967 года. 21 обвиняемый, 52 свидетеля, в том числе и оба доносчика – Гидони и некий Петров. По этому процессу были осуждены руководители организации: Огурцов получил 15 лет заключения и пять лет ссылки, Садо – 13 лет, Вагин и Аверичкин – по восемь лет. На втором процессе, проходившем в марте-апреле 1968 года, сроки получили остальные участники организации, в том числе и Леонид Бородин. Но на этом история ВСХСОН не закончилась.

Уже в заключении началась вторая стадия. «Братья» начали агитировать сокамерников, охрану в лагерях, связываться с другими антисоветскими группами. Вдобавок и Огурцов, и Садо, и остальные члены организации отказывались распустить ВСХСОН и объявить об этом. И, не смотря на жесточайшее давление лагерной администрации, чинов КГБ, а также партийных функционеров, «братья» не подписали отречения от своей позиции. Таким образом, на момент написания этой статьи (осень 2016 года), ВСХСОН так и не распущен. По факту, наряду с РОВС (Русский Общевоинский Союз), ВСХСОН является старейшей русской несоветской организацией, пусть и не действующей на данный момент.

После заключения судьбы братьев-всхсоновцев сложились по-разному. Огурцова «выдавили» за границу, лишив его и его семью средств к существованию. После возвращения на Родину в 1992 году Огурцову последовательно (как и Садо, как и остальным «высшим» братьям) отказывали в реабилитации, хотя процесс пересмотра дела начала как раз Генеральная Прокуратура Российской Федерации. В интервью, данном главе РОВСа И. Б. Иванову, Огурцов крайне скептически отнесся к «новой власти» и «свободной России», но тепло отозвался о Российском Христианском Демократическом Движении, возглавляемом Виктором Аксючицем. Выступил Огурцов и против идей национального примирения, агитируя за продолжение Белого Дела и восстановление Российской Федерацией преемственности с Российской империей.

Леонид Иванович Бородин получил в 2002 году премию имени Солженицына, занимал должность шеф-редактора журнала «Москва», продолжал в своих произведениях линию писателей-«деревенщиков» советской эпохи. Умер в 2011 году, похоронен на кладбище возле Сергиева Посада.

Михаил Юхнович Садо преподавал в Санкт-Петербургской Православной Академии. Умер, похоронен на кладбище Александро-Невской Лавры.

Остальные члены ВСХСОН, в том числе и упомянутый Ивойлов, устроились в дальнейшей жизни по-разному – от учителей и ученых до автомехаников.

В XXI веке наследие ВСХСОН остается малоизученным, причем как с церковной, так и с мирской точки зрения. Идеи этой организации, чрезвычайно близкие Белому Движению, все же были намного более объемными и продуманным, чем идея «непредрешенности». Огурцов и его соратники подошли к вопросам государственного устройства будущей России более разумно, пусть их идеи и находились сугубо в христианской плоскости. И можно смело сказать, что идеи ВСХСОН еще ждут своего часа. Гражданский же подвиг его членов, в одиночку бросивших вызов одной из самых мощных систем в мире, должен служить примером беззаветного служения русской нации. «Нас почитают обманщиками, но мы верны; мы неизвестны, но нас узнают; нас почитают умершими, но вот, мы живы; нас наказывают, но мы не умираем; нас огорчают, а мы всегда радуемся; мы нищи, но многих обогащаем; мы ничего не имеем, но всем обладаем» (2 Кор. VI, 8-10).

Текст: Иезекииль

  • Алексей Лебедев

    Не знал. Спасибо

  • FreedomCry

    Очень интересно.
    Тогда еще были живые силы в русском обществе.

  • Marina Timonina

    ВСХСОН — великие люди и идеи. Однако уточнение для автора этого достойного материала. Десантником и чемпионом Ленинграда по классической борьбе был не Женя Вагин, а Михаил (Юханович) Садо. Была хорошо знакома с обоими. Опубликовала первую в нашей стране статью о Михаиле Садо еще в начале 1990-х.

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail