Article

Крым: не все так однозначно

578 views

Поверьте!!! Я сама крымчанка, живу тут 50 лет. Дочь офицера. Просто поверьте – у нас не все так однозначно… Никто не хочет отделения!!!

 %d0%ba%d1%80%d1%8b%d0%bc%d1%87%d0%b0%d0%bd%d0%ba%d0%b0_%d0%b4%d0%be%d1%87%d1%8c_%d0%be%d1%84%d0%b8%d1%86%d0%b5%d1%80%d0%b0

 

Этот эмоциональный комментарий был оставлен не позднее 9 марта 2014 года в ходе обсуждения на YouTube одного из роликов, где украинский военнослужащий в тогда еще украинском Крыму заявляет о полной лояльности России под псевдонимом Дмитрий Какеготам. Написанный в женском роде коментарий четко указывал на то, что это плод работы блогера на  зарплате, который может с сотни фейковых страниц создавать ажиотаж в любом сетевом сообществе. Просто штатный заукаринский интернет-боец забыл сменить одну из множества своих учетных записей на популярном сайте.

Вслед за этим малым провалом Украины в сети произошел огромный провал Украины в реальности, и связан он с воссоединением Крыма с Россией.

И вроде бы наши войска в марте 2014 года, заняв полуостров, четко и навсегда ответили, чей Крым, например, как французы и их армия в 1918 году дали четкий ответ, кому принадлежит Эльзас и Лотарингия. Казалось бы, любая неоднозначность в этом вопросе отпала вместе с первыми уверенными шагами «вежливых людей» в Тавриде.

Но спустя более чем два года, побывав в Крыму и пообщавшись с местными жителями, я понял: тут до сих пор не все так однозначно.

Направляясь в Крым, я ожидал почувствовать эйфорию: «Ура! Крым наш! Мы снова на Родине!». Но вместо духа радостного единения крымчан со своим Отечеством, я увидел лишь рациональный, предельно холодный, взвешенный и расчетливо-меркантильный взгляд на новый статус полуострова среди его жителей.

Оказалось, что люди, которые в марте-апреле 2014 года выходили на многотысячные митинги под русскими флагами, люди, которые радостно хлопали в ладоши в тот момент, когда торжественно во всем Крыму время переводили на московское, получив российский паспорт, не только не сдали свои украинские паспорта, более того, многие крымчане ухитрились оформить прописку в соседней Николаевской, Херсонской и Одесской областях Украины, дабы пересечение границы не доставляло им каких-либо неудобств.

В крымском воздухе так и витает обида на Москву и разочарование от несбывшихся надежд весны 2014 года.

Порой это доходит до откровенно злых выпадов местных в адрес России. Так, на остановке общественного транспорта в поселке Новофедоровка, что на западе Крыма, вблизи знаменитой НИТКи – учебно-тренировочного комплекса, предназначенного для отработки летчиками палубной авиации техники взлета и посадки, воздух с регулярной частотой сотрясает пронзительный рокот реактивных двигателей военных самолетов, взлетающих с железо-бетонной конструкции, представляющей собой точную копию полетной палубы авианосца «Адмирал Кузнецов».

После того, как очередной Су-33 своим ревом перебил неспешный разговор двух женщин о внуках и урожае на даче, они разверзлись в след крылатой машине гневными тирадами: «Иш, разлетались! Покоя от них нет! Раньше при Украине, когда аэродром арендовали столько-то не летали, тогда за деньги каждый взлет и посадка у них была, а вот теперь пользуются  на дармовщину!».

Местные предприниматели, говоря о новых, уже российских реалиях ведения бизнеса, с трудом удерживаются от брани. Самые доходные статьи розничных продаж алкоголя и сигарет теперь четко, как и в прочих регионах РФ, ограничены по времени. Так же этими товарами больше нельзя торговать в киосках и других нестационарных торговых точках. В результате чей-то отлаженный годами бизнес пришел к краху.

Украина как государство, что в разы беднее России, не могла позволить себе содержание разветвленного аппарата надзорных ведомств. За двадцать лет украинской власти местные отвыкли от государственной опеки, а от чиновников, чья зарплата не превышала пяти-шести тысяч рублей на наши деньги, откупались мелкой взяткой. Теперь же государственные органы в новом субъекте федерации взялись за работу с усердием.

К примеру, многие в курортной зоне жили за счет того, что сдавали принадлежащие им квартиры отдыхающим. Кто-то, поставив дело на поток, имел в своей собственности под эти цели не одну-две, а десятки квартир. Теперь же налоговый инспектор просит уплатить налог от прибыли от каждой сдаваемой квартиры, и эта дополнительная статья расходов стала неприятным сюрпризом.

Другие местные жили жили продажей того, что можно добыть в море. На каждом пляже туристам за малый прайс предлагают купить варенных крабов, креветок, жаренных рапанов и мидий – ведь лучшей закуски к пиву на свете не сыскать. Украинской власти до головоногих моллюсков крымского побережья дела не было, хотя те же каменные крабы давно занесены в Красную книгу. Только теперь за ловлю краба начали выписывать штрафы. Как вы понимаете, получившие штраф крымчане ничего доброго о российской власти не говорят.

Местные тинэйджеры, привыкшие к курортной вольности нравов, вдруг ощутили на себе  внимание полиции, которая начала строго блюсти правила комендантского часа для несовершеннолетних, грозно выводя подростков под белые руки из залов ночных клубов прямиком в отделение под строгий надзор инспекции по делам несовершеннолетних.

Похоже, что существенные плюсы от присоединения получили лишь бюджетники: правоохранители, учителя, пожарные, врачи, военные хвалят свое положение. В пожарные части из России пригнали новые машины, в больницы поступает новое оборудование.

Вот только патриотизм у них попахивает меркантильностью. Как-то я услышал, как крепко сложенный мужчина средних лет в армейской форме с погонами майора резво заявлял своему приятелю: «Я как первую зарплату в российской армии получил – 76 тысяч рублей –  сразу обалдел! Раньше при Украине в рублях максимум 12-15 тысяч получалось.  Да на хрен сдалась мне эта Украина!».

Интересно, а если завтра Турция или кто другой предложит ему жалование в 176 тысяч рублей, он так же радостно заявит: да на хрен нужна мне эта ваша Россия?

Для тех же, кто был занят во внебюджетной сфере, уровень зарплат так и остался на нищенском украинском уровне. И пусть зарплата в 15 тысяч рублей считается хорошей, но реалии транспортной и энергетической блокады привели к тому, что стоимость потребительских товаров и, в первую очередь, продовольствия выросла до уровня цен в крупных отечественных мегаполисах, а то и выше. И это неудивительно, ведь большую часть товаров в Крым приходится везти морем через паром. Цены на топливо здесь и вовсе самые высокие в стране, а дорогой бензин еще более увеличивает стоимость всех прочих товаров. В результате набор потребительской корзины многих местных жителей несколько сузился.

Перерегистрация документов с украинских на российские так же вызвала суматоху и большую бюрократическую волокиту. В разговоре не один человек говорил мне, что в этой ситуации на  простых людях откровенно делались деньги. Что касается хорошего, в Крыму начали обновлять общественный транспорт, занялись ремонтом автострад, не знавших  его со времен распада Советского Союза.

Сложно сказать, что местные рады жизни в составе РФ. Скорее они прицениваются, сравнивают и сопоставляют, при чьей власти им жить будет веселей и богаче, кто сделает им более выгодное предложение: Москва или Киев. И пока мы в России ликуем в интернетах «Крымнаш!», местные полицейские не спешат избавляться от украинской формы, заботливо храня ее дома рядом с новыми российскими мундирами.

Текст: Данил Плотников

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail