Article

Что делать русским националистам в РФ? Часть первая.

576 views

Наш хороший друг и коллега Иван Ропшин попросил нас опубликовать эту замечательную статью, что мы, собственно говоря, и делаем. Мнение редакции может не совпадать с некоторыми тезисами автора, но главное, в чём мы согласны: этот материал — отличное вводное пособие для любого русского, который только недавно осознал свою роль и даже для того, кто сделал это давно. Представляем первую часть этого шикарного «гайда». Желаем Вам приятного чтения. 


 

Время от времени некоторые соратники задаются вопросом о том, что нам, — русским националистам, — делать в сложившихся общественно-политических условиях РФ.

С учетом истории русского национального движения в РФ за последние 20-25 лет некоторым кажется, что перспектив в сложившихся условиях у нас особо нет: различные организации русских националистов время от времени запрещаются, участники других подвергаются уголовному преследованию, политические партии не регистрируются, публичная протестная активность серьезно затруднена, провластные сми продолжают свои пропагандистские кампании, направленные против нас и других представителей политического спектра, не только с экранов ТВ и со страниц газет, но и с многочисленных интернет-сайтов и профилей в соц.сетях.

Но даже в сложившихся условиях есть немалый простор для маневров. Эти маневры я бы и хотел кратко обозначить в серии из нескольких следующих записей.

Отдельно хочу заметить, что этот список начну с 2 вариантов, приготовленных скорее «на крайний случай», а затем уже перейду к более конструктивным, положительным способам действий.

Эмиграция за пределы РФ.

1-ый из возможных оставшихся вариантов действий — эмиграция за пределы российской юрисдикции. Желательно также — и за пределы юрисдикции государств, дружественных РФ и могущих выдать эмигранта по первому требованию силовых органов РФ — т.е. относительно дружественных государств так называемого «СНГ»: вроде Белоруссии или Казахстана. Это касается в первую очередь тех граждан, кем органы могут особенно заинтересоваться или уже интересуются, — вроде бывших или нынешних политических активистов, особенно если они уже бывали арестованы, судимы или находятся под следствием в данный момент. Из относительно близких и доступных для такой эмиграции регионов и стран можно назвать Центральную Европу (Польша, Чехия, Словакия, Германия и др.), Северную (Норвегия, Швеция, Финляндия) и Южную (Сербия, Болгария, Черногория). Если же есть желание уехать гораздо дальше и начать всё с чистого листа (и/или просматриваются определенные перспективы в других регионах), можно уехать и в Западное полушарие, и в любой другой край света.

Будет предпринята такая эмиграция с расчетом участвовать из-за рубежа в дальнейшей деятельности русского национального движения или нет, с расчетом вернуться позднее или нет — это уже личный выбор каждого уехавшего. В любом случае, технологии нашего времени позволяют человеку даже будучи в эмиграции помогать соратникам, оставшимся здесь: материально, информационно или (в крайнем случае) — также в отъезде из РФ.

Эмиграцию из РФ можно условно разделить на 2 вида:

1) политическую, которая является в 1-ую очередь средством избежать уголовного преследования или убийства.

Полагаю, что такая эмиграция уместна и удобна разве что в меньшинстве случаев: для тех русских националистов, кто уже имеет серьезные проблемы с российским правосудием и кого явно ожидает уголовное преследование (вроде Дмитрия Боброва , — бывшего организатора известного объединения скинхедов «Шульц-88» и потому давно попавшего под прицел силовых органов, — предложившего эмиграцию как один из основных вариантов действий) или угроза жизни/ физическому здоровью от кого-либо определенного.

2) другую.

Такая эмиграция может быть уместна и удобна в качестве трудовой практики, стажировки, некоторого периода работы за границей — для тех русских, кто не может полностью реализовать свои возможности в РФ… или же считает, что зарубежье открывает перед ним бОльшие возможности: например, в силу специфики его образования или рода занятий… или же в том случае, если зарубежье предлагает гораздо более существенную оплату за ту же работу.

Внутренняя эмиграция.

Внутренняя эмиграция (далее — «в.э.») — пожалуй, гораздо более распространенный и гораздо чаще применяемый гражданами РФ вариант действий в нынешних общественно-политических условиях.

Для описания того, что под ней понимается в этом тексте, можно доработать одно позаимствованное определение:

«В.Э. — осознанное отделение гражданином себя и своей жизни от общественной и политической жизни государства, а также уклонение от участия в ней; неактивная конфронтация с государственной системой, вызванная несогласием гражданина с господствующей идеологией и/или политическим курсом государственной власти в целом и отдельными политическими мерами — в частности.»

Добавлю также: в исходном определении приводилось ещё дополнительное условие «при невозможности это несогласие выразить», однако наши общественно-политические условия всё-таки пока ещё позволяют в немалой мере выражать несогласие и с политическим курсом, и с отдельными решениями, и с «господствующей идеологией», — если у нынешней власти РФ вообще можно найти какую-то единую идеологию.

При этом несогласие можно выразить и на просторах Сети, и на кухнях, и в публичном пространстве при живой дискуссии, — если позволять себе умеренные и достаточно политкорректные формулировки в уместных для этого случаях. Так что выражение/ невыражение несогласия в наших условиях скорее становится личным выбором каждого внутреннего эмигранта.

Некоторые авторы при описании в.э. применительно к современности понимают её в том числе и как ограничение внимания к информационным потокам и повестке, транслируемым как государственными сми, так и оппозиционными. Как прекращение слежения за новостями, и отказ от участия в их продолжительном обсуждении в сети. См., например эти 3 статьи:

https://sputnikipogrom.com/society/47747/inner-emigration/

http://www.rosbalt.ru/blogs/2016/06/17/1524035.html

http://aleksanin-a.livejournal.com/89383.html

Полагаю, что такое понимание в.э. довольно близко соотносит её с тем, что называется «аполитичностью». Различие в смысловых оттенках между этими 2 понятиями можно установить следующее: аполитичность чаще понимается как безразличие к общественной и политической жизни страны, а также неучастие в ней. Поэтому аполитичность гражданина может быть и не вполне осознанным его выбором. Кроме того, аполитичность не обязательно подразумевает несогласие с политикой государства и его идеологией, — если таковая есть.

Внутренняя эмиграция тогда скорее будет являться результатом осознанного выбора гражданина о своем общественном и политическом (без)действии.

Некоторые граждане при обсуждении идеи о внутренней эмиграции в наше время прибегают к сравнению нынешних общественно-политических условий с таковыми в позднем СССР — в эпоху Брежневского Застоя. В какой-то мере это уместно, с учетом существенных различий:

— информационное господство государства в ту эпоху было гораздо более безраздельным: у рядовых граждан того времени не было информационного пространства Сети для общения, обмена идеями и объединения между собой. Обратной стороной наличия Сети является многократное увеличение информационного Шума по сравнению с эпохой позднего СССР, — в т.ч. повестки, генерируемой властями, провластными активистами, новостями о том, что сказали-подумали-обсудили-решили-постановили чиновники различных уровней и т.п.;

— нынешняя власть РФ не имеет некой единой связной, цельной идеологической доктрины (вроде марксизма-ленинизма), посредством которой она бы объясняла необходимость тех или иных действий и необходимость своего существования в целом. — Речь идёт скорее об использовании отдельных так или иначе связанных между собой время от времени используемых идеологем вроде «стабильности», «суверенной демократии», «глобального противостояния» (с Европой, с Америкой,… — с кем потребуется), «многонационального народа», «евразийства» и т.д.

Протест и отстаивание повесток в легальном поле.

Есть среди граждан РФ достаточно заметное количество таких, кому по-настоящему эмигрировать вроде незачем или не на что. И не для всех выглядят притягательно всевозможные перипетии, связанные с трудностями жизни эмигрантов.

Внутренняя эмиграция устраивает также далеко не всех: некоторым не даёт молчать внутреннее чувство фатальной (не)справедливости при взгляде на многое из происходящего в стране, что-то в этом происходящем изменить хочется в лучшую сторону, а как — или не очень понятно, или на это не хватает собственных сил, времени и других ресурсов. Но поучаствовать в общественно-политической жизни тем или иным образом желание есть, и у некоторых оно явно преобладает над желанием отрешиться от происходящего и не принимать в нем ни малейшего участия.

Подобные граждане в последние годы принимают то или иное участие в легальных способах протеста. К таковым можно отнести следующие:

  • участие в согласованных акциях протеста: митингах, пикетах, флешмобах и т.п.;
  •  подписи под различными петициями за отмену каких-либо очередных ограничивающих или запрещающих инициатив (вроде т.н. «пакета Яровой», петиции против которого собрали свыше 600 тыс. подписей — на change.org и необходимые 100 тыс. — на РОИ), за отставку каких-либо особенно привлекших внимание общественности чиновников — вроде Павла Астахова или Екатерины Стенякиной, за принятие какой-либо ограничивающей инициативы в отношении чиновников и т.д.;
  • выражение своей позиции по отношению к выборам в РФ на различных уровнях: от неявки на них до порчи своего бюллетеня, голосования по принципу «за любого кроме Х» или просто сохранения своего бюллетеня дома «на память». Также сюда можно отнести наблюдение за выборами в попытке зафиксировать и пресекать нарушения, фальсификации, а также участие в избирательных комиссиях в качестве членов с правом решающего голоса;
  • информационная активность в социальных сетях (комментирование, «лайки», репосты, ретвиты и т.п.) и изредка — на улицах (раздача листовок, раздача и ношение символов протеста или принадлежности к каким-то движениям — вроде лент белого и иных цветов в 2011-2013 гг.);
  • передача денежных средств в каком-либо размере в пользу тех или иных общественных организаций: НКО, движений, политических партий, общественных деятелей и др.
  • иски и апелляции в суды разных уровней насчет несоблюдения властями их собственных законов и подзаконных актов: насчет случаев нарушения, связанных с выборными процедурами, с отказами в регистрациях партий, с предположительной или явной неконституционностью тех или иных принимаемых законов и мер, насчет случаев отказа в проведении каких-либо ранее согласованных акций протеста — вроде акции против «пакета Яровой», которая должна была состояться в Москве 26 июля, но была перенесена на 9-ое августа.
  • участие хоть в несогласованных, но в относительно мирно проходящих митингах, не завершающихся массовым силовым разгоном протестующих с применением тяжелой техники. — Вроде антикоррупционных протестов 26 марта 2017-ого года в Москве и ряде других городов, где эти митинги не согласовали.

и др.

Замечу здесь же, что все эти, а также другие возможные легальные способы протеста подходят не только для русских националистов, и используются отнюдь не только ими, но и другими представителями оппозиции различных флангов. — В некоторых случаях для тех или иных повесток могут возникать ситуативные совпадения интересов и ситуативные союзы между русскими националистами различного толка, левыми и/или правыми либералами (например, для противостояния различным запретительным инициативам, ограничивающим права и свободы граждан — вроде «пакета Яровой» или до него — поправок о митингах в Административный кодекс, названных «больше трех не собираться»), и даже социалистами и/или коммунистами — например, когда дело касается установления случая воровства очередного чиновника в крупных размерах, введения очередного налога или установления материала очередному спорному персонажу — вроде недавней мемориальной доски Маннергейму в Петербурге или антикоррупционных протестов 26 марта 2017-ого года.

p.s. Здесь же считаю нужным добавить, что все эти и некоторые другие им подобные легальные способы протеста приносят довольно скромные результаты в сравнении с теми многократными методичными усилиями, которые они требуют от большого количества участников самых разных политических убеждений, возрастов, уровней достатка и т.д. Поэтому я не считаю эти способы ни единственно верными, ни наиболее результативными — во всяком случае, в нынешних общественно-политических условиях РФ.

Скорее, в своей совокупности при совпадении множества продолжительных усилий они составляют определенный — не самый удобный для властей различных ведомств и уровней — информационный фон, на котором разворачиваются общественно-политические события в стране. Также эти усилия в различных случаях заставляют власти тем или иным образом реагировать на этот фон: включать противодействующую пропаганду, вводить различные запретительные меры, искать те или иные оправдания своим действиям, изменять некоторые решения в качестве реакции на общественное мнение и т.д.

Отдельный вопрос состоит в том, кто направит эти усилия, кто воспользуется ими для получения власти на каких-либо уровнях, когда и если эти усилия станут более многочисленными, слаженными, результативными и сольются в новую большую волну протестов.

Общественные организации и самоорганизация.

Хотя участие рядовых русских граждан в легальном протесте и ситуативное объединение русских националистов с другими политическими силами иногда может принести некоторые положительные результаты — вроде смягчения какого-либо одиозного закона или отставки какого-нибудь чиновника, — однако этого решительно недостаточно для реализации многих более масштабных и амбициозных проектов.

— Для воплощения в жизнь таковых проектов необходимы общественные организации.

На тему общественных организаций я хочу привести один отрывок из недавно встреченной мной записи, который мне представляется особенно уместным:

Задумайтесь: проблема не в обществе, проблема — в вас. Вы не желаете понять большинство нашего населения. Рядовой русский не может позволить себе думать о высоком — он думает, как ему выжить завтра. Рядовая русская не может прийти на бесцельный “Русский марш” — ей не с кем оставить ребенка. Рядовые русские не могут позволить платную подписку на право называться русскими — они думают, как оплатить ипотеку в этом месяце. Российское общество, пережившее за последние сто лет больше потрясений, чем кто либо, и измученное бытовыми вопросами априори не заинтересовано в эфемерных обещаниях светлого будущего. Главным мерилом деятельности тех или иных движений, партий или объединений в наше время стало реальное дело, а не привлекательность их политических лозунгов. Именно поэтому те же либералы вряд ли получат широкую поддержку масс, ратуя за свободу слова и права человека: большинство русского народа, находящееся в финансовой тюрьме, не будет знать, что делать с этой свободой. И именно поэтому русскому движению необходимо зарабатывать народную поддержку прежде всего делом, а не громкими заявлениями.

Необходимо создавать общественные инициативы и движения, направленные на улучшение жизни городов, деревень, сел. Благотворительные организации, занимающиеся помощью детям, малоимущим семьям, инвалидам, пенсионерам. Некоммерческие организации, предлагающие практические решения социальных проблем, а также предоставляющие инструменты борьбы с ними на правительственном и законодательном уровнях, в том числе и путем налаживания прямой связи между общественностью и властями. И эти организации должны быть не ширмой для качания денег на бессмысленную революционную деятельность и пропаганду. Это должны быть действительные, работающие организации, при этом неполитизированные. И речь идет не о сокрытии своих взглядов и убеждений до определенного момента. Речь идет о их второстепенности по отношению к общественной деятельности, которая в свою очередь станет главным доводом в их защиту. В то время как любой сможет оспорить необходимость создания Русского Национального Государства, вряд ли кто-то сможет выстроить аргументы против успешной инициативы, добившейся решения острой общественной проблемы.

Важным моментом является тот факт, что главами вышеописанных инициатив, движений и НКО будут являться представители русского движения, которые позднее при определенных выполненных условиях смогут сформировать политическое объединение. Политическое объединение, которое уже будет обладать следующими ресурсами: финансовые возможности и источники финансирования; практический опыт организации и управления; кадры, за плечами которых успешная деятельность по решению тех или иных задач, а на руках — готовые способы урегулирования социальных проблем в масштабах страны; полезные, наработанные контакты в различных сферах; а главное — широкая поддержка народа, вызванная той самой успешной деятельностью и распространяющаяся на идеи, выдвигаемые участниками политического объединения уже с авторитетных позиций общественных деятелей, способных на решение проблем.

Источник: http://russkiy-apostol.livejournal.com/567.html

К этому отрывку я бы хотел добавить, что нужны не только благотворительные организации и не только те, чья деятельность направлена на улучшение условий жизни в городах, деревнях и селах (вроде ТСЖ в домах, СНТ в дачных посёлках, родительских собраний в школах и т.п.), но и например правозащитные организации — в т.ч. для защиты и помощи добрым русским людям, попавшим под следствие по тем или иным причинам, и для противодействия принятию новых одиозных законодательных инициатив нынешней власти. Нужны и организации, в чью деятельность будут входить инициативы по просвещению, изучению истории, помощи в обучении, самообразовании, трудоустройстве молодежи и т.д. — Это могут быть и студенческо-аспирантские клубы, и сообщества преподавателей, и какие-нибудь неформатные учебные заведения, организованные такими преподавателями.

Разумеется, далеко не все такие организации и сообщества будут создаваться и укомплектовываться русскими националистами: у них попросту не хватит на это своих людей. — Поэтому желательно также поощрять самоорганизацию обычных русских аполитичных и малополитичных граждан к осуществлению таких инициатив, не затрагивающих политическую повестку прямо и жёстко (особенно — протестную), как это делают направленные на оппозиционную политику общественные организации.

Непростым окажется решение вопроса о том, где взять деньги на деятельность подобных организаций — особенно, если речь будет идти о проектах федерального масштаба.

— В некоторых случаях можно попытаться добиться государственных грантов, помимо этого — использовать добровольные пожертвования или регулярные платежи граждан (что для организаций некоторых типов — вроде ТСЖ и СНТ — является уже принятой практикой), и наконец — искать спонсоров и заинтересовывать их. Каким образом это делать — будет зависеть от рода деятельности и фантазии организаторов.

Конечно, некоторые благотворительные, правозащитные и градоустройственные организации в РФ уже существуют (например, «Гражданский патруль» в сфере градообустройства или Движение «Альтернатива» с целью поиска пропавших и вызволения попавших в рабство людей). Но в каждом отдельном случае каждому из нас предстоит решать, стоит ли принимать в них участие, помогать им… или же стоит создавать/ оказать помощь в создании новой организации в том же поле деятельности.

Предпринимательство.

Собственно, этот вариант касается не только самих русских националистов, но и других добрых русских людей.

Бизнес пригодится русским не только сам по себе («лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным»), но и потому, что большие денежные средства потребуются и для предыдущих обозначенных видов актуальной деятельности, — общественных организаций самой разнообразной направленности и протестных действий в легальном поле, — а также для тех видов деятельности, о которых будет сказано далее.

При этом общественным организациям определенно потребуется так или иначе объяснить предпринимателям, зачем в них нужно вкладывать средства, заинтересовать их, однако далеко не все организации смогут соотнести себя с интересами бизнесменов непосредственно и напрямую (скажем, благотворительные или историко-культурные организации). — В этой связи некоторым из них потребуется отойти от узко понимаемой прямой и непосредственной выгоды.

Те же организации, которые могли бы помочь и заинтересовать предпринимателей более непосредственно, наверняка будут включать в себя явно полезные предпринимателям услуги: юридические, образовательные, досуговые, контактные (например, возможность познакомиться, пообщаться, обменяться опытом и идеями с другими предпринимателями).

О создании и ведении бизнеса я — как человек, не имеющий к нему отношения, — написать не могу. Однако на эту тему у меня сохранилась несколько уместных рекомендаций, которые считаю нужным присовокупить к этой небольшой заметке:

В остальном — гугл подскажет.

p.s. Хотя создание и продвижение, развитие политических партий под открытыми лозунгами и программой русского национализма в ближайшее время мне представляется нецелесообразным — в текущей избирательной системе этим партиям просто не дадут хода и будут ставить бюрократические преграды под любым предлогом (кроме того, политическая деятельность требует связей и денег пожалуй даже в большем масштабе, чем общественные организации) — однако всё же напишу здесь, чем политические организации русских националистов (когда и если они снова станут актуальны) могли бы заинтересовать бизнес.

— Это могли бы быть политические программы в интересах бизнеса (малого, среднего, крупного — зависит от выбранной стратегии действий): уменьшение налогов, упрощение и усовершенствование законодательства, связанного с предпринимательской деятельностью и т.д.;

— Это могло бы быть обещание и обеспечение передела сами-догадаетесь-чьей собственности в пользу русских предпринимателей.

Маскировка и прочие предосторожности.

Некоторые недавно прочитанные заметки* подтолкнули меня к мысли, что я написал ещё не всё, что стоило бы написать о том, что имеет смысл делать русским националистам в РФ здесь и сейчас для становления и развития национального движения.

Пожалуй, стоит упомянуть ещё об одной практике, которая может существенно пригодиться русским националистам, — маскировке своих общественно-политических взглядов.

В данном случае я имею в виду, что русским националистам далеко не всегда и не для всех стоит прямо и открыто позиционировать себя именно как русских националистов, поскольку в некоторых случаях это рискует привести к тем или иным убыткам, связанным с репутацией, карьерными или иными возможностями — вплоть до увольнения, отчисления из учебного заведения или уголовного преследования. Особенно это относится к людям, имеющим или собирающимся иметь те или иные длительные отношения с государственными органами и компаниями: учащимся школ и вузов, а также работникам гос.компаний и органов.

Также это можно распространить и на людей, стремящихся сделать карьеру публичного политика в РФ через общественную или партийную деятельность.

— Потребность в маскировке для посторонних наблюдателей и деятелей связана с тем, что нынешняя общественно-политическая система в РФ имеет повышенную «аллергию» на русский национализм и усилиями своих сми, пропагандистов и провокаторов (не без помощи и людей благонамеренных, но со своими причудами) уже длительное время затрачивает существенные силы на его дискредитацию, на выставление русских националистов в отрицательном свете: как заукраинцев/ фашистов-нацистов/ субкультурщиков/ бритоголовых молодчиков, толпой нападающих на всех людей других цветов кожи/ чудаков-язычников, прыгающих через костры по ночам/ и т. д. Также в нынешней системе, — судя по свидетельствам некоторых участников русского национального движения, — имеют место быть выставление преград и создание дополнительных трудностей и проблем для граждан, открыто заявляющих и подтверждающих свои взгляды русских националистов.

Маскироваться члены русского национального движения могут в зависимости от навыков, степени удобства, правдоподобности создаваемого публичного образа, поставленных задач и сопутствующего окружения по крайней мере под следующие разновидности обитателей общественно-политического ландшафта РФ нашего времени:

  • людей аполитичных;
  • патриотов России, государственников;
  • многонациональных россиян;
  • сторонников Путина;
  • либералов/ консерваторов/ социалистов (без всякой национальной составляющей или просто без акцента на ней);
  • просто русских людей, интересующихся русскими культурой, историей, литературой, искусством и т. д., и т. п.;
  • просто активных и сознательных граждан, стремящихся улучшить положение дел в какой-либо сфере общественной жизни (градоустройство, благотворительность, правозащита, образование, жкх и др.).

При этом между собой и для себя русские националисты могут при необходимости проговаривать и демонстрировать свою приверженность русским и свою позицию русских националистов для опознания своих, знакомства с соратниками, объединения усилий для каких-либо совместных действий, но продолжать придерживаться своих изобретенных образов при общении на публику.

Опознание своих может производиться в т.ч. с помощью некоторых специфических знаков, фраз, жестов, ключевых слов, не очень известных имен, статей, случаев цифровых кодов, понятных и хорошо известных людям из узкого круга русских националистов, но неизвестных или плохо известных посторонней публике, не интересующейся русским национализмом.

Общение же со своими при необходимости может вестись в закрытых и зашифрованных каналах связи.

Прочие предосторожности.

Понятно, что одной маскировкой своих политических взглядов в общении, в профилях соц.сетей и в отказе от внешней атрибутики националиста далеко не всегда можно обойтись: для более серьёзных деятелей и общественно-политических активистов могут потребоваться и другие меры предосторожности. Например:

  • Шифрование своих жестких дисков;
  • Установление кода/блокировки на телефон;
  • Использование VPN/ Tor/ плагинов в браузерах;
  • использование надёжных средств и каналов связи (см. часть 8);

и др.

 

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail