Article

Некоторые штрихи свободы и достоинства

121 views

«Без вашей свободы нам век воли не видать»

Дима, из России, 33-я сотня самообороны Майдана

1. Киев, у Булгакова называемый Городом, на самом деле всегда был Островом. В разные времена его окружали разные моря, но твёрдая поверхность, на которую ступала нога русского человека после долгого путешествия, всегда была для этого самого человека символом. Известные всем названия с карты Киева мы перечислять здесь не будем — значение Киева для нас как народа и для многих из нас лично общеизвестно — равно как и не будем описывать смену во времени окружающей его со всех сторон среды. Однако важно понимать, что именно Киев с восемнадцатого века был третьей столицей русских, и именно он был точкой, в которую стягивался окружающий его Малорусский мир галушек и вышиванок, чтобы в конечном итоге стать полноценной частью русской нации. После прихода к власти известных людей и принятия ими под свою руку украинства Остров начал своё движение ко дну. Большевики, будучи коллективными отцами украинской и ещё целого набора подобных квазигосударственностей, не видели Киев русским городом. Процесс распространения культуры, литературного языка и политического самосознания на крестьянскую Малую Русь пошёл вспять, на Киев начала волнами накатывать украинизация, и до сих пор продолжается агония одного из прекраснейших русских городов, всё не умирающего и оскверняемого снова и снова.

Розанов считал Киев светлейшим из русских городов. Лишённый Петербургской сырости и снобизма, Московской суеты и скоморошества, Киев, должно быть, в начале века виделся местом, где душа может освободиться хотя бы временно от некоторых тягостей земной жизни и, вздохнув, окунуться во что-то глубоко своё, русское, чистое. Сейчас же Город вызывает впечатления, далёкие от этих. Продолжая оставаться русскоязычным, Киев больше не считает себя русским, и одно может последовать за другим неожиданно быстро. В ноябре 2013 года Андреевский спуск, Подол и даже пятиэтажный Святошин стояли в тишине, памятник жертвам Голодомора, вспомогательное орудие создания истерии, был как будто расчехлён, как будто ощущал завершённость последней стадии приготовлений. Скорее всего, в воздухе что-то витало, но люди, не наделённые даром предсказания, не могли знать точных дат и координат.

2. О состоянии умов молодых поколений, очевидно, лучше всего может рассказать интернет. Для начала перечислим основные темы, муссировавшиеся в украинском сегменте интернета на момент начала протестов: Янукович, Азаров, Путин, ассоциация, футбол, Голодомор. Отдельная, довольно большая часть была посвящена литературному творчеству неких «украинских поэтов», от имён которых в этой статье мы читателя избавим, хотя эта ремарка важна в дальнейших построениях. Итак, по пунктам. Виктор Янукович — на тот момент президент Украины, уроженец города Донецка, коррупционер, вор, олигарх. Где-то в этом списке затерялось слово комсомолец, ну да ладно, и так очевидно. Николай Азаров — на тот момент премьер-министр Украины, уроженец города Калуги, соучастник, соучастник, соучастник. Владимир Путин — на тот момент президент России. Ассоциация — общеизвестное соглашение Украины с Европейским союзом. Голодомор — голод начала тридцатых годов, связанный со Сталинской коллективизацией и неурожаем, подаваемый русским  украинцами как геноцид украинцев русскими.

С Виктором Януковичем, очевидно, связаны стереотипные информационные конструкции, указывающие на его преступное прошлое и завязанность его семьи в коррупционных схемах. С Николаем Азаровым ситуация гораздо более красочна. Будучи чистым русским по этническому происхождению, Азаров не владел никакой из форм суржика, наличествующих на Украине, и тем более не владел так называемым украинским языком. Пытаясь, тем не менее, употреблять в речи на официальных правительственных мероприятиях конструкции из последнего, он становился предметом насмешек пользователей интернета из-за неудач в этом начинании. Последнее утверждение не является шуткой, обманом или попыткой гиперболизировать. Действительно, украинцы смеялись над русским из-за того, что он неправильно говорил по-украински. Впрочем, объектом таких же насмешек становился и Янукович, периодически заговаривавшийся при употреблении особо замысловатых конструкций «соловьиного языка». Вывод, который можно сделать из вышеозначенного, оставляем читателям.

3. Необходимо первый раз подробно остановиться на молодых поколениях украинцев на момент начала ноябрьских протестов. Важно принимать во внимание, что все люди, которым на тот момент было 22 и меньше, родились уже в самостоятельной стране и прошли полный цикл пропагандистской обработки новообразованным украинским государством. При этом, как принято говорить, игра шла в одни ворота, так как никакой ответной медийной деятельности не велось. По этой причине молодые люди, в большинстве русскоязычные по абсолютному значению (в некоторых регионах большинство среди молодых состявляют всё же носители суржика), восприняли полностью картину украинской идентичности, навязанной им украинским государством посредством своей образовательной политики. Кроме того, на этом нужно сделать особенный акцент, никогда и никакая другая политическая позиция, кроме как украинство, им представлена не была. Российская Федерация по своим внутренним причинам ни сделала абсолютно ничего для того, чтобы побороться за молодые поколения населения Одессы, Киева, Харькова и прочих русских городов, оказавшихся за пограничными столбами. В результате на территории Украины появились целые поколения людей, считающих её своей родиной, уверенных в существовании оснований для её независимости, полностью лояльных к «украинской культуре и языку» и воспринявших главную идею украинства — антагонизм в отношении России и русских.

Особая трагичность этой ситуации для русских заключается в потере части своего народа в культурном отношении так же, как в политическом. Существуют соображения, к которым присоединяемся и мы, о том, что в наше время урбанизированной цивилизации, наладившей информационные связи между самыми различными своими частями, главным и чуть ли не единственным критерием этничности на территории Европы является языковая ориентация человека. В виду выравнивания бытовых конструкций, отступления традиционных укладов жизни, неизмеримого повышения мобильности и почти полного исчезновения религии из современной жизни первый функциональный язык при сохранении своей роли во взрослой жизни человека фактически определяет его культурную принадлежность. Таким образом, украинствующие русскоязычные фактически являются украинствующими русскими, а их существование является полным поражением русского народа.

4. Сделав необходимые упоминания о предметах нашего обсуждения, возвращаемся к протестам на Майдане. Цели протестующих, заявленные сразу же и декларируемые потом с чувством полной собственной правоты — проведение соглашения с Европейским союзом и смена коррупционного режима Януковича. Однако с самого начала в глаза бросалась очевидная антироссийская направленность акций, не связанная даже с Таможенным союзом, вступление в который тогда преподносилось в качестве альтернативы подписанию соглашения. Мы намеренно не будем обсуждать экономические и геополитеческие последствия того или иного события, произошедшего в ходе протестов. Представляется необходимым обратить внимание на повышенную украиноязычность лозунгов протестующих. Как уже упоминалось, Киев — русскоязычный город, поэтому для использования украинского языка на транспарантах требуется дополнительный мотив. Очевидно, что он полностью совпадает, например, с той причиной, по которой небезызвестное «Громадське ТБ» ведёт вещание на украинском языке для аудитории, гораздо лучше владеющей русским.

Дело здесь в том, что для самого существования украинской идентичности жизненно необходим отдельный самодостаточный украинский язык, так как малороссы являются этнической группой русского народа. По этой же причине отдельного украинского языка, лишённого комплиментарности с русским, существовать не может, однако популяризация искусственно созданной в начале века ополяченной и формы суржика идёт с устрашающей скоростью. Облегчает её и сам характер малороссов — южные люди впечатлительны, мечтательны и чувствительны, красивая картинка в таких условиях может обеспечить успех даже заведомо нелепой агитации, не имеющей альтернатив. С языковой политикой Украины связана и исключительная популярность среди молодёжи упомянутых в первом абзаце литераторов, в смысле собственно литературы не представляющих и намёка на ценность. Впрочем, к языковой политике ещё предстоит вернуться.

5. Итак, протестные настроения, нагнетавшиеся в народных массах на протяжении довольно большого промежутка времени, вылились в акции, производящие впечатление отлично подготовленных. Параллельно с протестными настроениями пропагандой взращивалась также патриотическая истерика, выход которой был, наконец, дан в ноябре 2013 года в Киеве, бывшей третьей русской столице. Очевидно, что возникшая стрессовая ситуация была использована для консолидации украинского самосознания в населении, это начинание особенно приблизилось к успеху со включением в процесс студенчества — по названным нами выше причинам самого активного сегмента протестующих. На киевских улицах практически естественным образом появилась атрибутика крайне радикальных националистических движений, воспринимавшаяся протестующей массой поначалу нейтрально, а затем завоевавшая твёрдое одобрение. Среди антикоррупционных лозунгов всё чаще стали встречаться заявления насчёт русского языка, очевидно, не в его пользу.

Необходимо сделать ремарку насчёт статуса русского языка на Украине. Как мы уже показали выше, язык сейчас является, вероятно, наиболее важным инструментом борьбы с украинством. Если русский язык уступает позиции, это неизбежно ведёт к усилению позиций украинцев. В виду безоговорочной подверженности молодёжи пропаганде, термины «национальность», «этничность» и даже «родной язык» там воспринимаются людьми неверно. На вопрос о национальности человек назовёт свою государственную принадлежность, на вопрос о том, что такое этнос, ответить затруднится. Ситуация доходит до абсурда — человек может с полным осознанием назвать себя русскоязычным и заявить, что в данный момент изучает родной язык, имея в виду «единственный государственный язык». Как уже было сказано, молодые люди почти поголовно считают себя украинцами, независимо от того, кто они по этническому происхождению и на каком языке говорят. Вкупе с теми «знаниями» об истории, что им преподали в украинских школах, они представляют собой полностью лояльных украинству неофитов, стремительно переходящих на украинский язык, надевая в это время вышиванку и называя себя казаками. Пессимистичные специалисты сходятся на том, что не менее девяноста процентов молодых жителей Украины для нас можно отнести к morteetdabo, и это будет продолжаться. В таких условиях для исправления ситуации в будущем критически важно иметь рычаги влияния на умы, вести пропаганду, присутствовать в медиа. Статус русского языка на Украине на данный момент закреплён «Законом о языке», ознакомиться с каковым можно без особых усилий самостоятельно. Разумеется, этого абсолютно недостаточно, и в перспективе может быть приемлема только позиция второго государственного языка, однако и этот закон оказался под угрозой во время протестов. Среди претензий к партии власти, выдвинутых протестующими, ощутимое число касалось языковой политики. Собственно, одним из первых постановлений законодательного органа Украины после переворота была отмена упомянутого закона, предотвращённая в последний момент в виду появления очевидного casusbelliу противников «революции достоинства».

6. Собственно итоги государственного переворота на Украине хорошо известны, нам же хотелось бы сосредоточить внимание на тех из них, которые не касаются внешней политики или экономики. Первым и самым важным из них мы считаем демаргинализацию украинского национализма. На фоне массового психоза во время протестов, вовлечённости в него многих слоёв общества и мощнейшей работы пропагандистской машины украинский национализм получил признание населения Украины, проявившего высокую степень единодушия в своей антирусской истерии. Конкретизировать символы украинского национализма нет нужды, тем более, что многие из них являются чисто советскими изобретениями и не заслуживают внимания, но важен факт того, что теперь они могут быть постоянно на виду и использоваться как позитивный маркер идентичности. Украинская идея, в высшей степени не самодостаточная и вторичная по отношению к русской в виду того, что построена на отрицании последней, испытывает острый недостаток в позитивных утверждениях и собственных самобытных явлениях. Агрессивный же национализм вместе со своими радикальными адептами осуществляет ощутимый вклад в украинский героический и государственный мифы, фактически являясь единственным реальным фактором укрепления позиции украинства среди постсоветских идеологий восточной Европы. Это прямо перекликается с тем фактом, что украинство само по себе без национализма не имеет смысла, так как является в первую очередь антирусским явлением. Первой очередью в данном случае очереди исчерпываются.

Резюмируя, выделим следующее. Как видно, консолидация украинцев получила мощный толчок, что отражается и усилении интереса к украинскому языку, и подъёме антирусских настроений. По позициям русской идентичности на Украине нанесён ощутимый удар, однако этот удар из тех, что нельзя было предотвратить, а можно было только отложить к выгоде противника, так как единственный путь эволюции украинства — дальнейшее развитие риторики, оправдывающей существование Украины, и расширение своих рядов с помощью неофитов из постсоветской среды, не имеющих благодаря советскому воспитанию безыдейности в русских представления о своей принадлежности к русской нации. Таким образом, Майдан как явление прекрасно послужил украинскому национальному строительству, которое представляет собой возведение дома из остатков старого замка на месте его развалин. Оценка в этом свете действий людей из России, поддержавших обсуждаемые нами события, остаётся за читателем. Перевороту на Украине до национальной революции не хватает только быть революцией, но свою, возможно, главную задачу он выполнил — марширующие под хазарским трезубцем навстречу смерти русские люди, не слышавшие слова «воляпюк», но видевшие, как наш светлый Киев пал перед свинопасами и луковыми плантаторами.

Алексей Осколков

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail