Article

Нацизм и сталинизм нельзя ставить на одну доску (часть 1)

168 views

Вторая мировая война стала самым страшным событием в истории человечества. Были убиты десятки миллионов людей и разрушены тысячи городов. Появилось целое поколение людей, жизнь которых была растоптана и уничтожена этой войной и которые так никогда и не смогли ее забыть. Вторая мировая война имела огромное влияние на последующие события и поколения, влияние, которые мы можем на себе ощутить и сегодня. Также многие события этой войны так и не были должным образом исследованы или были забыты, что создало в наше время у многих неверное понимание того, что на самом деле происходило в то время. Вторая мировая война породила множество мифов и различных интерпретаций событий, выгодных тем или иным сторонам или политическим силам, которые изо всех сил стараются навязать другим свои взгляды. Немало таких мифов и интерпретаций существует и на территории нашей страны.

Одним из наиболее популярных подобных мифов в современной России является мнение, что «нацизм и сталинизм нельзя ставить на одну доску, сталинизм не ставил своей целью уничтожение других народов, поэтому он не равен нацизму».  Влияние этого мнения можно проследить в том факте, что недавно во время прямой линии президент России Владимир Путин высказал его теми словами, что я процитировал выше. Таким образом, эти слова являются уже не просто мнением отдельного человека по данному вопросу, а в буквальном смысле государственной позицией по отношению к событиям Второй Мировой войны. Нельзя сказать, что эта позиция является полностью ошибочной – сталинизм действительно имеет черты, отличающие его от национал–социализма, например, неприятие частной собственности. Однако есть несколько характеристик, являющихся общими для обеих идеологий – презрение к человеческой личности, массовое уничтожение инакомыслящих и стремление к захвату чужих территорий. В истории существует несколько примеров, подтверждающих это и об одном из них, наиболее ярко показывающем, что сталинизм и национал–социализм не только возможно, но и нужно «ставить на одну доску» и, более того, однажды он самостоятельно себя туда «поставил», я и хочу сегодня сказать.

Практически все в современной России знают о Брестской битве 1941 года, о героической обороне Брестской крепости советскими войсками от вторгшейся немецкой армии в течение двух месяцев. Однако в настоящее время мало кто, кроме специально занимавшихся историей Второй Мировой войны исследователей, знает о том, что эта была не первая героическая оборона в истории Брестской крепости. Первая произошла в сентябре 1939 года во время вторжения Германии на территорию Польши,  когда небольшой польский гарнизон в течение 12 дней оборонял крепость не только от вторгшихся немецких, но и от советских войск, которым по условиям пакта Молотова – Риббентропа, эта крепость и была передана. Рассказ об этом событии я начну с предыстории.

После знаменитого Гляйвицкого инцидента – инсценированного нападения «польских военнослужащих», а на самом деле группы немецких уголовников под командованием офицеров СС на немецкую же пограничную радиостанцию Германия 1 сентября без объявления войны ввела войска на территорию Польши. Она располагала 56 дивизиями в составе более полумиллиона человек. Немецкие войска возглавил главнокомандующий сухопутных войск генерал – полковник Вальтер фон Браухич. Польская армия также располагала достаточно внушительными силами – 39 дивизий в составе около миллиона человек. Во главе ее находился маршал Эдвард Рыдз – Смиглы. Однако польский военный план практически сразу доказал свою несостоятельность. Он был составлен в расчете на то, что основную тяжесть военных действий на себе будут нести Франция и Англия, обязанные по условиям подписанного в мае 1939 года союзного договора с Польшей, прийти ей на помощь в случае нападения.  Польша же по этому плану должна была сдерживать нападение, сохраняя армию и материальные ресурсы, пока в войну не вступит Франция. Но ситуация пошла по совершенно иному сценарию.

Сначала Франция и Великобритания действительно  объявили войну Германии во исполнение союзнических обязательств уже 3 сентября. Через 4 дня французские войска перешли границу с Германией в районе Саара и начали продвигаться вглубь немецкой территории. Никакого сопротивления им оказано не было, а немецкое население Саара начало эвакуацию. Немцы на тот момент фактически не обладали возможностями для войны на 2 фронта и не имели практически никаких войск на западной границе, используя большую часть для нападения на Польшу. До окончания военных действий на территории Польши военное руководство Германии было не в состоянии перебросить большое количество войск для отражения нападения с запада. Оно смогло перебросить на западный фронт лишь одну дивизию горных стрелков. В этой ситуации вполне логично было бы продолжить наступление и разбить войска Третьего рейха в этот единственный небольшой период превосходства союзников, однако этого сделано не было. Началась так называемая «странная война»

 12 сентября состоялось совещание англо – французского военного совета в составе премьера Великобритании Невилла Чемберлена, знаменитого инициатора Мюнхенского соглашения 1938 года о передаче Германии Судетских областей Чехословакии, французского премьера Эдуарда Даладье и командующего французской армией генерала Мориса Гамелена. На этом совещании было принято решение о прекращении наступления в связи с тем, что ситуация в Польше не может оправдать дальнейших военных действий. Таким образом, как и в случае Чехословакии, Гитлеру была сделана очередная уступка, которой он с удовольствием воспользовался.

Вопрос о причинах того, что заставило союзников пойти на такой шаг интересует исследователей уже довольно долгое время. Высказываются различные версии — от желания установить устойчивый баланс сил в Европе с участием четырех держав – Франции, Англии, Германии и Италии до потворства продвижению Третьего Рейха на восток и нападению его на Советский Союз. Последняя причина особенно популярна у советских историков. В любом случае истинная причина прекращения наступления и фактической сдачи Польши Гитлеру так и не была установлена.

Таким образом, Польшу фактически оставили один на один с Германией. И польская армия не была готова к сражению со столь сильным противником.

Среди польских и части русских исследователей тех событий существует взгляд, что на совершенно мирную невинную Польшу подло напал жестокий Третий Рейх. Этот взгляд верен лишь наполовину, в той части, что касается Третьего рейха. На самом деле Польша также захватывала чужие территории. Самым ярким примером является захват 30 сентября 1938 года Тешинской области Чехословакии в момент подписания Мюнхенского соглашения о передаче Судетских областей этого государства Германии. Таким образом, в той ситуации Польша являлась союзником Третьего Рейха. Так что никакой невинной жертвой Польша не являлась, что, Однако не отменяет того факта, что нацистская Германия действительно без объявления войны напала на нее. И следует отделять отношение к Польше как к стране от отношения к польским солдатам, многие из которых сражались с немцами геройски.

Несмотря на неравенство сил, поляки сражались отчаянно и пытались задержать немецкую армию. Военно – транзитный склад  на полуострове Вестерплатте неподалеку от Данцига оборонялся неделю, несмотря на огромное превосходство немцев в силах. Но всех усилий польской армии оказалось недостаточно.

Пройдя Данцигский коридор и захватив Данциг в течение дня, немецкая армия продолжила продвигаться вглубь польской территории через Силезию и Поморье. На 3 день наступления польские силы в Поморье и Силезии были разгромлены и были вынуждены отступить. В этот же день немецкие люфтваффе  разгромили большую часть польских ВВС. Началось наступление немецких войск в центральную часть Польши.

5 сентября войска группы немецких армий «Север» под командованием генерал – полковника фон Бока начали продвигаться в сторону Бреста. На юге группа армий под командованием генерал – полковника Рундштедта продолжила продвигаться в район Кракова. В центре 10 армия под командованием генерал – полковника Рейхенау заняла район Вислы южнее столицы Польши – Варшавы и вступила в бой с польской резервной армией.  Для польских армий на севере и в центральной части страны возникла угроза окружения и отсечения от основных сил. Принимая во внимание эту опасность, маршал Рыдз – Смиглы отдал приказ об общем отходе к рекам Висла и Сан. 6 сентября Варшаву оставило правительство страны во главе с президентом Игнацием Мосцицким.

7 сентября 10 немецкая армия разбила польские войска на юге Вислы и вышла к Варшаве. 8 сентября началась 20 – дневная осада столицы.

Немецкое командование, понимая возможность отхода польской армии с линии Висла – Сан на восток и ее эвакуации в Румынию, отдало приказ о пресечении подобного исхода. Во исполнение этого приказа подчиненный группе армий «Север» 19  механизированный корпус под командованием знаменитого впоследствии генерал – лейтенанта Гейнца Гудериана двинулся на юг территории Западной Белоруссии в сторону Бреста. Гудериан рассчитывал за короткое время взять Брестскую крепость, предотвратив тем отход гарнизона на соединение с основными силами поляков  и затем замкнуть кольцо окружения польской армии. Однако его планам было не суждено сбыться. Немецкие войска подошли к Брестской крепости 13 сентября 1939 года. На следующий день началась 12 – дневная первая Брестская битва.

Прежде чем рассказать  о самой обороне Бреста, необходимо  подробнее остановиться на численности противостоявших войск, на самом устройстве Брестской крепости и на личности командующего польским гарнизоном бригадного генерала Константина Плисовского.

19 корпус Гудериана состоял из 4 дивизий – 3 и 10 танковых, а также 2 и 20 моторизованных. На вооружении корпуса состояло около 500 танков и 108 полевых орудий. Также ему было придано более десятка самолетов.  Точная численность войск Гудериана неизвестна, разные польские источники говорят о двойном — тройном превосходстве над гарнизоном крепости.

В составе брестского гарнизона входили маршевые батальоны 34, 35 и 82 пехотных полков, роты 33, 81 и 82 караульных полков, рота 56 саперного батальона, 112 и 113 отдельные танковые роты, взвод танкеток TKS, 9 автомобильный дивизион, 49 дивизион полевой артиллерии, 3 зенитная батарея, а также отдельные группы солдат и офицеров различных родов войск и медико-санитарной службы. Численность гарнизона, по разным оценкам, составляла от 2500 до 4000 человек. Польские войска располагали 36 старыми танками «Рено» FT-17, 18 полевыми и 8 зенитными орудиями, а также 2 бронепоездами. Командующим всей этой разрозненной массой был назначен бригадный генерал Константин Карлович Плисовский.

Генерал Плисовский имел довольно интересную биографию. В 1910 году в возрасте 20 лет он закончил Николаевское кавалерийское училище – учебное заведение, выпускавшее лучших кавалерийских офицеров в Российской империи, обучение в котором в свое время прошли такие известные впоследствии генералы как  Петр Николаевич Врангель, Владимир Оскарович Каппель, Федор Артурович Келлер и Карл Густав Маннергейм. После окончания Николаевского училища Плисовский служил в знаменитом 12 Ахтырском гусарском полку имени Дениса Давыдова. Со своим полком он участвовал в Первой мировой войне и дослужился до звания штабс-ротмистра, равного капитану в армии современной России. Находился на хорошем счету у командования, был известен как опытный и храбрый офицер. После Февральской революции вступил в сформированный Временным правительством Первый Польский корпус, в котором стал командиром кавалерийского полка.

В 1918 году после создания независимой Польши поступил на службу в польскую армию. Участвовал в польско – украинской и советско – польской войне и за умелое командование полком был произведен в полковники.

В 20 – х годах занимал различные командные посты, а также преподавал тактику в Высшей военной школе в Варшаве. В 1929 году был произведен в бригадные генералы, а в следующем году по состоянию здоровья ушел в отставку. Некоторые исследователи называют официальную причину отставки лишь предлогом, поскольку у Плисовского существовали трения с руководством польской армии, близким к диктатору Польши Юзефу Пилсудскому, но повлияли ли они на отставку генерала – достоверно не известно. Однако с началом германского вторжения в Польшу Плисовский снова вернулся на службу.

Таким образом, мы можем увидеть, что командующий гарнизоном генерал Плисовский был квалифицированным и опытным офицером, прошедшим выучку еще в российской императорской армии, ветераном трех войн и прекрасно зарекомендовавшим себя на поле боя командиром. Все это объясняет последующие события обороны Брестской крепости.

Что же касается самой Брестской крепости, то она была построена еще Российской Империей в качестве комплекса мощных оборонительных сооружений. Но после окончания Первой мировой войны перешедшая в руки поляков крепость уже не рассматривалась их военными в качестве серьезного оборонительного укрепления, поэтому использовалась лишь в качестве пункта постоянной дислокации для различных частей и подразделений. Никаких дополнительных  оборонительных сооружений построено не было. Но последующие события доказали неправоту польских военных.

Защитники крепости, насколько хватило времени, подготовились к будущей обороне – заминировали мосты и подъезды, вырыли окопы, оборудовали пулеметные гнезда и вкопали в землю несколько танков.

14 сентября разведывательный батальон и танковый полк из состава 10 танковой дивизии немцев прошли внешнюю линию заграждений и атаковали крепость. Гудериан полагал, что 77 танков полка вполне хватит для захвата крепости и уничтожения защитников. Основные силы корпуса в это время двинулись в сторону самого города Бреста, стремясь разорвать железнодорожные коммуникации и захватить город. Генерал Плисовский был вынужден отправить оба имевшихся в его распоряжении бронепоезда в Брест для задержки наступавших.

Однако все надежды Гудериана не оправдались. Плохо вооруженные и разрозненные польские солдаты при поддержке 12 танков смогла отбить нападение, проявив огромный героизм и грамотно использовав оборонительные сооружения.  К вечеру дня немецкие танкисты смогли уничтожить все 12 польских танков, но и сами понесли большие потери в живой силе и технике и были вынуждены отступить. В этот  же день немецкая артиллерия и авиация начали жестокую бомбардировку крепости. Тактика блицкрига провалилась, и немцам пришлось приступить к полноценной осаде крепости.

15 сентября немцам удалось захватить большую часть города, защитники которого отступили в крепость. Железнодорожные узлы, соединявшие Брест с другими городами, также были перерезаны немцами и командующий гарнизоном был вынужден отправить бронепоезда в Ковель, чтобы они не попали в руки Вермахта. В этот же день к танкистам 10 дивизии присоединились подразделения пехоты из 20 моторизованной дивизии. Таким образом, на второй день обороны крепость отвлекла на себя около половины имевшихся в распоряжении Гудериана сил. Немецкая пехота пошла на штурм и завязались ожесточенные бои, переходившие в рукопашные, у самого входа в крепость. Однако и в этот раз защитникам удалось отбить штурм. Немецкая атака захлебнулась и ни авиационные налеты, ни артиллерийские обстрелы не смогли сломить упорного сопротивления небольшого гарнизона. Оборонявшиеся даже произвели вылазку и уничтожили несколько танков и броневиков противника.

16 сентября две немецкие дивизии силами двух пехотных батальонов при поддержке танков и артиллерии вновь атаковали крепость. Все наступления немцев происходили по одной и той же схеме – сначала артподготовка, затем – пехотная атака. Генерал Плисовский знал этот принцип и воспользовался им. Он приказал оборонявшимся во время артиллерийских обстрелов прятаться за мощными стенами в казематах крепости, оставив наблюдателей, а затем сразу возвращаться в окопы. Это тактическое решение многократно оправдало себя.

Немецкой пехоте удалось подняться на гребень крепостных валов, но атака снова захлебнулась, так как солдаты отказались наступать сразу же за огневым валом артналета. Особенно ожесточенное сопротивление немцам оказал батальон 82 полка при поддержке орудий 49 дивизиона в районе Брестских ворот. Батальону удалось при помощи двух поставленных в воротах крепости FT-17 нанести большой урон германским танкам. В дальнейшем батальон 82 полка сыграет большую роль на последнем этапе обороны Брестской крепости.

Чтобы поднять своих солдат в атаку, к месту событий прибыл сам генерал Гудериан, но и он не смог повлиять на исход боя. Германская пехота была вынуждена отступить с огромными потерями.  Также Гудериан на поле боя потерял своего адъютанта подполковника Браубаха – его смертельно ранил польский снайпер.

Но и положение защитников к этому моменту стало практически безвыходным. За 2 дня осады польские солдаты отбили семь пехотных атак, поддерживаемых танками, артиллерией и авиацией, потеряв при этом около 40% личного состава. Генерал Плисовский был ранен осколком. Большим разрушением подвергся Белый дворец и здание Инженерного управления, казармы были охвачены пожаром. Многие крепостные укрепления многочисленными обстрелами были превращены в руины. На отдельных участках немцам удалось сбить оборонявшихся и занять крепостные валы. На 2 день обороны была утрачена какая–либо связь с командованием, находившимся в Пинске, и гарнизон не знал, что происходит за стенами крепости.

В это время Варшава была уже полностью блокирована, а группа армий «Юг» соединилась с группой армий «Север» в районе Влодавы, сомкнув кольцо окружения польской армии. Защитой страны фактически уже никто не руководил, а правительство готовилось покинуть ее территорию.

В этих условиях генералом Плисовским было созвано совещание командиров, которое постановило в условиях невозможности дальнейшего удержания крепости отступить в направлении единственного известного незанятого немцами пути отхода — на Тересполь.

Поздним вечером, когда артиллерийский огонь немцев стал менее интенсивным, через Саперные ворота крепости вышли командование обороны, маршевые батальоны 34 и 35 пехотных полков, роты 33 и 81 караульных полков, артиллеристы, обоз и машины с ранеными. С наступлением ночи они двинулись в сторону Тересполя. Отход оборонявшихся прикрывали маршевый батальон 82 полка и рота саперов. Предполагалось, что после минирования дороги и взрыва моста они присоединятся к отступающим.

Дальнейшие события показали, что генерал Плисовский принял очень своевременное решение.  Отступление сопровождалось постоянными стычками с немецкими патрулями. Также произошел бой с германским авангардом, получившим приказ перекрыть дорогу на Тересполь. Если бы польские войска остались в крепости хотя бы на ночь, то отступать им было бы просто некуда.

На следующий день, 17 сентября, в крепость вошли немцы. Их 76 пехотный полк прорвался в крепость через Авиационный остров по целому мосту. Со стороны Бреста в крепость также вошли другие подразделения 20 механизированной дивизии. Потери обеих сторон в Брестской битве 1939 года, к сожалению, неизвестны. Возможно, их учет никто не вел. В донесении одного из полков 20 дивизии говорится о том, что в течение только лишь одного дня 15 сентября суммарные его потери составили более 130 человек убитыми и около 230 ранеными. В других полков наступавших должна была наблюдаться схожая картинами. Достоверно известно лишь то, что потери немцев значительно превышали потери польских солдат.

В крепости немцы захватили в плен около 1000 польских солдат и офицеров. В основном это были тяжелораненые и контуженные, которые не могли самостоятельно передвигаться и которых не успели или не смогли вывезти. С ними в крепости остались также врачи – офицеры, санитары и медсестры.

Что касается дальнейшей судьбы отступивших, то часть из них во время ночного марша заблудилась и попала в плен к немцам. Однако большинству польских солдат удалось добраться до назначенного места сбора в районе Кодня. Около 2000 тысяч поляков продолжили борьбу с немцами на территории Люблинского воеводства до октября 1939 года.

 Бригадный генерал Константин Карлович Плисовский после ухода из Бреста присоединился вместе со своими подразделениями к войскам генерала Клэберга.  В дальнейшем он исполнял обязанности заместителя командующего кавалерийской оперативной группой генерала Андерса, а также в последние дня сентября, командуя Новогрудской кавалерийской бригадой, пытался прорваться в Венгрию.

28 сентября он был взят в плен советскими войсками и отправлен в Старобельский лагерь на территории Луганской области. В апреле 1940 года генерал Плисовский был расстрелян в здании харьковского управления НКВД. Наличие офицерского звания, служба в армии Российской империи и сопротивление немцам во времена их теплой дружбы с СССР гарантировали ему смертный приговор.

В 2007 году президент Польши Лех Качиньский присвоил Константину Плисовскому звание дивизионного генерала посмертно.

Вне зависимости от отношения к Польше, мы должны признать, что генерал Плисовский и вверенные ему подразделения честно выполнили свой долг перед своей страной и хорошо сражались против напавшего на нее противника, с которым в скором времени предстояло столкнуться и русскому солдату.

Но, также как и в 1941 году, захват крепости не означал окончания сопротивления. Еще оставались солдаты, готовые сражаться до последнего. К тому же немцы не заняли всю крепость. Вскоре оставшимся защитникам предстояло сразиться с новым противником. 17 сентября советские войска вошли на территорию Польши с целью занять Западную Белоруссию и Западную Украину, чтобы они не достались немцам. Начался так называемый Польский поход Красной Армии. 22 сентября 1939 года передовые подразделения советской армии вошли в Брест.

О совместном параде советско – немецких войск и последнем этапе обороны Брестской крепости я расскажу во второй части статьи.

Гай

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail