Article

Молот Непримиримости

179 views

Ну вот, скоро самый эпичный праздник на постсоветском пространстве, и в интернете уже активизировались мамкины русофобы и папины антисалфетчики, которые умудряются загадить новостную ленту. Впору брать вилы и разгребать все, что накопилось.

Не лучше, увы, ведет себя и ура-патриотическая часть нашего общества. Вопли про «поруганную победу», национализм, фашизм, который не пройдет, и все такое прочее.

В итоге интернетная битва  переходит в реальность, и превышает все разумные пределы, и никто уже не вспоминает, из-за чего все, собственно говоря, началось.

Любой умный русский человек, глядя на происходящее, справедливо плюнет и произнесет: «Чума на оба ваши дома!». И будет, кстати, абсолютно прав. «Многонациональные россияне» и их оппоненты слились в этаком сладострастном экстазе безумного противостояния, закидывая друг друга обвинениями в «совковости» и «попытке  развалить Россию». Что характерно, обе стороны апеллируют, собственно говоря, к «совчине», забывая о тысячелетней истории Руси как таковой.

Беда в том, что с падением Союза, на территории «ядра» СНГ не было выдвинуто ни одной разумной национальной идеи. Украина (тогда еще единая), Белоруссия и Россия разошлись в построении идеи, как в море корабли. Россия, от радикальной прозападной позиции в девяностых, перешла к умеренно-проевропейской (эпоха раннего Путина), а затем к державно-патриотичной модели. Но если в девяностых — начале двухтысячных на щит поднимались русские государи и дореволюционная Россия, то сейчас на щит решили поднять почему-то Сталина…

Белоруссия дружно прошагала назад в «совчину», а Украина… Ну, между молотом и наковальней. Европейское Сомали с красно-черными духовными скрепами, щедро приправленными вроде бы  европейской мечтой. Как говорится, выковали — так выковали, дальше некуда.

Для начала стоит напомнить болезным, что именно Белая Гвардия стала на пути большевизма, собственно говоря, первой.  Именно русские, как нация, как народ, выступили против пьяной бандитско-матросской швали под  красной тряпкой. Именно русские стали против коммунизма, против разрушительной идеологии, изо всех сил стараясь спасти Единую и Неделимую Великую Россию. Если бы не самоотверженный подвиг бойцов Белой Гвардии, если бы не Деникин, Корнилов, Колчак, Дроздовский – Буденный и его конники смяли бы новорожденную Польшу, и прошлись бы по Европе кровавым маршем. «Чуда на Висле» не  было бы без самоотверженной  борьбы русского народа, без его штыка.

Белая Гвардия спасла собой Европу, но потеряла Россию.  Русские лишились своего государства, но зато дали время немецким фрайкорам, венграм, полякам, финнам и прибалтам приготовиться и выстоять. У нас, русских, времени не было. Мы приняли удар первыми.

Но об этом забыли. Забыта и Русь, тысячелетняя история которой, от Русского Государства до Российской Империи на два материка, извращена. Люто. Ничего не осталось. Кто-то из молодежи знает, что первые ледоходы были построены в начале двадцатого века, что первый авиационный флот был построен в РИ, что русская научная школа была лучшей в Европе и мире? Никто и не знает.

И все крутятся вокруг «совчины», пляшут вокруг нее, словно помешанные, оскорбляют друг друга последними словами. Вцепились в красный флаг, словно он вся история наша, будто и не было больше ничего, вот,  в двадцатом началось и в девяносто первом закончилось. Но ведь не правильно же все это. Совсем не правильно.

Русские не только стали на пути коммунизма, они не сдавались и после победы большевиков. БРП, ВФО, РОВС,  ВФП, НТС, ВСХСОН, автономные группы сопротивления, восстания в Новочеркасске и Грозном – разве можно об этом забыть?!  А диссидентов?

А погибших в войне и перед войной? А теперь многие просто равняют русских с большевизмом, будто и не было у нас трехсот  лет Империи.

Так что не нравится многонациональным россиянам и их западно-либеральным оппонентам?  Почему, собственно, они так спорят, так топчутся вокруг давно павшего красного колосса?  Неужели в России-то нет других дел, кроме как спорить о снятом флаге и давно срезанном гербе?

У либералов претензии своего, особого качества. Выбор Евросоюза для них превыше всего, чистые улочки и жирный вэлфер стали Идолом, ради которого можно и забыть Отечество. Все плохо, все, абсолютно все, все валится, все гниет, страшно же жить, и конечно, пора валить! Глупцы не понимают, что в той Великой России, что у нас была, русский человек жил не хуже, чем в Европе того времени. И что русский человек может и должен жить лучше, чем в Евросоюзе, но для этого «валить» не надо, надо просто активнее участвовать в политической и общественной жизни.

Увы и ах, наши либеральные общероссийские тожечеловеки в своем стремлении к звездно-полосатому раю пошли на преступления против русских, на одобрение геноцида русских, на все, что угодно – лишь бы получить желанную «грин-карту» либо «шенген».

Но ведь беда в том, что оппоненты либералов, наши веселые, наши многонациональные, наши радостные, которые за Сталина  готовы разорвать всех в британский флаг, они ведь не лучше.

Ничто не забыт и никто не забыт, мы помним, мы гордимся…

Раньше эти слова вызывали гордость. Теперь они – как комок в горле. Как стержень в колено. Как удар в сердце. Мы помним?! Отвратительных клоунов, которые вещают с экранов телевизоров – этого добра мы видим каждый день. Какое-то у них право на Русь? Почему эти динозавры диктуют свои правила? Они же сами – сами, прошу заметить, сдали свой так любимый Союз ни за понюшку пороха, а теперь вернулись, дабы взять реванш.

Русский народ потерял в борьбе с Германией двадцать миллионов – убитые, пленные, раненые, потери гражданского населения. Но коммунисты одним махом приписывают все заслуги себе, мол, если бы не роль КПСС и лично товарищам С., то….

И никто не забыт, ничто не забыто. Но вот логичный вопрос возникает – почему 9 Мая критикуют люди, которых еще недавно трудно было заподозрить в негативном отношении к советскому прошлому? А вот в чем дело….

Допустим, есть некая управа в городе Н. А в этой управе есть некий Петро Абрамович Ерванидзе. Веселый. Упитанный. Многонациональный. Дача, машина, квартира, еще раз дача, и еще раз квартира, и еще счет в банке на много ноликов.

А тут народный сход под окном управы. Выходит Иван Топор, и спрашивает у Ерванидзе:

— Петро Абрамович, а где, собственно говоря, наши деньги? Почему дороги в таком мерзком состоянии, где обещанные детские площадки, почему у нас в районе помесь Душанбе с Баку?!

И в дикой тоске Петро Абрамович озирается по сторонам. Русских людей много собралось, опять же, журналисты уже на месте, снимают все. А ведь так все хорошо было, все распилено, все откачено, все договорено. А тут, вот – Иван, который Топор. И пристально так смотрит.

И тоскует Петро Ерванидзе. Дико. Потому что если начальство не в доле, то снимет голову, если в доле, то все равно возможны проблемы. И тут взгляд многонационального чиновника падает как раз на флаг, который держит в руках Топор.

— Это что у вас в руках?! – подбоченясь, вопрошает Ерванидзе.

— Имперский стяг.

— Ах, имперский стяг! Так вы что, фашисты?!

— Мы?! – удивляется Топор – Нет, мы русские националисты.

— Ах, так?! Да как вы…да как только язык…да что же это такое?! – радостно верещит Петро Абрамович – Значит, вы против Победы?! А?!

— Да причем тут Победа….

— А притом! Я, значит, стараюсь к нашему святому празднику, как могу, ветеранам подарки закупил, то, се, а вы, значит, фашисты, против нашего праздника?!

— До Девятого Мая еще полгода, — отвечает слегка ошалевший Топор – А вот с жилищно-коммунальным хозяйством проблемы уже сейчас…

— Что?!! Как?!! Вы что, вы там  в своем уме?! – верещит Петро Абрамович – Как вы так можете?! Да ведь…да ведь… это же наш Праздник!!! Наше все!!! Воевали!!! Сражались!!! Победа!!!

— Позвольте, но причем тут ваше воровство…

— Какое воровство?! Я!!! Ворую?! Да вы в своем уме?! Да как вы можете?! Победа!!! Победа же!!! А я вот, готовлюсь, не щадя себя!!! Все!!! Для ветеранов!!!

— Вы вор и взяточник!

— А наши деды не за то воевали, чтобы вы меня обзывали вором!!! Вы что, против нашей победы?!

— Да что вы…

— Молчать!!! Фашист!!! Осквернение памяти!!! Не забудем, не простим!!! Фашисты не пройдут!!! Они оскверняют победу!!!

Сход рассасывается, Ивана Топора приглашают проехаться с людьми в штатском, а наш улыбчивый многонациональный Петро Абрамович Ерванидзе возвращается в свой кабинет.

Советствующие прут, аки танк, не замечая, что на их горбу выезжают, как и в семнадцатом, воры и преступники. Вот уже старичок Зюганов, подбоченясь, громко заявил, что антисоветчик – значит, русофоб. Просто так, без всяких вопросов. Сказал, значится, хозяин из Политбюро, а русские должны покивать головой.

Но ведь русских никто не спрашивает. Ставят перед фактом, вот, русский, топай в совчину назад, и никто тебя не спрашивает. Сказали тебе про «дружбу народов» — значит, распахивай ворота перед гастарбайтерами, сказали про «сталинское солнце законности» — значит, строчи донос на соседа.

Однако  непримиримые бойцы диванного фронта, что в пику «советствующим» так резво сопротивляются «совку», сами не понимают,  с чем борются. Они думают, что, если свалить памятники Ульянову, взорвать Мавзолей, провести «люстрацию» (болезные, увы, не видят особенностей украинской «люстрации»), то автоматически наступит рай земной, и будет у нас великая Российская Империя, и русские станут хозяевами в доме своем, и будет у нас этакий двадцать первый век.

«Совчина» — это состояние души. Коммунисты в наши дни изо всех сил примазываются к истории Руси, стараясь выдать себя этакими «державниками-патриотами». О том, что их кумир был бандитом, который грабил людей, стараются не вспоминать. Это, знаете ли, непатриотично. Счастье трудового народа, видите ли, добывается грабежом.

И дело тут уже не в идеологии. Нынешние «коммунисты» даже не полупьяные матросы в семнадцатом году, и  не сотрудники ЧК или НКВД, а просто дельцы. Торговцы ностальгией, желающие на горбу русского народа снова въехать в рай. Нам оставили лишь девяносто последних лет, то, что можно,  а что нельзя – старательно забывается, старательно искажается. Забудь о том, что предки твои брали Париж, забудь, что русский человек до прихода Ульянова был хозяином Руси, забудь, что ты русский. Забудь. Забудь.

Так представляют ли они угрозу для русского национального дела?!  Ответ однозначный – да. Как и сто лет назад, проходимцы околпачивают русский народ, «строили бесплатные школы и больницы», «зато у нас была мощная армия и все нас боялись», и все тому подобное. Мол, снова выберите нас, красных, а мы вам вернем все, что было.

Путь русского народа есть путь имперский, путь, который  прошли, в той или иной степени, все европейские нации.  Но этот путь был прерван большевистской революцией, красным террором, путь, который так и не дошел до логического своего завершения.

 Главный аргумент коммунистов: у нас все получалось хорошо, Союз развалили враги, дайте нам попробовать еще раз. А мы вам вернем все, что было, колбаску по три пятьдесят, водочку там, ковер обязательный на стену и все такое прочее. Главное – поверьте, вспомните, дайте нам возможность войти в Кремль. А уж мы-то так развернемся!!! А уж мы-то уххх!!! А уж мы-то ах!!! Не пройдут злые буржуи и черносотенцы, не пройдут злые имперцы!!! Уж мы всех передавим, мерзавцев, ишь чего удумали! Россию им верни, буржуям недорезанным!

Вроде бы и смешны потуги наших неокоммунистов, вроде бы и не страшны. Но они есть, эти потуги.  И вот это уже не смешно.

Беда в том, что «золотой час» русского национального движения не настал. Час Х  мы благополучно проворонили, так называемый «раскол» в связи с событиями в Новороссии свел на нет все последние десять лет русского дела.  Реставрация идеалов Белого Дела и имперского национализма займет не так уж и мало времени, а противостоять необольшевизму нужно уже сейчас.

Молот Непримиримости, который должен защитить русскую нацию от реставрации совчины, должен базироваться на имперском национализме, антикоммунизме, и «третьем пути». Молот Непримиримости должен быть направлен не против идолов либо пустых символов – борьба должна идти против идеологии советизма, против идеологии красной ненависти,  и против советской лжи.

«Советский Союз – не Россия, а Россия – не Советский Союз» — справедливо сказал Иван Ильин. И он прав. Из Руси сделали «эксперимент», который в конце восьмидесятых разродился потоками гопников и оставил после себя лишь унылые хрущевки, потрепанные улицы, и невыносимую легкость постсоветского бытия. И наша задача, задача нашей формации – вернуть былое величие. Вернуть русский народ из небытия. Очиститься от красной накипи, либерального бреда и пораженчества. Очиститься, в первую очередь, от своего скептицизма, упадка, ненависти и самокопания. Очиститься от блажи про то, что нам кто-то поможет.  Никто и никогда.

Всего добьемся лишь своим трудом, лишь своим действием, лишь полная непримиримость к совчине. Но в этой непримиримости мы должны быть разумны, дабы не скатиться в русофобию, как это произошло с целым рядом так называемых «националистов».

 И в итоге диалог кардинально поменяется:

— Мы русские, наследники древней славы Русского Государства и Российской Империи, потомки бойцов Белой Гвардии, чья нация дала миру таки ученых как Ломоносов, Менделеев, Королев. Нам принадлежит крупнейшее государство в мире с самой мощной экономикой, мы являемся свободным европейским народом в содружестве европейских стран.  Аляска наша, Проливы тоже, над Кремлем имперский орел. А вы кто?

Советствующий смотрит на красный флаг.

— Эммм… Ну мы это, мы многонациональный народ имени Андропова, верные таджикоузбекомонгольские бойцы светлого социалистического будущего, пионеры – дети рабочих, вечно юные комсомольцы с партийной разнарядкой на посадку оскверняющих роль товарища Сталина. Абырвалг, абырвалг! Москомшвея! Москомшвея! Отдайте нам нашу колбасу по три пятьдесят и водочку на троих!

— Выход там, господа. Всего хорошего.

Так сжимаем же Молот истинной Непримиримости крепче, соратники, дабы не утратить Русь снова. И будем достойны славы наших предков.

«Поднимайтесь, братья, с нами, Знамя Русское шумит, Над горами, над долами, Правда Русская летит, С нами те, кто верит в Бога, с нами Русская земля…»

Иезекииль

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail