Article

Блеск последнего Царствования в воспоминаниях воспитанников Пажеского корпуса

131 views

Российская Империя начала ХХ века до сих пор остаётся для нас Атлантидой, градом Китежем – безвозвратно ушедшей страной загадок и чудес. Самый известный образ – «балы, красавицы, лакеи, юнкера» – стал её визитной карточкой в умах россиян. Как же выглядела жизнь гвардии, двора, императорской фамилии в начале ХХ века? Здесь следует предоставить слово самим участникам этих событий. И говорить будут ученики Пажеского корпуса. Образован он был в 1801 году императором Александром I, «чтобы подготовить молодых людей из лучших родовитых и служилых семей для службы в рядах войск». Туда зачислялись сыновья генералов и чиновников первых 3-х классов. Достаточно сказать, что его воспитанниками были знаменитейший полководец времён Первой Мировой войны А.А.Брусилов и последний белый вождь М.К.Дитерихс. Это было своего рода «элитой элит» среди военно-учебных заведений России, где учились лучшие из лучших. И фрагменты их воспоминаний о том, чему они были свидетелями в начале ХХ века, мы публикуем сейчас.

Публикация подготовлена по материалам сборника: «Пажи – рыцари России. (Духовное наследие Пажеского Его Императорского Величества корпуса)/ Сост. Григорьев А.Б., Хазин О.А./ под ред.Г.Г.Тупикина. – М.: Издательство «Социально политическая МЫСЛЬ», 2004.

Каменский В.

1 января 1911 года, мы в первый раз несли придворную службу в Зимнем дворце во время высочайшего выхода. Рано утром мы прибыли в корпус, где одели придворную форму: мундиры, расшитые золотом, лосины, ботфорты со шпорами и каски с белым плюмажем. В 10 ч. в придворных каретах нас отвезли в Зимний дворец, где в одной из малых гостиных наше начальство давало нам последние указания. Наконец, двери открылись, и арап пригласил камер-пажей войти в малахитовую гостиную, где собралась вся царская фамилия. Мы должны были сами отыскать своих великих княгинь, к которым были назначены, и представиться им. Фельдфебель назначался камер-пажом к Государю и 4 старших камер пажа по 2 к императрицам. Я подошёл к великой княгине Ольге Александровне, назвал себя и протянул руку. Как мне помнится, великая княгиня была в малиновом бархатном платье, расшитом золотом, с огромным шлейфом. В начале 12 часа церемониймейстеры слегка постучали своими тростями со слоновыми набалдашниками, перевязанными голубыми лентами, и начался высочайший выход. Во всех залах царила тишина. Великая княгиня шла под руку с великим князем Петром Николаевичем. Я шёл за княгиней и нёс её трен. Та картина, которую я увидел тогда, навсегда осталась у меня в памяти, проходя среди особ Императорского Дома Русской Империи, по великолепным анфиладам зал Зимнего дворца, наполненных тысячами съехавшихся на высочайший выход, и те испытания подъёма и безграничной преданности своему монарху, которые мы переживали в то время, теперь можно лишь сравнить с чудной и красивой сказкой…

Велио В.И.

В 1896 году, 14 мая, в Москве короновался на царство Государь Император Николай Александрович. В этом году оканчивал я курс учения в Пажеском Е.И.В. корпусе и с октября 1895 был уже камер-пажом. По придворным русским расположениям, на царских коронациях определённое место занимают и камер-пажи. В нашем выпуске их было тридцать шесть человек, и к маю месяцу уже все получили это звание. Легко можно было представить, как мы уже с зимы радовались, что попадём в Москву на коронацию, и ждали с нетерпением, к кому из высочайших особ нас назначат.  «…»

Со дня Царского въезда в Москву началась наша придворная служба, и больше одного часа мы свободны не были. Торжественный и величественный въезд Царя тянулся от Петровского дворца в Кремль. Государь был в форме Семёновского полка. По всему пути стояли густые толпы народа, а где позволяло только место, построены были трибуны и помосты ярусами, шпалеры войск перед панелями, весь город был украшен флагами, коврами, царскими вензелями и двуглавыми орлами. Вот в этой великолепной раме под звон всех колоколов, который сливался со звуками молитвы-гимна и несмолкаемым «Ура!», въезжал в первопрестольный свой град Русский Царь Николай II, дабы принять священное коронование на страшный, величайший и жертвенный подвиг, который вместе с короной, украшенной всеми ценностями земли, возлагал на него грозное бремя ответственности перед Богом за всех своих многомиллионных подданных. Перед часовней Иверской Божьей Матери Государь остановился, слез с коня, чтобы приложиться к московской святыне. «…» На следующий день было священное коронование в Успенском соборе. Собрались все во дворец, откуда в собор шествие происходило пешком. Вся кремлёвская площадь представляла сплошную массу голов. Путь от дворца до собора был устроен по мосткам, значительно поднятым над уровнем мостовой. Причём они были проложены не кратчайшим путём, а извивались по всей площади, дабы каждый в толпе мог бы сравнительно близко и ясно видеть всех участников шествия. Лестниц с красного крыльца и мостки были обиты красным сукном. Вдоль мостиков стояли шпалеры гвардейских полков.  Впереди шёл Царь в порфире со скипетром и державой. Государь был в форме Преображенского полка. За ним Государыня Императрица Мария Фёдоровна, как единственная коронованная, в короне и мантии, за нею Императрица Александра Фёдоровна и далее по старшинству…»

Ни убавить, ни прибавить.

Александр Томилин

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail