Article

Битва при Эрестфере

352 views

Многие события имеют свойство забываться, исчезать из памяти под давлением других событий, которые случились позже по времени. Многие исторические события прошлого были либо забыты, либо интерпретированы историками как незначительные по масштабу и влиянию в сравнении с другими громкими датами. Однако, при этом не учитывается степень того воздействия, которое вышеупомянутые события имели на современников. Ведь они не обладали способностями к предвидению и не могли знать, что произойдет в будущем, поэтому оценивали любое происшествие так, как оно повлияло на их настоящее. Поэтому оценки того или иного события со стороны современников и будущих исследователей зачастую бывают абсолютно противоположными. Об одной из таких исторических дат, недооцененных и забытых исследователями, я и хочу рассказать.

29 декабря 1701 года произошла битва при Эрестфере между русскими и шведскими войсками. Это сражение закончилось победой русской армией и стало первой крупной выигранной битвой в начавшейся за год до того Северной войне 1700 – 1721 гг. – главной войне Петра I. Также эта битва стала первой победой новой петровской армии, реформирование которой совсем недавно началось.  Она имела огромный моральный эффект и влияние на дальнейшие военные действия в Прибалтике. Рассказ об этом сражении я начну традиционно – с предыстории.

В 1700 году началась Северная война. Войну Швеции объявил Северный союз 4 государств – Саксонии, России, Датско – норвежского королевства и Речи Посполитой. Он был создан в 1699 году по инициативе польского короля и саксонского курфюрста – Августа IIСильного после тайных переговоров с Данией и Россией. Польским королем двигало желание захватить шведскую Лифляндию или Ливонию. Эта территория, давний объект польского вожделения, позволила бы Августу упрочить свою довольно непрочную власть в Речи Посполитой.

Датско – норвежское королевство под управлением короля Кристина V прежде всего желало сокрушить старого соперника в борьбе за господство на Балтийском море. Еще в 1658 году шведские войска разбили датчан во время похода в Ютландию и Зеландию и захватили часть датских провинций на юге Скандинавского полуострова, которые Кристиан теперь собрался получить обратно. Также две державы постоянно боролись за влияние на Шлезвиг – Гольштейнское герцогство, соседствовавшее с Данией на юге.

Россия во главе с царем Петром I, присоединившаяся к Северному Союзу, хотела вернуть отторгнутые у нее Швецией во время Смутного времени по Столбовскому мирному договору 1617 года территории Ингрии и Карелии, но также претендовала и на земли Ливонии, древней вотчины русских князей, борьбу за возвращение которой Русское государство начало еще во времена Ливонской войны Ивана Грозного. Выход к Балтийскому морю и «прорубание окна в Европу» были важнейшими экономическими и военными целями России. К началу Северной войны единственным портом, который обеспечивал торговлю с Европой, был Архангельск. Однако, тяжелая и крайне нерегулярная навигация в Белом мире не могла обеспечить тот уровень торговли, который требовался для развивающейся российской экономики, к тому же оно не подходило для создания морского флота, необходимого для укрепления военного могущества державы Петра.

Шведское королевство в тот период возглавлял король Карл XII. Молодость короля, которому было всего 18 лет, и его неискушенность в государственных делах стала одной из причин, по которой государства Северного союза решили объявить войну Швеции в надежде на легкую победу. Но, как показали дальнейшие события, они недооценили Карла, который очень быстро показал себя талантливым полководцем. К тому же, в тот период Швеция занимала место самой могущественной державы на Балтийском море с первоклассной армией и флотом. Шведская армия во главе с прадедушкой Карла, Густавом II Адольфом, прозванным Львом Севера, отлично зарекомендовала еще во время Тридцатилетней войны 1618 – 1638 годов. Поэтому недооценка Швеции и ее короля позже очень дорого далась коалиции.

Военные действия в феврале 1700 года начал Август II, саксонские войска которого осадили Ригу. Однако ливонская знать, несмотря на все ожидания польского короля, не поддержала его и захватить город не удалось. В августе того же года новый датский король Фредерик IVвторгся в Шлезвиг – Голштейнское герцогство. Но 10 – тысячная шведская армия во главе с королем неожиданно высаживается под столицей Дании – Копенгагеном и осадила его. Столица оказалась совершенно неготовой к обороне и, под угрозой ее разрушения Фредерик был вынужден подписать мирный договор в Травендале на условиях шведов. Дания  была выведена из войны. Услышав о поражении датчан, Август IIснял осаду Риги и отошел в Польшу. В этот период фактически лишь Россия продолжала активные военные действия.

24 августа 30-тысячная русская армия во главе с Петром I выступили в сторону крепости Нарвы, одного из главных шведских портов на Балтике. Эта крепость могла обеспечить в полной мере выход к Балтийскому морю, поэтому стала основной целью для похода. Выступление было организовано неудачно – не  было приготовлено достаточное количество припасов и корма для лошадей, из – за чего армию преследовало недоедание, плохие дороги замедляли продвижение войск. В результате осада Нарвы и соседнего Ивангорода началась только 25 октября.

Она также была организована неудачно – русская армия имела лишь легкие орудия и не могла эффективно обстреливать город. Также необходимо учитывать то, что войска находились в стадии реформирования, которое только началось, и фактически не были готовы вести войну со шведами. Армия во многом все еще была организована по принципам допетровского московского периода, которые в век линейной тактики устарели. К примеру, часть армии составляли стрелецкие полки, показавшие во время Азовских походов 1695 – 1696 годов свою не боеспособность и склонность к бунтам. Важнейшим фактором являлось то, что в русской армии под Нарвой практически все основные командные должности были заняты иностранцами, что обеспечивало дополнительные сложности при управлении войсками. В отсутствие уехавшего в Новгород для пополнения резервов Петра командование армией было поручено генерал — фельдмаршалу герцогу Карлу – Евгению де Круа, голландцу по происхождению.

По всем вышеперечисленным причинам битва под Нарвой закончилась для русской армии поражением. Высадившаяся на балтийском побережье 25 – тысячная шведская армия 19 октября достигла осажденной крепости и неожиданно атаковала русские войска. Шведы прорвали тонкую линию обороны и ворвались в лагерь. Началась паника. Солдаты, не доверявшие офицерам – иностранцам, стали избивать их. Их недоверие в полной мере оправдалось – еще до наступления решающего момента в сражении герцог де Круа вместе со своим штабом сдался в плен шведам. Однако, не все русские войска поддались панике. На правом фланге гвардейские полки в составе Преображенского, Семеновского и Лефортовского оказали ожесточенное сопротивление шведам, которым так и не удалось их разбить. На левом фланге дивизия генерала Вейде также отбила все атаки. По мнению исследователей, если бы была установлена связь между левым и правым флангами и проведена совместная атака, шведы были бы разбиты. Но разобщенность и отсутствие единого командования сыграли роковую роль.

В итоге русские войска сражались до ночи, когда бой стих. Начались переговоры о капитуляции. По их результатам русские части получили право свободного пропуска домой с оружием и знаменами, но без артиллерии. Итоговые потери русской армии составили около 8 тысяч человек, шведской – около тысячи. После этого поражения русская армия на несколько лет получила в Европе репутацию «небоеспособной», а король Карл был признан выдающимся полководцем. Но вскоре представился случай изменить эту ситуацию.

После победы над Нарвой Карл не стал начинать против России хлопотную зимнюю кампанию. Вместо этого, считая Россию неспособной на сопротивление, он выступил против Августа II. Дальнейшие события показали, что это решение стало ошибкой, которая стоила шведам выигрыша всей войны. Карл показал себя талантливым военачальником и стратегом, но крайне неразумным политиком. Он не учел титанической энергии как Русской державы, так и ее царя.

Разгром под Нарвой заставил Петра ускорить военные реформы. Фактически царь был вынужден создать новую армию и вооружить ее заново. Уже в 1701 году было отлито 300 новых пушек. Армия перестраивалась по европейским образцам, в 1705 году был проведен рекрутский набор, который впоследствии проводился каждые 5 лет, реформирована систему правления и сокращено количество иностранцев на командных должностях. Но и во время реформ военные действия продолжались.

Петр разделил армию на два фронта – одну часть он направил в Польшу на помощь Августу, а другая, под командованием генерала Шереметева, продолжила воевать в Лифляндии.

Для военных действий в Лифляндии Петром была выбрана тактика «малой войны» — русские войска летом и осенью 1701 года произвели ряд диверсионных конных рейдов на этой территории и разбили несколько небольших шведских отрядов. В декабре 1701 года был объявлен «генеральный поход» в Лифляндию, командующим которого стал генерал-аншеф Борис Петрович Шереметев.

29 декабря 1701 года Шереметев атаковал у Эрестфера, населенного пункта в 7 милях от Дерпта, шведский корпус под командованием генерал Шлиппенбаха. У Шереметева в подчинении находилось около 8 тысяч войск, у Шлиппенбаха – около 7. Сначала завязался бой русского авангарда с передовым отрядом шведов. Бой был удачен для русских – шведский отряд был полностью разбит. Получив необходимые сведения о местоположении противника, Шереметев выдвинулся против главных сил Шлиппенбаха. При атаке русским войскам удалось достичь эффекта внезапности – шведы праздновали Рождество и, зная об этом, Шереметев переправил свою армию на 2 тысячах саней по льду озера Пейпус и без промедления завязал с ними бой. Вначале он был неудачен для русских войск. Шведские войска картечью отразили первый натиск русской кавалерии. Русская артиллерия еще не подошла, поэтому поддержать наступление было нечем. Войска Шереметева были вынуждены отступить. Но тут подошли отставшие части и артиллерия, и это решило исход боя. Артиллерийским огнем наступление шведов было остановлено и русские войска снова атаковали противника. Ожесточенный бой длился 4 часа. В результате шведское сопротивление было сломлено и русские войска одержали полную победу. Шведы бросили всю артиллерию, и русская кавалерия гнала их много миль. Потери шведской армии составили 3 тысячи человек, русской – втрое меньше, около тысячи. Репутация русской армии вновь была восстановлена.

Сразу же после битвы шведские современники начали утверждать, что у Шереметева было гораздо больше войск – 12 тысяч, у Шлиппенбаха же – не более 2 тысяч. Вынужден отметить, что многие русские историки впоследствии начали вторить шведам. Так, Н.А. Шефов в своей работе «Все войны мира: Русь, Российская Империя» заявляет о 17 тысячах русских и 7 тысячах шведов в битве под Эрестфером. У других исследователей встречаются данные о 3 тысячах шведов и 17 тысячах русских. Такое число, в свое очередь, делает невозможным признание потерь шведов в 3 тысячи человек, если не утверждать, что весь их корпус был уничтожен. «Журнал Петра Великого», из которого я почерпнул данные о сражении и численности противостоящих армий, а также Е.В. Тарле в своей работе «Северная война и шведское нашествие на Россию», говорит как раз о 8 – тысячной армии Шереметева и 7 – тысячном корпусе шведов. Эти данные также повторяет и Военно–походный журнал Шереметева, составленный в 1705 году.

Многие позднейшие исследователи с обеих сторон немало раз заявляли о том, что победы русских войск объяснялись лишь их численностью и ничем иным, поэтому гордиться ими не стоит. Это, по моему мнению, крайне однобокий и просто глупый взгляд на описываемую ситуацию. Даже если бы дело обстояло так, как отмечают шведские современники и войско Шереметева имело шестикратный перевес над шведами, это говорило бы лишь о том, что Шереметев поступил правильно, атаковав шведов, и ни о чем более. Исследователи забывают или сознательно умалчивают о том, что шведская армия в описываемый период была одной из лучших в Европе и неоднократно одерживала победы над превосходящим по численности противником, к примеру, во время многочисленных датско–шведских войн или Тридцатилетней войны. Поэтому численный перевес не давал гарантии победы в сражении с ней. К тому же во время битвы под Эрестфером Шереметев фактически предвосхитил принцип Наполеона, сформулированный им через столетие после описываемых событий – «оказаться сильнее неприятеля в определенном месте в определенный момент». Именно этого и сумел добиться Шереметев. Победа в битве при Эрестфере говорит о том, что Петр и генерал Шереметев правильно воспользовались ошибкой стратегии Карла, оставившего для обороны Лифляндии слишком мало войск для отпора русской армии.

Победа под Эрестфером стала первым крупным успехом русской армии в Северной войне, задав тон последующим. Русские войска полностью рассчитались за поражение под Нарвой и восстановили репутацию России, произошел огромный подъем боевого духа. Эта победа стала первой победой новой петровской армии, доказав ее боеспособность. Огромный моральный эффект этой победы можно сравнить с первыми победами над Наполеоном в 1812 году или над немецкими войсками в 1941. Шереметев был награжден чином генерал–фельдмаршала, став, таким образом, вторым обладателем этого звания в русской армии. Также Петр Iнаградил его высшей государственной наградой – Орденом Андрея Первозванного и подарил свой портрет, усыпанный бриллиантами. Офицеры армии Шереметева были награждены специально отлитыми золотыми медалями, а рядовые получили по серебряному рублю.

Представление о шведской армии, как о непобедимой, было разрушено, и это обстоятельство, по мнению современников, было важнее любого стратегического эффекта. Русские доказали, что способны бить такого противника в равных силах, что впоследствии было не раз подтверждено.

В следующем, 1702 году, Шереметев окончательно разобьет Шлипеннбаха под Гуммельсгофом и война в Лифляндии перейдет в стадию крепостной. Впоследствии русские войска  займут Нотебург, Ниеншанц, Дерпт и Нарву, обеспечив, таким образом, выход России к Балтийскому морю. Впереди русскую армию ожидают знаменитые победы в битве под Полтавой и Гангутском бою, поставившие точку в разгроме шведских армии и флота. Однако исследователи при изучении тех событий не должны забывать о том, что свое первое боевое крещение армия Петра I получила именно в сражении под Эрестфером, сражении с одной из лучших европейских армий того времени. Победа в этом сражении доказала боеспособность новой петровской армии и стала первым примером укрепления военных сил новой могущественной державы Восточной Европы, пришедшей на смену Швеции – Российской Империи.

Гай

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail