Article

Явлинский, Грудинин, Навальный, и примкнувшая к ним Собчак

322 views

Итак, предвыборная гонка неофициально, но началась — на уровне кандидатов в президенты РФ.

Здесь всё — и смех, и грех, и странные неожиданности.

Начнём, пожалуй, со смеха: вечно молодой и вечно перспективный Григорий Явлинский (65 лет) снова идет в президенты. Лично. Ведь главное у нас что — стабильность. А Явлинский, с 1996 года, стабильно участвует в выборах президента.

Что ни говори, а марка. Или знак качества, если  угодно.

Идеи Явлинского, правда, претерпели изменения. Теперь место общечеловеческих ценностей заняла доктрина «Дома и дороги» — обещания построить каждой молодой семье по дому, и заняться масштабной реконструкцией инфраструктуры.

Попытка социал-либерализма могла бы быть засчитанной, если бы не репутация самого Явлинского — весьма мерзкая. По-сути, «молодой кандидат» — это концентрированное воплощение демшизы, классической и неистребимой. «Русских бить, деньги брать» — это именно та идея, которая сквозит между строчками предвыборной программы Григория.

Вечно молодой, вечно пьяный….

Совсем другая ситуация складывается вокруг Павла Грудинина, кандидата от КПРФ и руководителя подмосковного совхоза.

На первый взгляд, Грудинин — типичный «красный директор», из тех, кто еще имел влияние в девяностых. Дискурс, проводимый ним — типичный «советский», но при этом Павел выступает против нелегальной миграции из известных стран СНГ:

«— Может, это бред, я раньше этого никогда не делал, а сейчас делаю. Я говорю инвесторам, которые строят квартиры: смотрите на национальность. И если вы начнете продавать квартиры не тем людям, я с вами работать не буду. Есть такое понятие — фейс-контроль, когда инвестор, прежде чем купить квартиру, лично общается с каждым. Фамилия Иванов — хорошо. Загорулько — хорошо. Лукашенко — ладно. Арутюнян — подумайте. Пусть даже у вас будет меньше денег. Я не Рогозин, я не считаю, что он прав, но я вижу, что у нас проблема. Нужно все-таки ограничить въезд. Для чего такое количество узбеков? Купить средства малой механизации, и они заменят по десять узбеков. Будет в десять раз меньше дворников, зато у каждого электропылесос!

— А чем вам не нравятся узбеки?

— Я понимаю, что это проблема. Межнациональные конфликты — это будущее нашей страны. Это видно сразу. Дети в школу приходят, не зная русского языка. Они ведь приезжают аулами. Когда на площадке беленький с черненьким дерутся, если побеждает черненький, беленькие разбегаются. Если беленький побеждает, то черненькие все на беленького. И когда их двое, это не страшно, а когда их много, это беда.

У нас был случай год назад. Мальчик лет десяти наехал велосипедом на девочку лет пяти, разбил ей губу. Девочку бабушка повезла в больницу швы накладывать, а мама пошла с разборками к маме мальчика. Стала ругаться, хлопнула дверью. По большому счету инцидент исчерпан. Был бы. Если бы мама мальчика не позво­нила своему мужу. Приехали человек двадцать азербайджанцев, которые вышли на детскую площадку, нашли дедушку и папу этой девочки. И стали их избивать. Били дедушку детским велосипедом по голове. Папа лежал без сознания. И после этого сказали: мы тут вас всех перережем, если нашим детям будет что-то. Я, узнав про это, посмотрел записи видеокамер — выяснилось, что квартира, где они живут, числится за нашим работником, который получил от совхоза жилье, а эту квартиру сдает. Я вызвал его и сказал: у тебя времени — неделя. Через неделю этой семьи здесь быть не должно. Иначе ты меня знаешь: я тебя уволю, и этим твои проблемы не ограничатся. А милиционеру, начальнику, позвонил и сказал: «Вы только не берите денег. Возбỳдите уголовное дело и доведéте его до конца». В изъявительном наклонении. Потому что это очень плохая вещь. Когда наши напьются, они пойдут бить этих. И у меня будет такая каша, что мы тут не разберемся. Пострадают все…»

Да, этого как бы мало, но остальных сегодня не хватает и на такие заявления и на такие решения.

Грудинина уже выдвинул на пост кандидата в президенты пленум КПРФ, дедушка Зю кивнул согласно головой, вопросов ни у кого нет. Будет ли идти сам Грудинин до конца, или нет — покажет весна 2018 года.

И юный Октябрь впереди…

Наступает очередь греха — то есть, программы Ксении Собчак.  И здесь всё становиться ясно и понятно: миру мир, но русских давить, Крым отдать, платить и каяться (много, очень много).

В принципе, технология понятна — игра в хорошего и плохого полицейского срабатывала всегда, во все времена. И условной «плохой» Собчак, с её пораженчеством и левым либерализмом будет противостоять «хороший» Путин, с консерватизмом и патриотизмом.

Весьма логично и то, что Собчак уже в ближайшем будущем станет любимицей федеральных каналов, склоняемой в самых различных направлениях — от восторженного до самого негативного. Второго явно будет больше.

Да, в президенты. И розовое платьице в добавок.

А Навальный…молчит.

Нет, правда. Его президентская программа, в отличие от остальных (даже Явлинского) весьма сырая, ничего конкретного кроме «миримся с Западом» там нет. По сравнению с тем, что требовал Навальный в 2012 году, на лицо явная деградация, слегка приправленная «МРОТ в 25 000 рублей».

Мы можем многое! Но не сегодня…

Подвешенное состояние Алексея с лихвой компенсируется появлением на его Ютьюб-канале всяческих фриков вроде Понасенкова.

На что способен каждый из кандидатов, мы сможем увидеть лишь после Нового Года. На данный момент можно с уверенностью сказать лишь следующее:

  • Явлинский, получив свои два процента, как всегда, с гордо поднятой головой, уйдет в туман…ой, простите, на борьбу с кровавым режимом.
  • Грудинин, как «тёмная лошадка», менее прогнозируем. Он может быть в равной степени как «новой попыткой» КПРФ восстановить свои позиции, так кандидатом-спойлером.
  • Собчак — явный спойлер. Игра в плохого и хорошего полицейского началась сразу же, явно, и с бесстыдством.

Навальный….пока вне комментариев. Он может сдаться, может собирать новые митинги, агитировать или молчать — предугадать сегодня сложно.

А мы продолжаем следить за развитием событий.

 

cool good eh love2 cute confused notgood numb disgusting fail